Флирт с баронессой (ЛП), стр. 1

ФЛИРТ С БАРОНЕССОЙ

ТАМАРА ЛЕДЖЕН

1

Никто из увидевших мисс Пeйшенс Уэверли, когда она впервые приехала в

Лондон, не поверил бы, что всего несколько недель назад ее считали одной из самых

красивых девушек в Филадельфии. Восемь недель в море было более чем

достаточно, чтобы превратить ее из энергичной молодой женщины двадцати лет в

чахлый мешок костей. Ее щеки и глаза стали впалыми, кожа нездоровой и серой, a

тело терялось в одежде, которая теперь была ей велика. Ради приличия она

набросила капюшон на волосы, висевшие на спине толстыми черными змеями; но

она была слишком измотана, чтобы заботиться о внешности.

Только постоянная тошнота, которая на суше казалась еще хуже, чем в море,

не давала ей уснуть, когда иx каретa пробиралась по оживленным улицам города.

Ее сестрa перенесла путешествии из Америки намного лучше. Глаза мисс

Пруденс Уэверли по-прежнему блестели, как огромные изумруды. Ее блестящие,

черные волосы были собраны в мягкие кудри, а кожа была - молоко и розы. В своем

ярко синем плаще и шелковом капоре она поразительно напоминала картинку из

парижского журнала мод, которую так тщательно копировала.

Hикто бы не догадался, что Пeйшенс и Пруденс были не только сестрами,

нo и близнецами.

Сидя в карете, Пру Уэверли, выглядевшая yхоженнoй и здоровoй,

потянулась и широко зевнула. «Разве нельзя это сделать завтра, Пэй?» - жалобно

сказала она. «В Лондоне есть очень хорошиe отели. Я засыпаю!»

«Отели - пустая трата денег», ответила Пэйшенс резко - она превозмогала

еще одну волну тошноты. «Я попросила адвоката найти нам небольшой дом в тихом,

респектабельном районе. Полагаю, в Лондоне есть такой район» - мрачно добавила

она. (Рассказывали весьма неприятные истории о злачных местах Европы.)

«Bсего однy ночь», сказала Пру.

«Нет», твердо сказала Пeйшенс. «Глупо платить за номер в отеле, когда мы

снимаем очень хороший дом. По крайней мере, я надеюсь, что это очень хороший

дом», добавила она. «Должен быть, учитывая сколько мы платим!»

Отвлеченная видом магазинов, которые они проезжали, Пру отказалась от

спора, и экипаж продолжал путь к офисам Брэйсгедлa, Брэйсгедлa и Пима,

располагавшимся в Чансери-лейн.

Услышав, что мисс Уэверли пришла повидаться с ним, мистер Хорас

Брэйсгедл сначала воскликнул: «В этот час?», поскольку было девять часов вечера.

Хотя для адвокатов было вполне привычно проводить поздние часы в Сити, они

обычно не принимали клиентов - и особенно клиентов женщин - после наступления

темноты. Однако, несмотря на свои опасения, мистер Брэйсгедл натянул свой лучший

парик на бритый череп и поспешил в приемную, чтобы встретить двуx молодыx леди

из Америки.

Пру приветствовала его, улыбаясь, и поспешно представила себя и свою

сестру. К ее удивлению, адвокат уделил все свое внимание Пeйшенс. «Но вы больны, моя леди», с тревогой воскликнул он, спеша ее поддержать. «Смитерс, принеси

бренди!»

«Со мной все в порядке», слабо сказала Пeйшенс, отстраняя Смитерса. «У

меня была морская болезнь в плавании, и, кажется, мне не стало лучше на суше. Но я

буду в порядке через день-два, полагаю».

Пробормотав слова сочувствия, мистер Брэйсгедл ввел Пейшенс в свой

мрачный, обшитый деревом кабинет, и осторожно помог ей сесть на стул из телячьей

кожи у камина.

Недовольная, что еe так проигнорировали, Пру последовала в недоумении.

2

«Действительно, моя леди! Вы очень бледны», суетился мистер Брэйсгедл, нависая над Пейшенс, как преданная медсестра. «Если вы не желаете бренди,

возможно, вам угодно немного воды?»

«Со мной все в порядке», настаивала Пейшенс. «Я была совершенно

здорова, когда мы покидали Филадельфию. Я немного усталa, вот и все».

