Во власти стихии (СИ), стр. 7

…Когда-то давно, когда наш мир ещё не был разделен, а был единым целым и все магические существа жили бок о бок, правил охочий до крови и убийств князь Армад. На всей магической земле царил хаос. Сам Армад был демоном, одним из самых древних и практически непобедимым. Но однажды сильнейшие из своего рода ведьма, демон, фея и эльф вышли на битву с правителем. Они назвали себя Вечный Клан. Долго они сражались: Армад был неуязвим. Но проявив хитрость, четверка магов смогла заключить князя в вечное заточение где-то на земле Двенадцати водопадов. Они пожертвовали собой, соединив свои души и направив созданную магию на запечатывание Армада в своей тюрьме. Так образовался алмаз под названием Семя Жизни.

Некоторые утверждали, что Семя Жизни — ключ, который может открыть врата заточения Армада и выпустить его на свободу. Но большинство, как и я, считали это приукрашиванием старой легенды.

Так. Получается, что какой-то полоумный гоблин раздобыл где-то этот камень и пытался оживить древнюю страшилку. Но Вечный Клан включал в себя только самых сильных представителей рода, а Мина и Эрсул как-то не тянут на магов с высоким потенциалом. И я. Мой потенциала средний. Тогда каким образом древняя магия смогла попасть в моё подсознание? И причём здесь вообще мэрия долины Магов?

— Как себя чувствуешь, Стихиллия? — в дверях стоял Гастьян, оперевшись плечом на дверной косяк. По-видимому, он давно за мной наблюдал, а я даже не заметила.

— Да уж бывало и лучше. А как считает сэр Ирман?

— Все твои показатели в порядке. Магия камня действует на уровне, который наше целительство ещё не достигло. О твоём состоянии можно судить лишь по твоему самочувствию, — Гастьян говорил это так, будто ему было искренне жаль.

— Сколько я здесь уже нахожусь? — попыталась я перевести тему, чтобы не повязнуть в печальных размышлениях. Подумаю об этом в одиночестве. Не хочу, чтобы меня видели распускающей нюни, поэтому добавила в голос стальных ноток.

— Порядка семи часов.

— Мне нужно вернуться домой, чтобы родные не волновались.

Мужчина подошёл к моей кровати и присел на самый край. Он нервно обвел взглядом комнату, будто не зная за что зацепиться.

— Стихиллия, ты в опасности. Возвращаться домой тебе нельзя. Я предлагаю отправить посыльного с письмом для твоих родных прямо сейчас, чтобы ни ты, ни они не нервничали.

— И как же интересно я им объясню, что ушла с утра на занятия и пропала? — я усмехнулась, пряча за усмешкой страх.

— Ну, например, мы можем сообщить, что задержали тебя в комнате дознания за создание помехи службе императора и введение в заблуждение иллюзией дракона. Как тебе?

Я покраснела, сначала от стыда, а потом от злости: неудачная шутка. И вообще, нашёл когда шутить.

— Хорошо, — продолжил парень, видя, что я крайне не согласна с его предложением. Он улыбнулся, отчего на его лице выступили ямочки и заговорил снова: — Мы скажем твоим родным, что тебя вызвали на собеседование в академию Дьюксен. Ты же туда собиралась?

Злость сменило удивление. Как хорошо этот демон подготовился к нашему разговору. Небось, уже всю мою подноготную выяснил и это всего-то за пол часа!

Гастьян ещё раз обворожительно улыбнулся и у меня внутри как-то потеплело.

Демон был довольно красив. Его ярко — красные глаза притягивали и завораживали. Почему-то сейчас присутствие парня меня не напрягало, как это было после моего пробуждения, а складывалось такое ощущение, что я знала его сто лет. Да и он ведёт себя совершенно спокойно: не кричит, что влезла не в своё дело, все испортила. Хотя может только начало?

— Хорошо. А что если я…не вернусь? — от этого вопроса в глазах застыли слезы. Я боялась даже пошевелиться, иначе определённо разревусь, не в силах больше сдерживаться.

Лицо Гастьяна в миг стало серьёзным. Он осторожно положил свою руку на мою, отчего я вздрогнула и изумленно уставилась на него.

— Мы сделаем все возможное. Нам нужно только разобраться, как это сработало с тобой и обязательно найдём выход, — он говорил это с такой уверенностью, что захотелось поверить. Не думать, не анализировать, а просто поверить на слово.

