Добрый Кощей (СИ), стр. 1

Добрый Кощей

Глава 1. Мама делает вид, что читает книгу

Прислонив голову к стеклу, Толя исподлобья смотрел, как за окном машины проплывают деревья и выжженные солнцем поля. Он был уверен, что в его жизни началась чёрная полоса.

«Моя жизнь уже похожа на деревенский пустырь, — грустно подумал он».

Рука сама собой потянулась в карман куртки, но телефона там не было. Толя нахмурился ещё сильнее: дурацкая мамина затея — чтобы дети провели лето без гаджетов. А сама…

Толя бросил взгляд на переднее сиденье. Мама читала книгу, хотя время от времени тайком доставала телефон и просматривала сообщения, полагая, что этого никто не замечает.

Папа Толи — бородатый, в строгом костюме, но с красным галстуком-бабочкой — вёл машину, постукивая пальцами по рулю в такт музыке.

Обычно папина жизнерадостность нравилась Толе, но сейчас он почти с ненавистью глядел на плечи его пиджака. Казалось, что папа предал Толю, когда согласился с мамой. Он вообще всегда соглашался с мамой. Отправить детей в вонючую деревню на краю земли? Превосходная идея, дорогая! Отобрать у них смартфоны, заменив кнопочными трубками? Ещё лучше! Оставить их одних в компании чокнутого дяди Ивана? Ничего лучше и не придумать!

«Неужели мне стоило жить почти тринадцать лет, — горько подумал Толя, — чтобы окончить своё существование в далёкой деревне, да ещё с Риткой под боком!»

Словно почувствовав, что о ней кто-то подумал, восьмилетняя Рита перекатилась со своей части сиденья и завопила в ухо Толе:

— Смотри! Корова! Жуёт траву! В поле!

От неожиданности Толя подпрыгнул на сидении. Рита засмеялась, довольная, что напугала брата. Он сердито оттолкнул её. Преувеличено сильно ударившись о дверь, Ритка заревела:

— Мама! Скажи ему!

— Толик, перестань, — сказала мама, не оборачиваясь. Она была увлечена телефоном.

— Ритка первая начала, — отозвался Толя.

— А ты не продолжай, Анатолий, — вмешался папа. — Ты же старше.

Толя хотел сказать одно, но вместо этого сердито выкрикнул:

— Я не хочу ехать к дяде Ивану! Пусть Ритка едет одна.

— Пусть Толька едет, — тут же отозвалась сестра. — Это я не хочу.

Толя и Рита сердито отвернулись друг от друга. Каждый уставился в окно.

— К дяде Ивану вы едете оба, мама уже это обсудила.

Толя тяжело вздохнул, а Рита подвинулась к водительскому сиденью:

— Папа, а зачем дядя Иван хочет вызвать демонов с того света?

От удивления папа перестал стучать пальцами по рулю:

— Кто тебе такое сказал?

— Бабушка.

— Ваша бабушка сама кого хочешь вытянет с того света.

Мама оторвалась от телефона и строго уставилась на папу.

— Я в метафорическом смысле… — смутился папа.

Мама повернулась к Толе и Рите:

— Дядя Иван важный научный сотрудник нашего института. Но у него есть странные теории, которые разделяют не все коллеги.

Папа добавил:

— Он считает, что народные сказки это не выдумка, а описание реальных случаев контактов людей древности с существами из другого мира.

— Угу, — буркнул Толя. — Это и называется «чокнутый».

Теперь к детям повернулся папа:

— Эх, Анатолий, а когда ты был маленьким, ты любил ездить к дяде Ивану.

— И сказки я тоже любил. Но я уже вырос, а вот дядя Иван, судя по всему, нет.

— Но он собирается призвать демонов или нет? — переспросила Рита.

— Иван считает, — продолжил папа, — что существуют параллельные миры. В древности они пересекались с нашим. Оттуда появились сказки о Змее Горыныче, Бабе Яге и прочих Кощеях.

Толя неожиданно набросился на сестру, занося над ней скрюченные пальцы:

— Я Кощей! Сейчас я тебя съем!

Рита взвизгнула и подпрыгнула. Толя удовлетворённо откинулся на спинку сидения — отомстил!

— Но ты, папа, тоже учёный, — спросил Толя. — Почему ты не веришь в параллельный мир?

