Его несносная пастушка (СИ), стр. 24

— Но есть и исключения, — поцеловал ее в лоб.

— Мы же постоянно собачимся, — прижалась, кто бы мог подумать, к мужу.

— Я лучше буду собачиться, но знать, что не безразличен. Ты меня любишь? — всмотрелся в испуганные глаза.

— Забавно. Разве этот вопрос задают после свадьбы?

— Алис, мы пытались жить по правилам. Ты встречалась с парнем, готовилась к свадьбе, я жил в браке много лет и надеялся, что вот-вот все наладится. Но чуда не случилось. Мы оба остались у разбитого корыта. Так, ответь на вопрос.

— Люблю, — и зажмурилась.

— Значит, все мы сделали правильно, госпожа Илишева.

— Все равно это какое-то сумасшествие. И как ты только уговорил меня? Хотя нет, ты же меня не уговаривал, а просто посадил в машину и привез сюда. А я, между прочим, мечтала о белом платье.

— И что нам мешает купить платье?

— Наверно ничего.

— Тогда в свадебный салон?

— Знаешь, — осмотрелась, вдохнула полной грудью утренний воздух, — ну его, это платье. Я за комфорт, — после чего поправила свой джинсовый комбинезон.

— В таком случае предлагаю поехать в другое место.

— В какое?

— В гараж твоего друга. Машину надо сдать в ремонт. Хотя бы дело сделаем.

— А вот это предложение мне нравится.

За пять часов они решили вопрос и с машиной, и со свадебным путешествием, купив путевки на Кубу. А когда вернулись на ферму, обнаружили нечто удивительное.

Дома их ждал накрытый стол, за которым уже сидела родня. Само собой, все были в крайне нестабильном эмоциональном состоянии. Зара нервно сворачивала салфетки лебедями, Ренат перебирал четки под столом, Виктория пыталась красиво собрать фруктовую тарелку, а Валерий считал узоры на скатерти. Для каждого сегодняшнее утро началось с шокирующей новости, матерям пришлось особенно тяжело, первым делом они помчались пить успокоительное, что до отцов, мужчины восприняли весть куда адекватнее, но за сердце, так или иначе, схватились.

— Всех приветствую! — Ильдар привычным жестом бросил ключи на консоль у двери, разулся.

Через секунду из-за его спины показалась Алиса, а увидев маму, испытала резкий позыв в туалет.

— Здравствуй, сын, — кивнул Ренат.

— Дочь? — поднялась Виктория. — Можно тебя на пару слов?

— А может, мы сначала отпразднуем? — вступил новоиспеченный зять.

Первые минут десять за столом царило гробовое молчание. Нарушил его Валерий Семенович, он встал, поднял бокал с шампанским:

— Дети, я вас от души поздравляю. Свадьба она и есть свадьба, тут положено желать молодым счастья, любви и понимания на долгие годы, чего собственно, я вам и желаю. Береги мою дочь, Ильдар, — посмотрел на него строго, — если она однажды приедет домой в слезах, больше ты её не заберешь.

— Поздравляю, сын, — чуть ли не со слезами пробормотала Зара. — Хотя бы с детьми не тяните. Ты же хочешь детей? — с прищуром глянула на Алису.

— Ну, да, — растерянно кивнула ныне сноха.

— А я желаю, — следом поднялся Ренат Рамилевич, — крепкого здоровья вам обоим. Будет здоровье, будут и силы на подвиги. Так ведь? — обратился к сыну.

— Все так, отец, все так, — кивнул с неохотой.

— Ты же мое сообщение получил?

— Получил.

— Ну-с, теперь моя очередь, — наконец-то подала голос Виктория, — я желаю вам мудрости. Уверена, Ильдар мужчина умный, способный, опытный, — сделала на последнем слове особый акцент, — а вот Алиса еще только начинает жить взрослой жизнью. Девочка она у меня домашняя, отличница, трудолюбивая и вообще замечательная, — это все было сказано, глядя на Зару. — Поэтому твоя задача, Ильдар, — повернулась к зятю, — быть ей не только мужем, — едва на сорвалась на всхлип, — но и мудрым советчиком, помощником.