— Кто это был?

От моего вопроса на лице парня отобразилась мина отвращения и ненависти, а в глазах заплясали злые огоньки.

— Я не знаю, кто это. Он всегда меняет облик. Мы зовем его Оборотень, — Гаст встал с кровати и подошёл к столу, опёрся на него руками, смотря на столешницу немигающим взглядом, продолжил: — Все началось месяц назад.

Глава 9

В один из прекрасных дней императорский дворец омрачила ужасная новость: главный оракул, молчавший почти пол сотни лет, сделал предсказание.

Слова его, как и всегда, сомнению не подвергались: ещё никогда оракул, со дня заточения самого кровавого владыки Армада, не ошибался.

Предсказание сразу же записали местные жрецы, но сколько бы они не пытались раскрыть его суть — все было тщетно.

«Когда сердце демона тронет любовь,

Эльф, невидящий мира, станет могучим,

А фея пожертвует дар, смешав кровь,

И сгустятся над миром смертельные тучи.

Посол духа смерти уж начал свой ход,

Соберёт воедино все части преданья,

По рекам из крови и морю из слез,

Доберётся до сердца всего мирозданья.

От раскаянья ведьма изменит всю суть,

Став последним ключом в запечатанной двери,

И Армад вновь задышит без своих пут,

Пожирая моря, океаны и земли.

Будет все по-другому, не так было встарь:

Лишь одна мощь с клеймом эту ношу осилит,

В поединке сойдутся смертный князь и бунтарь,

И исчезнут вдвоём, отдав жизнь в этом мире.»

Созванный императором Сарманом совет высших представителей магических рас собрал воинов из императорской службы и строго запретил разглашать весть о предсказании жителям империи, во избежание народных волнений. Предводителем отряда был назначен сэр Гастьян, в силу своих заслуг и преданности императору, а также крови высших демонов древнего рода, которая текла в его жилах.

Начало исполнения предсказания не заставило себя долго ждать. Уже через неделю в столицу пришла новость из земель, где правили эльфы: местный слепой отроду эльф стал чудом родного эльфийского леса. Никогда не видевший дневного света и не имевший предрасположенности ни к одному из магических кланов, внезапно прозрел. Но не успел он насладиться тем, чего был всегда лишен, как в его жилах забурлила великая мощь магии целительства. Ни один императорский целитель, входящий в общину, не обладал даже третьей частью его дара.

Сэр Гастьян со своим отрядом немедля отправился в Вечнозелёный лес. Но он и его воины не успели: на земли эльфов вторглись гоблины, под предводительством колдуна. Завязалась жестокая битва и, пока проливалась кровь, колдун в длинной рясе и капюшоне отыскал целителя Эрсула и заключил его душу в алмаз, зовущийся Семя Жизни.

Отряд сэра Гастьяна прибыл в самый разгар битвы, превосходство было на их стороне. Но колдун и гоблины в один миг пропали: сбежали через порталы в земле, созданные гоблинами из особого и единственного в своем роде клана Качующих. Родоначальники этого клана тысячелетиями жили под землёй и научились создавать выходы с поверхности, уходящие глубоко под землю. Его представители хранят тайну магии порталов и передают её по наследству, не разглашая её посторонним уже который век.

После неудачной попытки остановить Оборотня, императорский отряд обратился к помощи эльфийского прорицателя. Говорящий с лесными духами тоже не смог определить личности, указанные оракулом, но посоветовал Гастьяну отправиться в царство фей — Цветочную долину. Там, по его словам, должно было произойти следующие похищение души.

Уже через два дня отряд был на владениях фей. Местный мэр принял их радушно и узнав причину их появления, заверил, что ни одна из живущих на его владениях фея не смешивала кровь с кем-нибудь из существ другого рода.

В их землях это было запрещено: древнее предание гласит, что во времена правления могучего Армада, когда землю поливали кровавые дожди и не было конца войнам, принцесса фей Алианна предала и обрекла свой народ на гибель, добровольно сдавшись князю и став его любовницей. Боги строго наказали принцессу, лишив ее дара и возможности выносить ребенка, распространяя проклятие на весь род. С тех пор феи создавали семьи лишь с чародеями. Ослушавшиеся лишались своего дара навсегда и изгонялись из владений фей.