Его несносная пастушка (СИ), стр. 9

Правда, слова ее, запах ее так и засели в мозгу каким-то противоречивым сгустком. Всю дорогу до дома перед глазами стояла растрепанная Мурашкина. Паразитка в каждую встречу испытывает его на прочность, искусно играет на нервах, доводит до точки кипения. Но чего добивается? Что он простит ей машину и погонит прочь с фермы? Если так, то ее ждет большое разочарование, ибо не простит и не погонит. Теперь уже нет. Подобного отношения к себе больше терпеть не будет. Хватит! Много она вообще знает?! Елозить задницей по кактусу, видите ли! Да он практически на руках носил Возницкую, которая каталась как сыр в масле! И что? Помогло? Нет!

А перед тем как лечь спать, дал себе слово, что завтра снова поедет на ферму.

Глава 12

Этой ночью Алиса никак не могла уснуть. Мало того, что болели пощипанные места, так еще и задетая гордость саднила. Одно радовало, Илишев не погнал с фермы. Вот если он не будет приезжать слишком уж часто, то в целом жизнь наладится. Например, очень приятно было оказаться под защитой Александра, он так ловко разогнал этих злыдней Тулузских, а те видимо характером в своего хозяина.

— Чего не спишь? — повернулась к ней Теша. — Сильно болит?

— Терпимо. Просто не спится, — прошептала.

— У нас тут слухи быстро расползаются, говорят, ты хозяина водой облила, за что он тебя в гусятник отправил.

— Ну да, так и есть, — улыбнулась, вспомнив лицо Ильдара. Он был в полнейшем замешательстве, в растерянности, в шоке.

— Сдается мне, ты ему нравишься. Мужчина начинает задевать женщину, когда испытывает к ней симпатию, — подперла голову одной рукой, а второй принялась перебирать свою косу. — Ты ведь знала, что Ильдар Ренатович развелся недавно?

— Нет. И почему развелся?

— Разное говорят. Кто-то, что жена ему изменила, кто-то, что он ее избил. Но правды тут не жди, злые языки, злые сплетни. Одно знаю точно, прожили они вместе шесть лет.

— Знаешь, про симпатию, тут ты ошибаешься. Все до точности наоборот, я ведь ему машину разбила. Понятное дело, все вышло спонтанно, случайно. И вот, теперь отрабатываю долг здесь.

— Ничего себе.

— Так что, если Илишев и задевает меня, то исключительно из чувства жгучей ненависти. Впрочем, это чувство у нас взаимно.

— А долг закрыть совсем некому, да?

— Там такая сумма, — закатила глаза под лоб, — семья не потянет.

— Сочувствую. Вот, казалось бы, живем в современном мире, а правила все те же.

— Бедные всегда будут уязвимее богатых, в какое бы время мы не жили.

— Ты держись, Алиса. А если что, обращайся. Мы тут помогаем друг другу.

— Спасибо, Теш.

Наутро все повторилось — очередь в ванную, сборы, завтрак, после чего Алиса отправилась в мужской барак. Как хорошо, что завтра суббота, наконец-то поедет домой, побудет с родными, отдохнет и душой, и телом. Папа как раз баньку истопит, а там и венички у них березовые, и камни какие-то особенные, папа специально ездил за тридевять земель, выбирал, покупал. А после можно посидеть на открытой веранде, попить чаю. И вдруг стало очень-очень грустно, ведь думала, что после свадьбы приедет как раз к родителям на дачу, как с Лешей они будут сидеть на той самой веранде. Как бы Алиса ни гнала от себя мысли о бывшем парне, обида все равно пробивалась наружу, как и жалость к себе, и горечь от предательства, и боль. Да, однажды все пройдет, отболит, но пока рана еще свежая. Возможно, у Илишева тоже не отболело, вот и злится на весь белый свет.

— Привет, мам! — Алиса зажала телефон между ухом и плечом, чтобы не снимать перчатки. — Все супер, работаю. Ой, да какие сложности? — поставила швабру к стене. — Сижу себе, бумажки перебираю, таблицы заполняю. Рутина.

В этот момент в здание пожаловали работники, тогда Алиса вышла из барака, зашла за здание. И надо же, напротив на лугу как раз был Александр, да не один, а с лошадью, вернее, на лошади. Он еще и так может!

— Да, да, справляюсь, мамуль. Завтра? Конечно, приеду, а как же. Ну, наверно к обеду получится. Угу, давай. До встречи.

