Плейбой для феи (СИ), стр. 1

Плейбой для феи - Анна Елагина

Глава 1

«Издревле главной задачей светлых фей было следить за тем, чтобы определенные события произошли и не просто — а самым благоприятнейшим образом. На протяжении веков мы присматривали за миром недолго_живущих. И в нужное время приходили на помощь.

Иногда присутствие не оставалось незамеченным, и память о таких встречах оставалась в сказаниях, легендах и прочем. Сказка — не ложь, и намек в ней. Иногда мы сами специально "выходили на контакт".

Но не всё всегда хорошо получалось — бывали и промахи. Ими нас стращали с детства, показывая последствия: как они были, без прикрас, без цензуры, не жалея. Фея должна творить добро и не должна забывать о зле».

Молоденькая фея, потягиваясь, расправила зеленоватые крылышки и чуть встряхнула ими, следом отряхнула с себя утренние прилипшие частицы пыльцы — спать в волшебном цветке, конечно, очень хорошо и удобно, и каждый новый рассвет ты встречаешь бодрой и полной сил, но потом нужно очищать свои одежды.

Фея улыбнулась: приятные, ежедневные хлопоты-мелочи, ты привыкаешь к ним, почти не замечаешь, не придаешь значения, но именно они составляют столь значимую часть жизни. Сделав небольшую разминку, она порхнула на ближайшее пушистое облачко, а затем на следующее и следующее.

«Но сегодня моя душа поёт, сегодня моя душа переполняется трепетным предвкушением. Неужели правда? Неужели это и есть то, о чем говорили старшие феи? И это произойдет со мной? Нежный ветерок ласкает мой слух, нашептывает: скоро-скоро-беги-беги. И я убыстряю шаг. Прекрасно! Прекрасно! Чудесно. Трель сиреневых колокольчиков разливается по округе, и я слышу своё имя. Мне не страшно, чуть волнительно. Легкое прикосновение, словно кто-то неосязаемый касается. И раз Матушка-Судьба указывает на меня, значит, так тому и быть».

И вот впереди появилась золотая арка — врата в мир людей, в мир недолго_живущих — как еще называли. Фея глубоко вдохнула и решительно влетела туда.

Что нужно делать, было понятно сразу. Улица наполнялась гулом восхищенных голосов. Дамы в нарядных платьях и шляпках и статные джентльмены в строгих костюмах. И все направляются в прекрасную старинную часовню.

«Сомнений не было: свадьба, причем кого-то важного, кого-то из правящих кровей. Именно с ними у нас издревле особая связь. И я должна стать для молодых доброй феей. Проследить, чтобы самое главное торжество прошло без проблем, чтобы зачитались клятвы и епископ благословил новую семью.

Я была очень рада, что Судьба отправила именно меня. Матушка-Судьба редко ошибается, она прислушивается к нам и нашим предпочтениям. О, как мне нравятся людские свадьбы. Самое прекрасное в них — не антураж и не наряды. Я всегда смотрю в глаза, ловлю взгляды, переполненные счастьем и нежностью».

Устроившись поудобнее на высоком окне, фея взмахнула рукой от души, рассыпая невидимую человеческому взгляду пыльцу. Только маленькая собачка на руках одной из дам чихнула, метнула быстрый взгляд и приветственно тяфкнула. Хозяйка, не поняв, тут же поспешила погладить ее и пошептать, чтобы вела себя прилично.

«Всегда они так. Не замечают самого главного, да, фея?», — мысленно вздохнуло животное.

«Сейчас они сосредоточены на важном для себя, — откликнулась та. — Про меня они не знают и не узнают, а вот за молодых переживают — искренне и честно. И это подпитывает мое волшебство. Делает сильнее».

Хлопнув в ладоши, фея одарила пыльцой самих молодых.

Проводивший бракосочетание епископ подмигнул и как ни в чем не бывало с радостным выражением лица продолжил церемонию.

«Они будут любить друг друга долго и счастливо», — вновь услышала фея и повернулась: рядом беспечно болтая ногами сидел розовощекий пухлый купидон.

— Прицелься как следует, — задорно подбодрила его фея.

— А как же иначе! — рассмеялся тот, передергивая затвор револьвера. — Эй, — поймал он вопросительный взгляд феи, — нужно идти в ногу со временем. Да и все эти луки-стрелы, знала бы ты, сколь они неудобны. Я по юности, по неопытности несколько раз кожу с рук тетивой срывал, и сидишь потом, как дурак, регенерируешь.

