Буксир "Кузнечик" (СИ), стр. 16

Предмет, который двое изучали под пальмой, оказался тем самым потерянным помповым дробовиком, такой часто показывают в старых фильмах про полицию. Плазменный выброс его почти не задел, только слегка опалило приклад. Закинув трофей на плечо, вернулся с верным «Попрыгунчиком» на борт шаттла, к дамам и лазарету.

Мегги сидела, попивая из стакана чай, немного бледная, с перевязанным предплечьем левой руки. Состояние её явно улучшилось с того момента, когда она осталась на попечение Лайзы и робота — хирурга. Улыбнулась и протянула мне здоровую руку, — Маргарет Корнифф, или если вам будет удобней, Маргарита Корнеева. Мои мама и папа, русские эмигранты третьей волны. А я опальный офицер Агентства по борьбе с наркотиками и как теперь понимаю, бывшая гражданка США. Вы же пилот, приютившего нас корабля?

Осторожно ответив на её рукопожатие, произнёс смущённо: не только пилот, но и владелец этого космического «корыта», Василий Дорохов. Рад приветствовать вас на борту, мэм! Как ваше самочувствие?

— Спасибо! Благодаря этой замечательной аппаратуре, — указала глазами на аптечку — заштопана и подлечена, осталось немного набраться сил, и буду в порядке. Василий извините, что не говорю на русском, он у меня не очень хорош, да и Лайза его не понимает.

— Ничего страшного, английский мой «рабочий» язык и я вас прекрасно понимаю, надеюсь и вы меня. — Попытался стянуть с себя верх комбеза и застонал от боли.

— Лайза помоги Василию! Похоже, ему здорово досталось от полинезийских воинов! Вам, что хватило ума схватиться с ними врукопашную? Они гибки как кошки и здоровы как носороги. Совсем не боялись выстрелов, наверное, просто не понимали, почему падают их товарищи. Подстрелила троих из дробовика, пока не ранили. Ещё чуть — чуть и они достали бы меня. А я не девочка, побегала по джунглям, выискивая кокаиновые плантации и лаборатории колумбийских наркобаронов. — Маргарита поправила пыльную, слипшуюся прядь своих волос, перехватила мой взгляд, — Что, не очень презентабельно выгляжу? Тебя прямо перекосило всего.

— Нет, к тебе это не относится, отхожу от схватки, наверное, уровень адреналина понизился. И знаешь, обгоревшие «человеки» пахнут не фиалками. Мне приходилось вытаскивать сгоревших ребят, из отсека станции после пожара, но тут я их сам положил. Мутит меня здорово, извини. — Пока говорил, Лиза аккуратно сняла с меня до пояса верхнюю часть комбеза. Левый бок — сплошной синяк.

— Ого, какая гематома! Рёбра не сломал? — Проведя рукой по посиневшей коже, спросила она, — надо аптечку твою приложить, Мегги уже подлечилась, «штопальщик» в коробку спрятался.

— Давай. Лишним не будет. — Задержав дыхание, вздрогнул от прикосновения холодной поверхности диагноста. Тот радостно помигав индикатором, вколол мне, одному ему известную «гадость», отключился, на прощание, посветив зелёным огоньком. — Нормально всё, ушиб сильный, сам пройдёт.

— «До свадьбы заживёт», — русская речь из уст Мегги-Марго, заставила меня поглядеть на неё более внимательно. Невысокая, плотная и пропорционально сложенная, насколько можно было судить через охотничий камуфляж, шатенка, глядела на меня добрыми и усталыми глазами цвета серой стали. Это, казалось бы, невозможное сочетание, притягивало к ней сильнее любого магнита. — Так моя мама всегда говорила, жалея мои ссадины, царапины и разбитые коленки. Девчонкой я была боевой, район Бруклина и Оушен-авеню в Нью-Йорке, конечно не Гарлем, но в моём детстве хулиганства, разборок и драк хватало. Кого-то это подтолкнуло в преступники, а меня в юристы и далее в федеральные агенты.

— Ты неплохо говоришь на русском, зря преуменьшала свои способности. — Боль в рёбрах отпустила, и оделся я уже сам. — Может, расскажешь, как ты здесь очутилась и привела за собой толпу каннибалов?

