Его несносная пастушка (СИ), стр. 4

— Хорошо. Ты тогда набери, как доберешься до города.

— Прости, что порчу выпускной. Но мне больше не к кому… — и глаза защипало от слез.

— «А Леха не?»

— Не к кому, Игорь. Не к кому.

— «Я понял. Ладно, до связи»

Добравшись до своей машины, Алиса отпустила такси, после чего вызвала эвакуатор. И лишь потом вспомнила, что так и не позвонила родителям. Тогда скорее набрала маму, а чтобы она ничего не заподозрила, забралась в салон и включила музыку погромче. Пусть думает, что у дочери веселье полным ходом.

А «веселье» началось, когда приехал эвакуатор — два часа до Москвы, затем по пробкам до гаража Игоря, и посиделки с другом в кафешке, где пришлось рассказать ему обо всем случившемся. Игорь, будучи подшофе, само собой, пообещал переломать ребра уроду Леше, но Алисе совершенно не хотелось этих бессмысленных разборок. Тем более у мерзавца остались ее вещи, которые очень бы хотелось забрать, да и посмотреть в глаза сукину сыну тоже не помешало бы. Что до Светки, то эта дрянь умерла для нее.

Домой бедняжка попала уже глубоко за полночь. На автомате доплелась до кровати, куда рухнула прямо в одежде. За два дня предстоит решить много вопросов — забрать диплом, отменить свадьбу, сочинить правдоподобную историю для родителей, ну и, собственно, подготовиться к многомесячной каторге. А как бы хотелось повернуть время вспять и хотя бы не терять связи с реальностью после звонка «подруги». Но кто-то наверху или внизу рассудил именно так.

Тем временем в квартире на двадцать восьмом этаже столичной новостройки кипели свои страсти. Ильдар не успел переступить порог, как позвонила Оксана и заявила о желании немедленно встретиться. Сколько это еще будет продолжаться? Жена, а точнее, бывшая жена приехала спустя час после звонка.

— В чем срочность? — открыл ей дверь. — Мы вроде уже всё обсудили.

— Всё да не всё, — стройная брюнетка в дорогом костюме прошла в гостиную, оставив за собой шлейф из не менее дорогих духов, — ох, уже и вещи мои успел убрать. Быстро, однако.

— Давай ближе к делу, я не настроен на долгие беседы. Если ты не заметила, на дворе уже ночь, причем глубокая, — старался даже не смотреть на нее. День и так выдался паршивее некуда.

— Я не хочу расставаться врагами, Ильдар. Все-таки шесть лет вместе. Мы ведь можем нормально общаться, можем спокойно и цивилизованно решить все наши вопросы.

— Ага, — стянул с себя галстук, бросил на спинку дивана, — то есть, вот в чем дело. Ты хочешь, чтобы я цивилизованно сел и отписал тебе полцарства? Нет уж, этого не жди. А враждовать с тобой я не намерен, мне всего-то нужно, чтобы ты исчезла из моей жизни.

— Я имею полное право на часть имущества.

— Ты видела мои условия. Чем тебя не устраивает квартира, машина, броу-бар и те деньги на ЭКО, которые ты так старательно копила все шесть лет?

— Согласись, это капля в море против того, что у тебя появилось за все время нашего брака. Ильдар, я не прошу больше того, что мне полагается по закону.

— По закону я мог бы вообще привлечь тебя за мошенничество. Короче говоря, мы не договоримся. У нас есть опытные юристы, они и будут вести бракоразводный процесс. Я тебе предложил хороший вариант, подумай, как следует. Будешь продолжать настаивать на своем, не получишь ничего.

— Зря ты так, — подошла к окну, — знаешь, в чем твоя проблема?

На что Ильдар сел на диван, зажмурился, голова гудела:

— У меня сейчас только одна проблема, которая стоит и очередной раз жрет мой мозг.

— Ты никогда не умел слушать. Ты всегда знал, как надо, правда, тебе, а не мне.

— Да, да, ты уже говорила. Всё?

— Видела твою машину на парковке. Печальное зрелище, а ведь тачка совсем новая.

— Пошла вон, — произнес спокойно, но желваки на скулах заходили ходуном.

— Потом не говори, что я не пыталась, — демонстративно развернулась и направилась к двери.

