Снежный плен (СИ), стр. 1

Глава 1 – В зиму.

Жилье в пригороде имеет массу преимуществ – чисто, тихо, безлюдно. Все, что необходимо мне. Моя работа фрилансером не предполагает оседлого образа жизни, и я часто переезжаю, меняя города и даже страны. Последний год своей жизни я провел у океана, устал от солнца, навязчивого сервиса, засилья туристов. Мне остро захотелось в немую снежную зиму. Месяца на три. А может, и больше. Разорвав свои, ни к чему не обязывающие, но уже начинающие тяжелеть, отношения, я собрал вещи и улетел в снежный ноябрь.

– Дом на четыре семьи, только что сдан, ремонт сделан, до Вас никто не жил, – лаконично объясняет хозяин квартиры. – Арендная плата и коммуналка…

Я не особо прислушиваюсь к нему, уже практически приняв положительное решение. Моя квартира на втором этаже. По словам хозяина на первом в ближайшие полгода никого не будет, так как эти квартиры принадлежат застройщику, и сейчас не сезон для продаж. В квартиру напротив сегодня-завтра заедет девушка-студентка, тоже почему-то выбравшая жилье в таком удалении. Это обнадеживает, что она, как и я, не слишком общительна. Иначе, зачем бы ей выбирать жилье в таком месте?

– Остальные дома в коттеджном поселки еще не сданы. До трассы и ближайшего магазина минут десять на машине.

Это, конечно, не совсем удобно, но я не отличаюсь рассеянностью и всегда закупаю заранее все необходимое.

Квартирка однокомнатная, но радует просторная кухня, балкон, камин и мебель в духе японского минимализма. Решено. Протягиваю конверт с оплатой арендодателю.

– Две связки ключей. Если что – звоните.

Обмениваемся коротким рукопожатием и прощаемся.

В квартире холодно. Отыскав в кладовой котел, я немного вожусь с настройкой газа, и панель мигает оранжевым, отозвавшись на мои усилия. Не раздеваясь, подхожу к окну. Снег валит крупными хлопьями и за какие-то полчаса накрывает мой новенький «Вольво» безупречным белым покрывалом. Недостроенные коттеджи смотрят на меня черными неживыми окнами.

Хочется завалиться спать, но я все-таки решаю смотаться до города и купить самое необходимое.

Почистив машину от снега, вскрываю новую пачку сигарет и затягиваюсь, кайфуя от своего полного уединения, голубых сумерек, теплого снега, тающего на моем лице и музыки, которая удачно дополняет атмосферу. То, что надо! Я хотел именно этого! Поздравляю себя с удачной сделкой.

Отъехав от коттеджного поселка, щурюсь от бьющего мне в глаза света фар. Вишневая машинка, неуверенно двигаясь по мокрому снегу, вписывается в поворот.

Соседка?..

Немного напрягает, что мое уединение будет неполным. Это, конечно, некритично. Люди интуитивно сторонятся меня. Так уж принято в нашем обществе, что человек, выглядящий успешней и привлекательнее, должен первый снисходить до общения. Я выгляжу. Но не снисхожу. Многие списывают это на высокомерие и еще Бог весть на что, но мне все равно. Новых знакомств я не ищу, старые и немногочисленные приятели меня вполне устраивают, деловой этикет мной вымуштрован до совершенства, поэтому в бизнесе проблем тоже не возникает. Женщины… Женщины никогда не были проблемой, но и не занимали весомого места в моей жизни. Красивая, интеллектуальная, сдержанная в общении, страстная в постели и готовая к эмоциональной дистанции от меня? Тогда зачет. И в сексе я буду рвать звезды с неба для нее. Мне это доставляет удовольствие. Досуг, подарки – тоже не вопрос. Но я стараюсь не привязываться и когда чувствую, что отношения начинают переходить какую-то черту, сливая меня с женщиной в одну реальность, я мягко их сворачиваю и, обычно, меняю дислокацию. Мне нравится быть одиночкой.

Навигатор помогает ориентироваться в новом городе. В такой снегопад я не решаюсь сунуться в центр и исследую ближайшие районы. Инфраструктура здесь негустая, но я обнаруживаю неплохой алкогольный бутик и магазин спортивного питания. Заход в супермаркет решаю оставить на завтра.

– Ожидается двухмесячная норма осадков… Аварийная ситуация на дорога… Вся техника брошена на устранение… – рассеянно слушаю радио, пытаясь не терять концентрацию.