Еще через час все наконец-то оттаяли. Зара снова приняла выбор сына, тем более после того, что видела на экране монитора вчера. Ренат был несказанно рад тому, что эту рыжую девушку не смутил страшный недуг сына, а Виктория с Валерием просто сдались, что толку поднимать шум, когда дело сделано.

ЭПИЛОГ

И еще месяц спустя

— Да не получится у меня! — сопротивлялась Алиса и никак не хотела садиться на лошадь.

— Перестань! Все у тебя получится! — настаивал муж.

— Ильдар!

— Алиса!

— Не хочу я!

— Ильдар Ренатович, Алиса Валерьевна, — устал слушать их препирания конюх Евгений. — Может, я пока отведу Мурашку в стойло? Она хоть сена пожует, успокоится. Вы ее до нервного срыва доведете.

— Ты лошадь Мурашкой назвал?! — напустилась на Ильдара с новой силой.

— Вообще-то тебе хотел сделать приятно, — искренне обиделся.

— Кобыла Мурашка, отлично! Сделал приятно.

— Как же с тобой сложно, — принялся массировать виски.

— Взаимно.

— Я лишь хотел прокатить тебя на лошади. Ладно, всё… не хочешь не надо.

— Хорошо, — задрала нос, — попробую.

— Точно? Лягаться не будешь?

— Ильдар?! — в секунду вскипела.

Но все-таки подошла к гнедой кобыле, одной рукой взялась за переднюю луку седла, второй схватилась за Ильдара, а ногу вставила в стремя.

— Не переживай, я тебя подтолкну.

Усилиями мужа и конюха, который придерживал лошадь, Алиса оказалась в седле. Но не прошло и минуты, как бедняжка обмякла и если бы не Ильдар, упала на землю.

— Алис? — аж побледнел. — Ты чего?

— По-моему она в обмороке, — подал голос Евгений. — Может, доктора?

— Блин.

Ильдар отнес жену в дом, уложил на диван, после чего отправился за водой, а когда вернулся, Алиса преспокойно сидела нога на ногу и лазила в своем телефоне. Илишев так и застыл на месте.

— Хорошо дома, — улыбнулась рыжая хулиганка, — никаких лошадей, никакого навоза.

— То есть, ты вот это все специально устроила? — и залпом выпил воду.

— Сядь рядом, — подняла на него игривый взгляд, — нам поговорить нужно.

На что он медленно подошел к дивану, сел и уставился на жену. Вроде и разозлиться бы на нее, но не получается. За все время, что они живут под одной крышей, ни разу серьезно не поссорились, хотя прецедентов была масса. То Алиса рвалась на работу в банк на другом конце города за какую-то совершенно смешную зарплату, убеждая его в том, что она не нахлебница и должна зарабатывать сама, то уехала к маме без предупреждения, без телефона, в итоге он чуть с ума не сошел, пока искал ее, а теща то ли специально, то ли нет, не отвечала на звонки. И таких моментов уже было много, однако стоит заглянуть в глаза этой лисице, и вся злость сходит на нет мгновенно.

— Слушаю, — приготовился услышать очередную гениальную идею, от которой у него однозначно заболит сердце.

— Я хотела еще утром сказать, но ты пристал со своими конями, как банный лист, только момент испортил.

— Алис, не пугай, а? — уже весь напрягся.

— Собственно, вот, — вытащила из кармана ветровки тест с двумя яркими полосками в окошечке. — Я же говорила, что твое поведение в амбаре нам сильно аукнется.

А он взял тест и словно пропал.

— Эй? — подергала его за рукав. — Ты тут?

— Я здесь, — произнес сдавленным голосом, а в следующий миг затянул Алису к себе на колени, — знаешь, что ты сделала?

— Что?

— Ты подарила мне новую жизнь. Настоящую.

— Люблю тебя, — прошептала ему в губы.

— Но я сильнее.

— А вот это не факт.

Конец.