Когда раздался громкий хлопок, Ильдар с облегчением выдохнул. Бабы совсем охамели. Правильно говорят, чем сильнее мужик любит, тем быстрее эти стервы садятся на шею. Мерзавка, что долбанула тачку, из той же когорты охамевших. Это ж надо, выскочила на красный и еще отбрехиваться начала. Можно было бы стребовать с нее по минимуму и отпустить, денег там все равно нет, но он просто обязан был наказать соплячку, чтобы впредь по сторонам смотрела. А вообще, была бы его воля, запретил бы этим обезьянам садиться за руль.

Глава 6

Алиса в свою очередь проспала оставшиеся часы, не видя снов, и проснулась как по щелчку ровно в шесть утра.

— Блин, как будто пила всю ночь, — принялась массировать виски, затем глянула на будильник. Так, первым делом надо в институт за дипломом. Из всех намеченных дел — это самое приятное.

А после душа, завтрака и аспирина, когда мозгу вернулась способность ориентироваться в пространстве и времени, Алиса собрала волю в кулак и все-таки набрала Лешу. К счастью тот ответил сразу.

— Привет, — заговорила максимально ровным спокойным голосом, — мне нужно забрать вещи. Скажи время, когда смогу подъехать.

«— Привет, Алис, — вот и привычный позитив в голосе. В какой-то момент даже показалось, что ничего не произошло, что звонок подруги был каким-то идиотским розыгрышем, но, увы, — после обеда. Можешь и до, конечно, только тогда мы со Светой будем в квартире, не думаю, что тебе захочется с нами пересекаться, поэтому лучше после. Ключи оставь консьержке»

— И это всё? — какая же он сволочь!

«— Ну, прости. Я, правда, не хочу выяснять отношения, ты же знаешь, я не люблю этого. У нас с тобой как-то разладилось что ли. Бывает»

— Угу. Ясно.

И до того стало больно, до того противно. Урод до последнего морочил голову — соглашался с выбором блюд для банкета, подписывал пригласительные, сыпал красивыми словами, ездил по ушам всем — от семьи до друзей. А, оказывается, элементарно дрейфил признаться, что уже год трахает Светочку и не собирается жениться. Решил выехать на чужом позоре. Ну, ничего, два ублюдыша решили сделать из нее козла отпущения, не выйдет! Жаль, только, машины нет. Без нее как без рук.

Вызвав такси, Алиса быстренько собралась. Ничего, диплом заберет чуть попозже, не страшно. Перво-наперво надо показать кое-кому кое-что. Девушка она воспитанная, обычно сдержанная, но тут сдерживаться — себя не уважать. Тем более злость после разговора с этим подлым трусом ну так захлестнула, что кулаки в прямом смысле зачесались.

Как доехала до дома подлеца, даже не поняла. За мыслями время пролетело незаметно, ведь главное было не растерять нужного настроя. И чтобы желание пролить кровь не угасло, Алиса снова и снова прокручивала в голове слова Светки. Из-за них она теперь должна фермачу криминального вида туеву тучу денег, должна вместо заслуженного отдыха впахивать, как какая-то крепостная крестьянка, врать родителям, тогда как голубки недобитые будут радоваться летним месяцам, и наслаждаться друг другом. Ага, щаз!

На этаже, правда, замешкалась. Вдруг захотелось плюнуть на всё и не унижаться, но ведь ее уже унизили, так что… дверь открыла как можно тише. На глаза тут же попались шмотки подруги. Вот, значит, на что потратил последнюю неделю Лешенька. Наплел, что поехал к родителям, а сам, по всей видимости, помогал Светочке с переездом. А свои вещи Алиса нашла у двери в гардеробную — распихали их по пакетам из Пятерочки. По звукам стало ясно, кто-то плещется в душе, а кто-то гремит посудой в кухне. Даже интересно, кто именно взялся за приготовление завтрака. Обычно Леша предпочитал сесть за уже накрытый стол. И каково было удивление, когда в кухне у плиты обнаружила именно его да с голой задницей, зато в фартуке.

— Привет еще раз! — произнесла громко, отчего бедолага подпрыгнул и так удачно обжегся о сковороду.

— Алиса! — побежал поливать холодной водой руку. — Я же сказал, после обеда.

— Вообще-то, ты сказал, что можно и до.

— Блин, ну хоть бы предупредила, — развернулся, чтобы не светить задом.