Его несносная пастушка (СИ), стр. 6

— Прошу, — довел девушку до кровати, расположившейся вдоль стены, — ваше койко-место, тумбочка. Часть вещей можете убрать в шкаф, — указал на дверь с табличкой «Гардеробная».

И если бы не двадцать первый век на дворе и вполне себе современная мебель вокруг, Алиса решила бы, что находится в той самой комнате, где бытовали товарищи женщины из фильма «Девчата». Кровати в простенках между окнами, тумбочки четко с левой стороны, большой вытянутый стол по центру комнаты. Но помимо здесь была и просторная ванная, и прачечная, и кухня, и та самая гардеробная, а еще комната отдыха с диванами, плазмой, книжными стеллажами.

— Большое спасибо, — положила сумку на кровать.

— Как разберетесь, приходите в мой кабинет. Проведем инструктаж, ну и сможете уже приступить к работе, заодно с коллективом познакомитесь.

— Хорошо. А владельца не будет сегодня?

— Ильдара Ренатовича не должно быть, но кто знает. Иногда он приезжает без предупреждения.

— Вот бы не в этот раз, — кривенько улыбнулась.

— Простите за, возможно, неуместный вопрос, однако я заметил между вами и господином Илишевым некоторое напряжение. Вы ведь здесь, как бы правильнее выразиться, не по своей воле, верно? Можете не отвечать, если я сую свой нос не в свое дело, но если ответите, знайте, никто ничего не узнает.

— Да никакого секрета, Роман Петрович, — и последняя веселость сошла с лица, — я имела неосторожность разбить машину вашего работодателя. Дорогую, баснословно дорогую машину, стоимость ремонта которой смогу покрыть разве что продав обе почки и что-нибудь еще. Но Ильдар Ренатович оказался настолько милосердным, что позволил отработать долг здесь.

— Эм-м-м, а вы в курсе, какая у вас назначена зарплата? — как-то подрастерялся.

— Полагаю самый минимум. Тысяч сорок или сорок пять.

— Двадцать пять, — произнес виноватым голосом, — грязными.

— Ах, вот как… — хотелось бы сейчас взять свой скарб, бросить небрежное: «вертела я вас с такой зарплатой», и удалиться. Но, но, но, нельзя, да и не Роману Петровичу такие слова говорить, он-то вообще здесь ни при чем.

— Я думал, вы подробно оговорили условия с Ильдаром Ренатовичем.

— Нет, нет, все в порядке. В силу сложившейся ситуации особенно.

— Тогда располагайтесь, а я вас буду ждать у себя, — облегченно выдохнул и поспешил на выход.

Двадцать пять грязными — это сильно. С такой зарплатой и таким долгом, если отрабатывать по совести, придется переехать на эту ферму на ПМЖ. Алиса расстегнула чемодан, начала доставать вещи, вдруг в этот момент входная дверь открылась и на пороге появилась молоденькая девушка из ближнего зарубежья.

Глава 8

— Ты новенькая, да? — улыбнулась. — Я Теша. Кем устроилась? — сняла с головы косынку и сейчас же на плечи упали две толстые косы.

— Привет. Я Алиса. А устроилась, ну как сказать… разнорабочей.

— А-а-а, это и корову мыть, и козу доить, — закивала, — понятно. Ты разбирай вещи, разбирай. Шкафчик занимай, он с ключом, — прошла в гардеробную, — мы не воруем, но знаешь, как бывает. Пропадет что-нибудь, а никто же не ворует.

— Ясно. Спасибо, Теш. Ты давно здесь?

— Где? В России или тут? — достала из своего шкафчика футболку.

— Ну, тут.

— Полгода. До этого была на хозяйстве в одном частном доме. Но ушла. Хозяин нанял киргиза в садовники, так этот шайтан давай ко мне приставать. Я и уволилась.

— А ты…

— Из Узбекистана, — еще шире улыбнулась. — У меня здесь почти вся семья. Мама с отцом тоже на хозяйстве, братья на стройке, а я решила расти, так что, прошла курсы и сюда устроилась.

— И кем трудишься?

— Оператор машинного доения.

— Здорово.

После столь славного знакомства, а получилось оно действительно славным, ибо Теша произвела приятное впечатление, Алиса разобрала вещи и отправилась на инструктаж. Роман Петрович еще раз обвел девушку по территории, показал и коровники, и амбары, и хозяйственные ангары, а после показал личное хозяйство Илишева. Оказывается, за его особняком раскинулась еще одна ферма, но уже меньшего размера и исключительно для личного пользования. Там кого только не было, прямо целый контактный зоопарк — корова с теленком, овцы, кролики, индюшки с перепелами, гусями и курами, а еще были лошади.

