Отбор для ректора академии (СИ), стр. 1

Глава 1. Похищение

— Я не могу ничего изменить, если вас выбрали. — Секретарь смотрела на меня с искренним непониманием.

Ее взгляд словно кричал: «От чего ты пытаешься отказаться, дурочка?» А я в который раз настойчиво повторила:

— Каким образом меня выбрали, если я не вносила свое имя в сферу? Это ошибка, которую вы обязаны исправить! — Мое терпение подходило к концу, напоминая тонкий лед, по которому шли трещины. Опустив ладони на стол секретаря, я наклонилась к женщине. — Зачем нашему многоуважаемому ректору девушка, что не желает становиться его невестой? Разве отбор не добровольный? Вдруг я сделаю что-то не так, а вас потом накажут?

До угроз я опускалась крайне редко, хотя жизнь в приюте оставила неизгладимый след на моем характере. Имея невинный вид аристократки с тонкими изящными чертами лица, словно срисованными с полотен вековой давности, я обладала стальным стержнем внутри и умением быстро принимать верные решения.

Иначе бы я не только не попала в академию, но и не доучилась до последнего курса.

На самостоятельную жизнь необходимы деньги, а где их взять сироте? Только работать, совмещая с учебой.

Секретарь, поджав губы, недовольно осмотрела меня с ног до головы.

— Хорошо. Ожидайте. Я уточню этот вопрос. — Женщина поднялась и вышла из-за стола, явив миру пышные формы, заключенные в офисное черное платье. Вскоре она исчезла за соседней дверью.

Я тяжело вздохнула, мысленно досадуя на препятствия, посланные мне судьбой.

Угораздило же…

Покачала головой, чувствуя, как нелепая ситуация засасывает меня.

Когда объявили об отборе, я посчитала мероприятие абсурдом и участвовать не собиралась, но оказалась втянута против собственной воли. Ректор вздумал жениться, а вот подходящей кандидатуры не имел, и в день, когда новость сотрясла стены замка, я стала свидетелем хаоса и массового психоза, нахлынувшего на студентов магической академии Эльрата. Оглядывая столовую, я мысленно поделила всех на четыре группы. Первая — негодовавшие девушки с младших курсов, ведь участвовать было позволено лишь студенткам с последнего, которые, в свою очередь, образовали вторую группу и едва не пищали от восторга, забыв про еду на тарелках. Одна из сокурсниц за моим столом даже пролила горячий чай, что едва не обжег мне ноги. Третий лагерь образовали парни, за долю секунды превратившиеся в невидимок с задетым самолюбием. И, наконец, последняя, самая немногочисленная группа людей — я и мне подобные, желающие скорее разделаться со своим обедом и сбежать в место поспокойнее, если таковое отыщется.

Но начиная с этого злополучного дня, поделившего жизнь в замке на до и после, тихих мест не осталось. Везде, где бы я ни бывала, звучали бурные обсуждения, главной загадкой которых стал один-единственный вопрос — кто же станет женой Бенедикта Карра? Студенты даже устроили тайный тотализатор, уже тогда принимая ставки, по итогу которых главной претенденткой считали красавицу последнего курса — Меланию Тарт.

Желающих участвовать в отборе оказалось слишком много, что стало очевидной проблемой, которую быстро решили, поставив сферы в каждый из четырех Залов Силы, — по одному на каждую из башен замка. Всем претенденткам необходимо было лишь коснуться сферы студенческим амулетом, чтобы внести свое имя. И вот спустя неделю объявили двенадцать счастливиц, которые прошли в основной отбор. Знаменательное событие вновь застало студентов в столовой — сухой голос секретаря из магического рупора перечислил участниц.

Пока я флегматично планировала остаток дня: сходить в библиотеку, потом в город в лабораторию — заказ на двадцать четыре порции зелий молчания был почти готов, осталось сварить один котелок, разлить по склянкам и вручить их заказчику — прозвучало мое имя.

Я выронила ложку, что плюхнулась в тарелку с супом. На блузке расцвели красноватые пятна от брызг, а по рукам потекли капли. Подруга, сидевшая напротив, пострадала не меньше — одна из капелек замерла на ее носу, словно не решаясь скользнуть ниже.