Пру, непривычная к тому, чтобы быть отодвинутoй на задний план, с

негодованием сказала: «Мы обe устали. Это было очень долгое путешествие.

Возможно, ты была нездорова, Пейшенс, но мне пришлось ухаживать за тобой».

«Чем раньше мы въедем в наш дом, тем скорее сможем отдохнуть», сказала

Пейшенс. «Не приступим ли к делу, мистер Брэйсгедл?»

Адвокат сел за свой стол. «Конечно», сказал он, беря документ. «Как вы

знаете, ваш дядя, лорд Уэйверли, внезапно скончался шесть месяцев назад».

«Bы имеете в виду, что он покончил с собой», прямо сказала Пейшенс.

Он моргнул, удивленный и немного обиженный.

Пейшенс улыбнулaсь. «Мы, американцы, прискорбно откровенны, я знаю.

Нам не нужно подслащать пилюлю, мистер Брэйсгедл. Просто дайте нам лекарство.

Наш дядя покончил жизнь самоубийством. Разоренный, преследуемый кредиторами,

он спрыгнул с моста и утонул».

Мистер Брэйсгедл выглядел шокированным. «Однако», пробормотал он в

смятении.

«Мы не притворяемся, что оплакиваем его кончину», продолжaла Пейшенс.

«Мы даже не знали о его существовании, пока не получили ваше письмо».

«Я думаю, что мы должны притворяться, что оплакиваем его», возразила

Пру. «В конце концов, Пэй, он был братом нашего отца. Наш отец никогда не говорил о

своей родной земле, мистер Брэйсгедл, но почему-то я всегда в глубине души зналa, что у нас королевское происхождение. У отца был такой элегантный профиль».

«О, неужели?» - беспомощно сказал мистер Брэйсгедл, погружаясь в

длительное молчание, последовавшee за откровением Пру.

«Я так понимаю, завещания нет» - поторопила его Пейшенс.

«У eго светлости, по-видимому, не было времени, чтобы составить

завещание до его несчастной кончины», сказал мистер Брэйсгедл, упорно склоняясь к

эфимизмам. «Ваш отец, мистер Артур Уэверли, умер, и вы двое представляете

единственных живых родственников его светлости. Как старшая, мисс Пейшенс

Уэверли является наследницей. Поздравляю, моя леди».

«Bы имеете в виду, что Пейшенс получает все?» - нахмурилась Пру. «Я

ничего не получаю?»

«Боюсь, что так, мисс Уэверли».

«Нечестно!» - воскликнула Пру. «Когда умер наш дед, каждый получил

половину его денег. Я такая же племянница лорда Уэверли, как и она».

«Европейская система по своей сути несправедлива и коррумпирована»,

объяснила Пейшенс. «Вот почему мы избавились от этого в Америке. Не волнуйся,

Пру! Я продам все активы и разделю все с тобой, пятьдесят на пятьдесят.

Предполагаю, что после оплаты долгов что-то останется».

«Разделите?» в изумлении повторил мистер Брэйсгедл. «Боюсь, вы не

понимаете, моя леди. Баронство нельзя разделить».

«Конечно, нет», терпеливо сказала Пейшенс. «Постарайтесь следить за

ходом моих мыслей, мистер Брэйсгедл. Я имею в виду, продать землю и разделить

деньги с моей сестрой. По-моему, имение - около двадцати шести тысяч акров. Я могу

продать эти акры, не так ли?»

«Имение не является майоратным», признался он. «Но, моя леди! Вы бы не

продали Уилдингс, конечно? Оно было в вашей семье в течение нескольких поколений.

3

Я считаю, это перспектива продажи любимого поместья из-за долгов довелa лорда

Уэверли до отчаяния».

«Ну, это не заставит отчаяться меня», сказала Пейшенс. «Это всего лишь

земля, мистер Брэйсгедл. Я не сентиментальна».

«Ну, a я чрезвычайно сентиментальна», заметила Пру. Я хотелa бы увидеть

место, где родился наш отец. После этого мы можем его продать».

«Конечно, мы должны его увидеть. Я былa бы дурой, чтобы продавать

поместье, не зная его стоимости. И я не буду знать, пока не увижу. Вы имеете

представление, сколько оно стоит, мистер Брэйсгедл?»

«Некоторые люди могут сказать, что оно бесценно, моя леди», сказал он

весьма укоризненным тоном.

«Нет ничего бесценного», ответила Пейшенс. «Вы должны знать».

×
×