— Простите, — Алиса с интересом уставилась на гнедого лоснящегося жеребца, — их господин Илишев тоже на мясо выращивает? Конина и все такое. Вроде как они это любят.

— Кто это они?! — раздалось у нее за спиной, отчего девушка побледнела, а следом правый глаз задергался. Случалось с бедняжкой такое от сильного испуга.

— Ох, Ильдар Ренатович, — расплылся улыбкой управляющий, — не думал, что приедете.

— Угу, — кивнул, продолжая сверлить черными глазами нахалку, которая не успела приехать, как снова хамит.

— Ну, кто, кто… фермеры, — поспешила исправиться.

— Эти лошади ездовые.

— А еще породистые, — кивнул Роман Петрович. — Ильдар Ренатович, я Алисе все показал, все рассказал. Считайте, она уже приступила к работе.

— И чем госпожа Мурашкина займется? — криво усмехнулся.

— Так, в коровник отправлю, пусть помогает девочкам.

— Угу, очень хорошо. Роман Петрович, оставьте нас ненадолго.

Когда управляющий ушел, Алиса нервно сглотнула. Вот зачем приперся супостат? Сидел бы в столице, страх на подчиненных нагонял. Нет же, не смог удержаться, прикатил позлорадствовать.

— Значит так, — без лишних сантиментов подошел к девушке, — здесь тебе делать нечего. Твое место где угодно, но не тут.

— Да я с радостью вообще бы вас не видела, поверьте, — сложила руки на груди.

— Взаимно.

— Простите за нескромный вопрос, а что, хрюшек не выращиваете?

— Нет, — процедил, — я торгую только правильным мясом.

— Ах, ну да… — поджала пухлые губки, — конинка, баранинка…

— Повторяю еще раз, — а глаза сузил, ноздри раздул, — мои лошади ездовые.

— Ясно, ясно. Мне туда? — указала в сторону дорожки, по которой все еще шел Роман Петрович.

— Туда. И напоминаю, бездельничать ты здесь не будешь.

— Вы еще удивитесь моей работоспособности и трудолюбию, Ильдар Ренатович. Отпускать не захотите, — после чего развернулась и была такова.

Ох, как же бесил этот индюк. Мясом правильным он торгует, понимаешь. С другой стороны, за коровками убирать как-то поприятнее будет, чем за хрюшками. С овцами там еще проще, сгреб в кучку горох и все, ни запаха, ни грязи. Ничего, справится. Заодно получит бесценный опыт.

Добравшись до барака, зашла в здание, отыскала свой рюкзак, выудила из него эйрподсы и отправилась в ближайший коровник. Какое ей сейчас дадут задание? Сразу ли вручат лопату или чуть попозже? И, морально готовая к самой грязной работе, девушка зашла в коровник. Ожидала она увидеть грязное помещение, где дурно пахнет, а несчастные животные мучаются в загонах, однако увидела нечто совершенно неожиданное. Здесь все было оборудовано по последнему слову техники — современные аппараты, снабжающие коров сеном и свежей водой, климат-контроль, раздвижная крыша, просторные территории для того, чтобы животные могли гулять и спокойно отдыхать, что собственно коровы и делали. Некоторые невозмутимо жевали сено, другие лежали на полу, также устланном сеном. У каждой буренки в ухе зеленела бирка. А вот в конце этого чудо помещения располагался огромный круг с ограждениями и доильными аппаратами.

— Да тут отряд нужен, — заодно оценила масштабы работы, — лучше три отряда.

— Алис, иди сюда, — поманила ее Теша.

— О, ты тут, отлично, — подошла к девушке. — А что мне делать-то?

— Иди к нашему бригадиру. К Саше. Он сейчас во втором коровнике. Все тебе расскажет и заданий надает, — подмигнула, — чтобы не скучала.

— Ок.

Второй коровник ничем не отличался от первого. Разве что здесь все коровы как раз стояли на круге, тогда как машины делали свое дело. За процессом наблюдали операторы, иногда подходили к аппаратам, что-то поправляли, регулировали. Александра удалось найти сразу, высокий широкоплечий мужчина стоял в центре коридора как на елани. Алиса подкралась к нему, осторожно постучала по плечу.