Его несносная пастушка (СИ), стр. 7

— Прошу прощения, Александр?

Пока бригадир разворачивался, Алиса успела оценить и его греческий профиль, и молодой возраст, и мужскую стать. До чего же красивый парень! Сколько ему? Лет двадцать семь? Даже на тридцать не тянет, а уже бригадир. Но тут вспомнился Леша и зачатки хорошего настроения враз улетучились. Все мужики козлы! Хотя нет, не все, конечно. Но вот Леша и Ильдар Ренатович махровые козлороги.

— Он самый, — уставился на девушку с некоторой растерянностью, — новенькая?

— Новее не бывает, — расплылась улыбкой.

— Отлично, — в свою очередь оценил стройную фигуру. Униформа чертовски хорошо на ней сидела. — Чистка у нас происходит два раза в день, но чистка машинная.

— А мне тогда что делать?

— Можете заниматься уборкой бараков. Мы как раз остались без уборщицы. А еще будете иногда заменять девушек на личном хозяйстве владельца фермы. У него скотный двор богат живностью.

Знал бы только симпатичный Александр, что туда ей вход запрещен строго-настрого. Сам барин запретил! Что до уборщицы, то это вполне по ней, уж куда проще и лучше, чем копошиться в тоннах навоза.

— Отлично.

— Прошу прощения, а как вас зовут?

— Алиса.

— Рад знакомству и добро пожаловать в нашу команду.

— Взаимно, — не о такой команде она мечтала, ой не о такой. И вообще, сегодня должна была состояться последняя примерка платья. — Я пойду?

— Да, конечно. Если будут вопросы, вот мой номер, — протянул ей визитку, на которой черным по белому было написано только имя и телефон.

И пока девушка шла в направлении выхода, Александр все смотрел ей вслед. Рыжая! Огненно-рыжая. Определенно стоит познакомиться с ней поближе, все-таки здесь подобные экземпляры большая редкость. Из рыжих и вовсе только коровы Джерсейской породы.

Глава 9

— Блин, — Алиса с трудом поднялась с кровати.

— Что, болит все? — наоборот очень бодро встала Теша.

— Еще как. Руки, ноги, спина, шея… и это всего лишь два дня прошло.

— Привыкнешь. Сложно, конечно, но это тебя еще на хозяйский двор не отправляли. Оттуда уже три работника сбежало.

— И почему? — кое-как разогнулась.

Остальные работницы тоже поднялись и потихоньку начали выстраиваться в очередь в ванную комнату. Странная традиция. Все эти дни Алиса внимательно следила за соседками, изучала местный распорядок дня. И самым необычным была именно очередь в ванную. Неужели нельзя как-то договориться, что ли? К чему эта вереница из заспанных людей? Вот она, например, решила не участвовать в этой сомнительной авантюре, уж лучше подождать пару часов и потом спокойно помыться, привести себя в порядок.

— Хозяин очень специфический человек. И его скотина для него как вторая семья, — усмехнулась, — особенно овцы и лошади.

— Ну, кони ездовые, а что такого особенного в овцах?

— Шерсть, что ж еще. Мериносы все-таки. У него даже птица породистая. Гуси, как их там, Тулузские. Жирные такие, красивые.

— Да он прямо коллекционер, — видимо у Илишева все должно быть особенное, если тачка, то Ролс Ройс, если овца, то обязательно Меринос.

— Ой, там такие деньги, — покачала головой, — что нам и не снились.

— Это точно, — сразу вспомнила про долг.

Когда очередь наконец-то рассосалась, и труженицы разбрелись по своим делам, Алиса приступила к работе. Ей определили не только женские бараки, но и мужские. А что такое мужской барак? Это в первую очередь ядреный запах. И не сказать, что мужчины были нечистоплотными, просто работа у них такая — до седьмого пота. Но, несмотря на понимание, находиться в помещении, где живут десять мужиков, без противогаза было очень сложно. И все-таки, люди не звери, с людьми привычнее.

Однако к обеду, ровно в тот момент, когда Алиса домывала полы, поступил звонок от бригадира.

— Да, Александр!

«— Через час вам нужно быть на хозяйстве Ильдара Ренатовича, есть для вас задание. Встретимся у птичника»

— Не вопрос, буду.