— Понимаешь, Анатолий, гипотеза это не вопрос веры или не веры, а вопрос доказуемости. Ни одно из предположений теории дяди Ивана невозможно доказать или воспроизвести экспериментально.

За лобовым стеклом показался забор дядиного дома, над которым виднелась ржавая крыша и возвышалась то ли антенна, то ли башня. Папа сбросил скорость:

— Чтобы подтвердить гипотезу, нужен научный эксперимент. И не один, а серия экспериментов. А вот с этим у Ивана не всё гладко.

Остановившись напротив высоких деревянных ворот, папа посигналил:

— Вот мы и приехали. Скоро сами всё узнаете. Дядя любит поговорить о своей теории.

Глава 2. Дядя Иван прорубает дверь

В одиннадцать утра, дядя Иван вышел на крыльцо бревенчатого домика и окинул двор взглядом. Уже было жарко. По вытоптанной траве бродили куры, а пёс по кличке Хромой прятался от жары в своей будке.

В центре двора, на месте старого колодца, который выкопал ещё прадед дяди Ивана, была установлена высокая конструкция из железных труб, проводов и пенометаллических щитов. На самом верху конструкции вращался большой, размером с голову, кристалл, который держался в воздухе без всякой опоры. Солнечные лучи так сверкали в гранях кристалла, что ослепляли как само солнце.

— Итак, — обратился Иван к курам, — пока не приехали племянники, нужно опробовать мета-коллайдер.

Дядя Иван подошёл к конструкции с кристаллом, рядом с ней стоял деревянный столик с ноутбуком, планшетом и другой аппаратурой. Из приборной панели в нижней части конструкции дядя вытянул провод и воткнул в планшет.

— Уважаемые коллеги, — дядя поклонился курам, потом повернулся и поклонился псу в будке: — Уважаемый академик Хромой. Вчера мы экспериментально убедились, что мета-коллайдер способен прорубить окошко в параллельный мир. Сегодня мы откроем туда целую дверь!

С этими словами дядя нажал кнопку на планшете.

Пёс-академик зевнул и убрался поглубже в конуру. Куры деловито сновали между ног Ивана. Их белое оперение можно принять за халаты, что придавало им сходство с сотрудниками института экспериментальной физики, в котором работал дядя Иван.

Конструкция задрожала. Сначала едва заметно, а потом сильно затряслась, даже пенометаллические щиты подпрыгивали, грозясь оторваться. Загадочный кристалл на вершине продолжал бешено вращаться, рассылая в стороны лучи света.

Часть пространства возле столика покрылось рябью. В воздухе словно образовалась вмятина, которая быстро превратилась в портал. Его неровные края постоянно меняли размер и светились холодным синим светом.

Пёс-академик Хромой выскочил из будки, заливаясь испуганным лаем. Куры тоже разбежались кто куда. А дядя торжественно ухмыльнулся, обращаясь к псу:

— Ну, что, господин Хромой? Вы всё ещё настаиваете на том, что я занимаюсь антинаучным бредом?

Отбрехавшись, пёс поджал хвост и забился в конуру.

— То-то же! — сказал дядя и шагнул в портал.

Его ноги ступили на землю, поросшую густым мхом, и слегка погрузились в неё. Кроссовки пропитались влагой.

Небо в этом мире было затянуто тучами странного синевато-бордового цвета. Болотистую лужайку, на которой оказался дядя Иван, обступали огромные деревья с ветками, напоминающими руки.

Лес был наполнен странными звуками, то ли завывание, то ли песнопения…

— То-то же… — повторил Иван, оглядываясь.

За его спиной светился портал, в котором виднелся солнечный двор. Академик Хромой снова прыгал на цепи и раскрывал пасть в беззвучном лае, словно призывал дядю Ивана прекратить эксперимент и вернуться.

Две курицы тоже прошли через портал и путались в ногах Ивана, не понимая, куда делся корм.

— Ну, вот, — обратился Иван к курам, — вы не верили, а я доказал свою теорию!

Дядя Иван снял с шеи фотоаппарат. Запечатлел рукастые деревья и странное небо с фантастическими тучами.

— Теперь посмотрим, кто смеётся последним... — бормотал он.

Он отошёл от портала, но не слишком далеко. Портал мог быть открытым не более получаса, после чего кристалл перегревался и отключался.