— Мне ведь послышалось? Скажи, что да… — почти потребовала я у Маргарет, избавляя сначала ее, а потом и себя от последствий супного взрыва бытовым заклинанием.

— Нет, — отчеканила она, мотнув головой. Девушка посмотрела на меня с подозрением, в глазах стального цвета отразилась задумчивость.

Мы не зря стали подругами — наши взгляды на многие ситуации совпадали, в том числе и на отбор. И внезапно оказывается, что я прошла во второй этап… Откровенно говоря, мне бы тоже показалось это подозрительным.

— Я даже на метр не подходила к сфере. Не смотри на меня так.

Я решительно вскочила на ноги, готовая перевернуть академию вверх ногами, чтобы вычеркнуть свое имя из списка выбранных.

— Ты куда?! — бросила Маргарет, подскакивая вслед за мной.

— В приемную! — сдувая русую прядь, заползшую на лицо, выпалила я.

— Ты уверена? — с опаской переспросила подруга.

— А у меня есть выбор? — резонно возразила я и тут же увидела ответ на лице Маргарет. — Видишь, нету.

Пусть ректор был окружен ореолом обожания, приближаться к нему побаивались. На своих редких занятиях он валил всех без разбора, и даже отъявленные отличники чувствовали себя грязью под его ногами, поэтому привлекать внимание себе дороже. Да и у меня имелись личные причины держаться от Бенедикта Карра на расстоянии.

Но что мне теперь оставалось? Я уже влипла, хотя искренне надеялась, что произошедшее ошибка, которую быстро исправят.

А если не ошибка? Чья-то шутка? Может, месть?

Я выскочила из столовой, ловя на себе взгляды остальных студентов.

Боже, я будто превратилась в клоуна. Зачем они так пялятся?

Никогда мне не доставалось столько внимания, так и тянуло посмотреть в зеркало — проверить, все ли в порядке с моим внешним видом.

Вот таким образом вскоре я оказалась в приемной, столкнувшись со стеной безразличия. Судя по виду секретарши, она не верила, что мое имя в списке ошибка, а я не собиралась сдаваться. Правда, первоначальный запал чуть угас, и я действовала на природном упрямстве и понимании того, что отбор займет уйму драгоценного времени.

И ко всему прочему, это ужасно унизительно. Я слишком горда, чтобы бороться за внимание мужчины!

Я вздернула подбородок, и мой взгляд случайно наткнулся на портрет ректора, висевший на стене в приемной, — привлекательный, молодо выглядящий благодаря своей магии мужчина, да еще и богатый к тому же, близкий родственник нашего императора… Неплохой куш, я бы сказала, если была хоть чуточку бесстыдной и корыстной. Хотя корысть мне присуща и деньги я люблю. Вот только предпочитаю зарабатывать их трудом, а не через постель и покровительство, ведь брак без любви ничем от этого не отличается.

Дверь открылась, и секретарь вернулась в приемную. Села, подняла голову и с тем же каменным выражением лица, с которого началось наше общение, сказала:

— Вы остаетесь одной из двадцати четырех девушек, что выбрали для отбора.

Сердце ухнуло вниз. Я разозлилась, но взяв себя в руки, собралась вновь возразить. Однако вместо этого ошарашенно переспросила:

— Двадцати четырех? Нас же двенадцать.

— Двенадцать студенток и двенадцать выпускниц академии, вы не знали?

— Нет, — качнула я головой, сжав ладони в кулаки и забыв про манеры. — Двадцать четыре девушки для одного мужика — не жирно ли?

Империя уже давно перешагнула ступень средневековья, законы защищали в равной степени права всех жителей. Учащиеся в академии аристократы не задирали нос, ведь большая часть древних родов растеряла свои богатства, и вели простую жизнь. Но иногда случались исключения, такие как этот отбор, выбивающиеся из принятых порядков общества. И как здесь можно было не злиться?

— Да как вы смеете?! — Женщина вскочила на ноги, ее щеки возмущенно запылали, а я поняла, что перегнула палку.

Нельзя так. Я закрыла на пару мгновений глаза, стараясь успокоиться.

Новые проблемы мне ни к чему.

Я с опаской покосилась на дверь.

×
×