Идти туда не хотелось ни разу, однако кто она здесь, чтобы выбирать чего ей хочется, чего нет. Да и Илишева на горизонте не видно.

Путь пролегал мимо особняка, красотой которого можно было восхищаться и восхищаться. Интересно, к чему на что Ильдару Хамоватовичу такие хоромы здесь? Просто чтобы были? Живет-то он явно не на ферме. А такой домина, получается, просто пустует. Н-да, бедный богатого не разумеет.

Александр меж тем уже стоял в оговоренном месте. И выглядел сегодня иначе, то ли подстригся, то ли причесался. Что в этом человеке еще было приятного, кроме внешности, так это чистота. От одежды бригадира всегда пахло стиральным порошком и кондиционером.

— Какое задание будет, господин начальник? — улыбнулась ему.

— Эм… надо птичник побелить. А для начала очистить. Все необходимое стоит вон там, — указал на ведра с побелкой у входа в помещение, где содержалась хозяйская птица. — Алиса, — вдруг замялся, — я могу пригласить вас в кафе?

— У вас тут еще и кафе есть? Удивительное место.

— Да нет, не здесь. Вы же свободны в выходные?

— Свободна, но должна буду поехать домой. Родители волнуются, а я в семье ребенок послушный.

— Так, давайте посидим где-нибудь, потом отвезу вас домой. Не думаю, что за пару часов родители вас прямо-таки потеряют.

— Я подумаю.

Дождавшись, когда новоиспеченный ухажер уйдет, Алиса первым делом набрала в поисковике ютуба, как побелить птичник. Что ж, пятиминутный ролик быстро восполнил информационный пробел. И закипела работа. Под невозмутимое курлыканье индюшек, которые сейчас были предоставлены сами себе и спокойно прогуливались туда-сюда, Алиса усердно работала метлой. Но курлыканье быстро утомило, потому девушка вставила в уши наушники и под зажигательную Neo-Tokyo продолжила борьбу с птичьим пометом, а расправившись с нечистотами, взялась за побелку — надо было распылить специальную смесь по всем поверхностям помещения. И кто бы знал, что владелец здешних угодий появится так не вовремя.

Ильдар приехал рано утром, чтобы встретиться с будущим покупателем его продукции. Он всегда лично проводил подобные встречи, лично показывал партнерам ферму. Вот и сегодня. Завершив обход и договорившись встретиться уже в городе для подписания договоров, отправился на хозяйство. Каково же было его удивление, когда обнаружил злостную нарушительницу ПДД в своем птичнике. А та, пританцовывая и не обращая внимания ни на что, орошала стены эмульсией. Стоило признать, двигалась она весьма соблазнительно. В итоге Ильдар засмотрелся на аппетитный зад девушки и не успел отойти в сторону, Алиса же снова оказалась виновата, ведь обдала его с ног до головы белесой жидкостью, в состав которой помимо побелки входили медный купорос и соль поваренная.

— Мама, — сорвалось с побледневших губ несчастной.

На что мужчина стер с лица дезинфицирующее средство, сплюнул то, что попало в рот, и уставился на вредительницу глазами хладнокровного убийцы.

— Дура криворукая, — прошипел точно змей, которому на хвост наступили. — Ты какого хрена тут делаешь?!

— А вы какого черта за мной подсматриваете?!

— Я подсматриваю?! Я вообще-то к себе пришел! Твою ж мать, — следом отряхнул костюм.

— Хотите, застираю, — пожала плечами. — Пока не высохло.

— Пошла отсюда вон! Идиотка.

— Не смейте меня оскорблять. Вы сами… идиот — прошептала чуть слышно.

— Ты опять?! — взревел. — Все! Убирайся с моей фермы! А завтра я свяжусь с твоей семейкой!

Да что ж такое-то? Она тут, значит, пашет на него — бараки моет, помет индюшачий в кучки собирает, еще и выслушивать должна? Да, за что? И, недолго думая, Алиса схватила ведро с водой.

— Вам остыть бы не помешало! — крикнула и в следующую секунду окатила Ильдара холодной водой. — Заодно и помыться! — затем опустила ведро на землю. — Адьес!

Возможно, надо было сдержаться, но в последнее время появилось слишком много желающих подпортить кровь. Достали! Переполнили чашу терпения!