— Расскажу, конечно, не вопрос, только не сейчас. Надо мне отлежаться немного, сил совсем нет. А вам ребята придётся прибраться, там. — Марго, с трудом подняв руку, махнула в сторону люка. — Иначе скоро от вони и мух дышать будет нечем. Вы уж меня простите я вам не помощница сейчас. Поохранять ваш скорбный труд смогу, только ружьё перезаряжу. Дурацкая конструкция, трубчатый подствольный магазин, на бегу зарядить проблематично. — Не очень сноровисто из-за раненой руки, «агентша» стала загонять цилиндрики патронов в магазин, вошло только четыре.

— Да ты права, надо трупы убрать, вот только могилку для семерых придётся копать нам неделю. Как ты думаешь, их духи не очень обидятся, если сделаю погребальный костёр? — Вопрос я адресовал уже Лизе. Та неопределённо пожав плечами, молча пошла, открывать люк.

Глава 15

Этот долгий-долгий день закончился совершенно в духе сумасшедшего художника. Привязанная за руки и ноги к ложу, Лайза лежала без сознания, робот- хирург ползал по её окровавленной голове, зашивая и обрабатывая рану. Я и Мегги, ужинали, вспоминая сегодняшние события.

* * *

Нарубив веток и небольшие деревца для погребального костра, вдвоём с Лизой занялись сборкой трупов. Несколько раз меня стошнило, хотя желудок был уже пуст. Лиза же, таскала останки нападавших, совершенно спокойно, словно это были не люди, а старые вещи, которые необходимо было выкинуть за ненадобностью. Ослабевшая от потери крови и напичканная лекарствами «аптечки», Мегг сидела свесив ножки на краю люка, держа ружьё здоровой рукой, однако внимательно наблюдала за окрестностями и нами. Мои побеги в кусты доставляли ей видимое удовольствие, и сопровождались ехидными замечаниями о том, как держится девушка и как должен вести себя настоящий мужчина.

Зажечь сырое дерево удалось только при помощи пятилитровой канистры растворителя для амортизирующей пены. Неохотно костёр занялся, чёрным жирным дымом заволакивая небо, дальше я на кремацию смотреть, не стал. Когда всё прогорит, но не раньше, чем завтра, закопаем останки. Из всего трофейного оружия захватил только деревянный меч, похожий на короткое весло. Дерево было твёрдое и тяжеленное, а вся поверхность покрыта замысловатым рисунком — узором. Раньше за такой сувенир можно было удавиться, а сейчас прикидывал, куда его приспособить.

Лайза первая подошла к кораблю навстречу улыбающейся Мегги. Я отстал шагов на пять, не больше. Не убирая улыбки со своего лица, бледная и совершенно спокойная «охранница», направила ствол в грудь Лайзе.

— Стой, где стоишь! — Тёмный срез воронёного «громобоя» поднялся на уровень глаз остановившейся девушки. — Девочка ты кто такая? Тебя на самом деле как зовут? На вид ты Лайза О`Лири, а повадками другой человек. Да и человек ли?

На лбу Мегги появилась испарина, капля пота заскользила к переносице, глаза моргнули и через мгновение дробовик был в руках противницы. Всё это произошло так быстро, что я не даже не успел удивиться.

— Просчитала меня, сука! Умна, я сразу это поняла, ещё в самолёте. — Тембр голоса у Лайзы изменился, и стал более низким, но окончания слов произносились с повизгиванием. Это было бы смешно, если бы не её палец около курка.

Не надо болтать, когда стреляешь, делаешь тонкую работу или забиваешь гвозди в стену, держа остальные во рту, отвлекает, знаете ли. Новоявленная террористка забыла или не знала такого правила, за что и поплатилась. Реакция у неё была замечательная, и брошенный мной меч-весло пролетел бы мимо цели, уклонись она просто в сторону. Любопытство как говорится, кошку сгубило, не хватило долей секунды потраченных на то, что бы обернуться и её голова приняла деревянный снаряд. Вскользь, но этого хватило. Падая, инстинктивно, успела выстрелить, только вот Мегги уже убралась с линии огня, спрыгнув на землю.

Связав и затащив потерявшую сознание, уже не зная кого, внутрь отсека, утомлённо плюхнулись на пол.

— Что теперь будем делать? — дрогнувшим голосом произнесла Мэгги.

— Сначала упакуем нашего монстра в юбке, — я, мотнув головой, указал подбородком на лежащую девушку — а потом подробно разжуёшь мне свои подозрения и сделанные из них выводы.