И, завороженная зрелищем, затаилась в укрытии. Подобные картины она только в кино видела, а теперь, пожалуйста. Огромный зеленый луг, залитый солнцем, на лугу красавец мужчина, верхом на коне. Так прекрасно, волнительно и так по-настоящему. Но любоваться истинной красотой помешал очередной звонок сотового. Управляющий на связи.

— Да, Роман Петрович. Слушаю вас.

«— Алисочка, вы бы могли подойти к дому Ильдара Ренатовича?»

— А что-то случилось?

«— Ничего особенного, это по работе»

— Сейчас буду.

Вот, что опять? Зачем? Продолжение вчерашних злоключений? Господину Илишеву показалось мало гусятника? Сегодня решил на нее овец натравить?

Через двадцать минут была на месте. А на площадке перед домом стоял блестящий Мерседес. Интересно, чей? Тут показался сам Роман Петрович.

— Алиса, для вас задание, — расплылся улыбкой.

— Готова к труду и обороне.

— Нужно машину помыть

— Помыть? Машину? — округлила глаза.

— Да, Ильдар Ренатович попросил. Стоит на второй площадке, за домом.

— Кто стоит? — вмиг побледнела.

— Так, машина стоит. За ней сегодня к обеду прибудет эвакуатор.

— А-а-а, — аж выдохнула, — хорошо, помою.

Наверняка эта затея с мытьем дело рук Илишева. Но куда деваться, должна, обязана! Алиса отыскала вторую площадку, на которой стоял тот самый Ролс Ройс, весь покрытый слоем дорожной пыли, с разбитой фарой, покореженной решеткой радиатора и приличной волной на капоте, что девушке искренне стало жаль несчастный автомобиль. Все-таки красивая тачка, новая и на тебе… Но свою Ладку стало еще жальче, той дорога теперь одна — на металлолом.

Само собой Алисе было невдомек, что за ней в это самое время наблюдали из окна второго этажа. Ильдар приехал на ферму с петухами. И до сих пор не мог дать себе ответ, какого черта приперся, когда на сегодня у него запланировано несколько важных встреч. Точнее, было запланировано, но он все отменил или перенес. Зато сюда прямо-таки примчался. А еще собирался Мерседес продавать, хорошо не продал. Эта рыжая бесстыжая чем-то влечет к себе, притом дико бесит, но влечет. Как это понять? Разве так бывает? Либо к человеку испытываешь одно, либо другое, здесь же какая-то адская смесь получается. Она наглая, дерзкая, своенравная, она рыжая, в конце концов, а рыжие его никогда не привлекали, присутствует в них какая-то бесовщинка от природы.

Но, несмотря на все эти «но», все равно хочется наблюдать за ней. Да, вот так трусливо, из укрытия, тайком. Стыдно! Ужасно стыдно вести себя подобным образов в тридцать шесть лет, имея за плечами какой-никакой, а опыт семейной жизни. Даже сейчас, глядя на девчонку, внутри беснуется раздражение вместе с желанием затащить ее в дом и отыметь. Конечно, он так делать не будет, но фантазии ушли далеко за пределы нравственности и морали.

Глава 13

Алиса тем временем намылила багажник и когда хотела смыть пену, вдруг остановилась, постояла с полминуты, а потом взяла и направила шланг на себя. Ильдар так и прилип к окну, глядя на то, как вода пропитывает одежду Мурашкиной, волосы. Понятное дело, на улице самое настоящее пекло, с утра уже под тридцать. Спустя пару секунд Илишев понял, что должен немедленно наведаться в душ. И уже стоя в кабине, постарался снять возникшее напряжение, включив холодную воду. Нет, пора заканчивать с такими эмоциональными качелями. Но, опустив голову вниз, увидел, что организм его настроен весьма решительно, тогда закрыл глаза, представил промокшую насквозь Алису, и никакая ледяная вода не удержала его от мощного взрыва.

Интересно, она вся в веснушках? Или только лицо в крапинку? А внизу тоже рыженькая? Эти мысли плавно сменяли друг друга, ибо тело наконец-то получило рязрядку, сознание просветлело, раздражение уступило место расслаблению и покою. Из душа вышел более или менее довольным. Но довольство улетучилось практически сразу, ведь около своей машины Ильдар обнаружил Филимонова. Этот плейбой местного разлива снова окучивал Мурашкину, а та и рада. Стоит там хихикает, глазками стреляет, водой в него брызгает. На машину лучше бы брызгала блудница Вавилонская!