Буксир "Кузнечик" (СИ), стр. 3

Аптечки такие Эревиты не продают всем подряд, они из людей есть только у торговых представителей Земли на эревитской базе. Я её не купил, а выиграл на спор. А спор у меня вышел с одним шустрым малым, американцем, он мне груз комплектовал. Всё он Эревитами восхищался, а я возьми и спроси его — знает ли он, почему Эревиты, эревитами называются?

— Это их самоназвание!

— Да нифига, самоназвание у них состоит из двадцати согласных и пары гласных и ты их не то, что выговорить, запомнить не сможешь.

— Ну, так почему?

— А это из двух слов образовалось: Эрос и Вита, короче секс (любовь) и жизнь.

— Гонишь! Такой бред только от тебя можно услышать!

— А ты присмотрись внимательно к инопланетникам, на, что они похожи. Да на эрегированный член с короткими бочкообразными ножками вместо тестикул, вот название к ним и прилипло от какого-то хохмача учёного из первой встречи.

Ну, тут мы и замазали, он на аптечку, а я на два ящика земного пива, сумасшедшая цена для космоса два ящика то, но я ничем не рисковал, назвал их так мой родной дядя и сам мне об этом рассказал. А как проверить? Этот умник возьми и спроси у первого встречного Эровита, почему их так называют, а он и повторил мою версию, ничуть не смущаясь, просто как факт, чувство юмора, как и обидчивость, Великим Космическим Торгашам оказалось абсолютно не присуще.

Так и остался парень с открытым ртом, а я с аптечкой.

Продолжим рыться по «сусекам». Портативный земной комп в ударопрочном, герметичном «чемодане» с голографическим дисплеем- терминалом и субатомным аккумулятором. Термоодеяло — спальник, в котором должно быть комфортно, в диапазоне минус 20 — плюс 30 Цельсия. Куча всяких запасных частей от электронных компонентов до метизов и световых панелей, пара бобин с высокомолекулярной нитью-тросом (ролики-карабины в составе), два комплекта УКВ уоки-токи с антенным усилителем, сумка- холодильник на 30 литров то же с субатомной батареей.

Ревизия камбуза расстроила, посуды металлической практически нет, один пластик и кюветки для разогрева пайков, набор неплохих керамических ножей и о чудо: подарок мамы, 5-ти литровая титановая кастрюля с крышкой, а внутри ложки, вилки, поварёшки из нержавейки. А вот с едой не очень! Хватило бы до орбиты Земли, будем сидеть на диете.

Время полёта тянулось по-разному, то ускорялось, когда я рыскал по всем закоулкам буксира в поисках и систематизации полезных предметов, то замедлялось, особенно перед сном при посещении моей головы чёрными мыслями о собственном будущем.

За неделю до расчётного прибытия, стал готовить челнок к спуску. Все полезные предметы упаковал в вакуум-плёнку, и расположил в старом грузовом отсеке, отцентровал массы предметов по указке компа-навигатора, закрепил и приготовил суперпену, заполню пустоты перед посадкой. Спасательный комплект решил расположить в кресле второго пилота, сделав из него транспортный кокон, ну это позже, перед самой посадкой, там будет кроме всего прочего мой комп, а он мне ещё нужен в работе.

Пришла пора заняться эревитскими контейнерами, что внушает мне лёгкую дрожь и неуверенность.

Глава 4

В документах на груз значилось, что в одном контейнере — один роботизированный промышленный комплекс. Заказчиком выступал департамент ООН по колонизации Солнечной системы. Вот и вся информация, не густо. Попробую расспросить своего «навигатора».

— Компьютер, можешь охарактеризовать наш груз?

— Роботизированные промкомплексы.

— Это я и сам знаю. А подробней!

— Созданные по заказу Земли, автономные комплексы «первого заброса», могут самостоятельно развернуть на поверхности планеты требуемые заказчику строения и технологические цепочки.

— Какие строения и цепочки?

— У вас отсутствует допуск к информации,

— Я капитан судна попавшего в критическую ситуацию, требую всю информацию по грузу!

— У вас нет допуска, допуск может дать только эревитский представитель.