Фея сочувственно кивнула, а купидон, прицелившись, отправил к новобрачным меткий заряд розовых сердечек.

— И детишек вам! — пожелал он. — Они двоих точно хотят, — считал желания новобрачных.

Епископ радостно вскинул руки и чуть помахал.

— Он нас заметил? — поинтересовалась фея, бросая и в того пыльцой — на благополучие ближайших дней.

— Кто-то видит больше других, — помахал в ответ купидон. — Я Лавел, — представился он. — Хочешь, слетаем сейчас куда-нибудь. Куда угодно. Полюбуемся закатом над морем, или встретим рассвет на снежной вершине.

— Прости, мне лучше остаться до конца церемонии, — мягко отказала фея, — я еще хочу проверить нет ли среди гостей черной зависти, все ли пришли с благими намерениями и убедиться, что всё пройдет гладко и без проблем.

— Что ж, бывай, — по-дружески обнял ее Лавел и исчез.

«Купидоны — такие забавные. Они просто помешаны на любви во всех ее проявлениях. Не удивительно, что они более прочно обосновались в мире людей. Я слышала, их врата никогда не исчезают, и врата у них не одни, их сотни — летай — не хочу. И потому они более вольны в перемещениях».

Молодые зачитали клятвы и обменялись кольцами. Фея невольно придохнула, увидев сияющий на пальце невесты камень: красота во плоти. А молодожены, счастливо махая гостям, уже подошли к выходу. Фея, чуть поругав себя за рассеянность, мечтательность и задумчивость, скорее поспешила туда, не забыв наложить на себя дополнительную магию невидимости.

Вот они уже позируют вспышкам фотокамер на лестнице. А вот их автомобиль — верно ждет.

«Минутку, а это что такое. Дурное предчувствие как будто схватило за горло, и нужно поспешить и присмотреться к машине. Готова поспорить на банку нектара, что вокруг нее едва заметным маревом витает плохая энергия.

Темные феи!

Дунув пыльцой, я увидела их. Так и есть! Пронырливые безобразные существа, в которых отвратительно всё: от внешности до помыслов. Их всего двое. Приняли облик массивных, зеленокожих с бородавками и редкими серыми волосенками сгорбленных старух.

Никто из людей их, конечно, не видел. А они самозабвенно, скалясь и подло хихикая, колдовали вокруг машины.

Думали, что после главной церемонии я потеряю бдительность! Думали, я испугаюсь их облика и того, что они в разы больше меня. Неважно, какого ты роста. Важны лишь помыслы твои, желания и стремления. А я больше и сильнее всего на свете сейчас хочу оградить молодых от ваших злых чар».

Фея хлопнула в ладоши и от души направила к злым целый ураган пыльцы. Тот подхватил их, закружил, откинул подальше. Не медля, фея осыпала машину невидимыми лепестками роз, снимая темную магию, и приделала к выхлопной трубе маленький, едва заметный колокольчик.

Молодые сели в авто и, продолжая махать, отправились в дальнейший путь. Фея облегченно выдохнула и хотела проследовать за ними.

— Думаешь, справилась, — окликнул ее скрипучий голос.

— Меж-ж-ская деф-чо-ка, — прошамкал второй.

Две темные как по команде ринулись к машине, но тут же отпрянули от нее, слыша звон колокольчиков.

— Мелкий, шправимся, — прогнусавили они.

И тут маленькому, тихому подпел громкий, раскатистый — от колоколов часовни.

Темные феи зажали уши, падая на колени, пригибаясь к земле. Но стоило звону стихнуть, как резко распрямились.

— Мерзкая, — проскрипела одна.

— Поплатиш-ш-шься, — раскинула руки другая.

«Последнее, что я видела, это поток самой темной, переполненной всеми страхами, болью и страданиями, энергии. Она вихрем захлестнула меня. Подняла в самую высь, прокружила. Меня словно терзали и рвали: тело, душу. Я не могла сдержать слез и тщетно рассеивала пыльцу. Но я не проиграла. Матушка-Судьба понадеялась на меня. Я помогла молодым — и это самое важное, то, что заставляет меня видеть свет в кромешной тьме.