Рубит нещадно. Дворники, скользящие по стеклу, убаюкивают. Сутки затянулись. Ночной перелет, покупка и оформление машины, суета с просмотрами вариантов жилья.. Я постарался свернуть это все в одни сутки. Мне нравится переезжать именно так – ничего не затягивать, с нового дня начинать новую жизнь.

У дома, под двадцатисантиметровым слоем снега, угадывается тот самый вишневый «Ситроен».

Захватив из багажника сумку, ноутбук, пакет со спиртным, чтобы заполнить бар, и пару пакетов с купленными теплыми вещами, я делаю шаг в крошечный подъезд. Дверь в подъезд наполовину приоткрыта и зафиксирована плотным валиком снега.

И о чем только думает эта девчонка, ведь весь подъезд занесет! Я раздраженно фыркаю. Снега столько, что дверь с трудом сдвигается, собирая за собой огромный сугроб. Да уж, козырек бы здесь не помешал. Плотно прикрываю за собой дверь.

Уезжая, я не включил внизу свет, соседка тоже не позаботилась об этом, руки мои заняты многочисленными сумками, поэтому подниматься приходится в кромешной темноте.

Горячий душ. Бокал виски. Подушка. В полной тишине погружаюсь в сон без сновидений.

Проснувшись только к вечеру, подхожу к окну. Твою мать… Такой метели не видел лет, наверное… Да вообще никогда не видел! За окном беспросветная снежная пелена.

Хотел же «в зиму»…

Что-то тревожно шевелится у меня внутри. Пока не поздно, нужно попасть в город. Просидеть неделю в снежной ловушке – это не критично, если там тепло, полно выпивки и еды. Но вот последним-то я как раз вчера и не озаботился.

Наскоро соорудив себе белковый завтрак из спортивного питания, я подхватываю ключи, накидываю куртку и иду к машине.

Внизу в подъезде горит свет, доносятся «металлические» звуки и сдавленная ругань. Какая-то тревожная догадка уже практически материализуется в моих еще толком не перезагрузившихся мозгах, и я спешу вниз. Навстречу мне решительно поднимается молоденькая девчонка в бесформенной толстовке. На голове капюшон, глаз не видно, в тусклом свете в глаза бросаются только четко очерченные, кажущиеся мягкими, губы. В руке она угрожающе держит железный ломик.

Мой вежливый «добрый вечер» почему-то застревает в горле. Я растерянно замедляюсь.

– Привет, сосед! Отсутствие козырька, снегопад… Подветренная сторона… И показательно подпертая в открытом состоянии дверь… Не натолкнули тебя ни на какую здравую мысль? Нет?

Моя тревога тут же обретает реальную форму. Тяжело вздохнув, я молча перехватываю из ее рук ломик и иду исправлять свой косяк.

Глава 2 – Соседка.

Остановившись перед железной дверью, я в замешательстве разглядываю ее, не понимая, как взяться за дело. Попытки воткнуть лом между косяком и дверью тщетные. Стальные листы соединены без зазора. Лом бесполезен. Рефлекторно я опираюсь плечом на дверь и пробую надавить.

С лестницы раздается тихий смешок.

– Что? – разворачиваюсь я.

Прямо-таки сочась сарказмом, она оценивающе оглядывает меня.

– Давай посчитаем? Там, за дверью, нас подпирает кубометра три спрессованного снега. Мокрого, околевшего за ночь, спрессованного снега. Возьмем по минимуму – каждый кубометр килограмм двести. А сколько весишь ты?

– «Вы», – начиная раздражаться, поправляю я. – Судя по доносившимся до меня звукам, ты и сама пыталась…

– «Вы»! – показательно поправляет меня она, задирая подбородок. – Приятного времяпрепровождения с дверью.

Глаза – пронзительные. Серые, миндалевидные, выразительные глазищи. Еще пару секунд сверлит меня взглядом, демонстративно разворачивается и с достоинством уходит вверх по лестнице. Под бесформенной длинной толстовкой угадываются точеная фигура, красивая осанка, пластика. Зависаю на тенях, играющих по ткани ее одежды, переливающихся в такт движениям. Красивая девочка… Жаль, что совершенно не мой типаж. Таких надо завоевывать, каждый день что-то доказывать. А мне в мои тридцать это уже неинтересно и, элементарно, лениво. Да и слишком молода. Ну сколько ей? Двадцать? Амбиции, романтика… Не хочу.