— Корабль будет вынужден войти в атмосферу Земли и груз погибнет. Мне нужно будет оставить его на орбите или каким-то образом спустить на поверхность.

— Контейнер и его содержимое в состоянии выдержать баллистический спуск на Землю.

Да уж, содержательный диалог у меня получился с этим инопланетным потомком арифмометра.

Дураку понятно, что с грузовой фермой и контейнерами я на Землю не попаду. Груз безумно жалко бросать, в моём положении каждая лишняя железка, там внизу, пригодиться. Надо будет пообщаться с компьютерами контейнеров напрямую.

Задачка была не простая, найти на поверхности контейнера инфо-разъёмы, и решилась в пять часов ползания в громоздком скафандре. Уже решив бросить это бесполезное занятие, я совершенно случайно, в блике фонаря, под одним из фиксаторов, заметил бугорок лючка. Ещё 3 часа ушло на открытие крышки и подсоединение кабеля.

Доверие к компьютеру буксира было утрачено полностью и опасаясь, что за несанкционированный доступ, он меня может вообще укокошить на собственном корабле, протянув кабель до каюты, подключил свой портативный комп. Голосовой ввод отключил, начал процедуру соединения. Удивительно, всё получилось быстро и успешно. Как только ткнул пальцем в пиктограмму порта контейнера, по экрану побежала надпись: «добро пожаловать в интерфейс промышленного, автономного комплекса».

Время за общением пролетело незаметно, но о его течении мне напомнил заурчавший желудок. Я, оказывается, вез восемь «бриллиантов» размером с вагон. Эти комплексы обладали полной энергетической независимостью и могли построить при наличии полезных ископаемых практически всё, что угодно, от траншеи и дороги до линии производства процессоров или ортопедических матрасов. Всё упиралось во время, энергию и последовательность действий. Нельзя построить космодром, не добыв, железа и не сделав для начала хотя бы колесо.

Комплекс состоял из двух подвижных роботов «пауков» и закрытой, летающей на высоте до полуметра, платформы с энергореактором и спецоборудованием. Участие человека было необходимо только в постановке задачи, всё остальное комплекс делал сам. И такого «чуда» у меня было восемь штук! Дело за малым доставить себя и контейнеры на Землю в целости и сохранности.

Ещё двое суток ушло на программирование посадочных модулей контейнеров и восстановление связи с драйверами фиксаторов. В каждом их них был маломощный антигравитатор, позволявший совершить более — менее мягкую посадку, израсходовав для этого почти все свои ресурсы. А перемешаться по поверхности он не мог, разве только плыть, используя какой- то хитрый привод, без движущихся частей отталкиваясь от силовых линий магнитного поля планеты. И плыть — очень медленно, беря пеленг на мой грави-маяк, чей идентификатор я и ввёл в память компьютеров как цель назначения.

* * *

Тормозной импульс и маневрирование на орбите практически «добили» реактор и двигатель. Пришло время расцепляться с фермой- хвостом и отправлять восемь «подарков» вниз.

Земля была тёмной, светящихся городов, дорог на ней и спутников вокруг неё не было. Комп-навигатор с ума не сошёл, и это было самое наихудшее, что произошло со мной за последние двадцать семь лет. До моего рождения под этим Солнцем было ещё 1608 лет. И под этими облаками и на берегах этих морей владычествовала Римская империя, носились орды варваров, шло время зарождения моей цивилизации, если конечно эта та, моя Земля, а не какая ни будь из «параллельных».

Времени на изучение поверхности и слишком длительных раздумий у меня не оставалось, запас кислорода и банальной еды подходил к концу. Двое суток я ещё мог накручивать витки и предаваться депрессии по поводу ситуации, но решил, тянуть не стоит.

Первым делом отпустил фиксаторы контейнеров и дал им команду на торможение и спуск в Тихий океан. Затем отстрелил стыковочный узел, хвостик-ферма, мигнув на прощание, тормозной вспышкой пошёл на затопление. Красивый — наверное, получится метеор. Самому бы не стать только росчерком болида, для этого много не надо, одна ошибка и шаттл рассыплется ещё в стратосфере.