Его несносная пастушка (СИ), стр. 18

— Процесс уже запущен, Мурашкина. Так что, изучай кулинарную книгу.

До дома Алисы добрались только спустя три с половиной часа. И когда остановились у калитки, бедняжка снова поддалась панике.

— Ильдар, пожалуйста, не рассказывай про аварию. Я пока не готова держать ответ еще и за это.

— О какой аварии ты говоришь? — изобразил удивление. — Тот случай останется между нами, Алис. А машина будет новая. Хотя, Лада, — скривился, — это не машина. Может, ты закинешь удочку родителям, что лучше бы продать её?

— Пусть будет Лада. На другую машину ни у меня, ни у них денег нет.

— Ладно, понял. Вернемся к этой теме, когда покорю тебя.

Вдруг раздался звонок телефона, на этот раз у Ильдара. Однако, увидев имя на экране, он резко переменился в настроении, а вызов немедленно сбросил. Правда, Алиса успела прочитать. Звонила некая Оксана, и, судя по тому, с какой злостью Илишев засунул телефон обратно в карман, это была его бывшая. Она по сей день вызывает в нем сильные эмоции. А раз так, то не пытается ли Ильдар элементарно переключиться на другую женщину, чтобы досадить бывшей жене? Ведь после развода прошло совсем мало времени.

Из машины Алиса вылезла с таким чувством, будто все происходящее — это какое-то театральное представление, где каждый играет свою роль. Она играет роль брошенной невесты, он — обманутого мужа, родители — неких второстепенных персонажей, которые пытаются накалить и без того накаленную обстановку. А когда представление подойдет к концу, и актеры получат заслуженные аплодисменты, все закончится.

Но как бы ни было, она выстоит. Просто надо быть умнее и не верить каждому красивому слову. Что до родителей, то Ильдар прав, она уже не маленькая девочка. Тем более, как показала практика, от предательства не застрахован никто. А ошибки, увы, часть нашей жизни, неотъемлемая часть.

Первым их встретил отец Алисы.

— Здравствуйте, — протянул руку Ильдару, — Валерий Семенович.

— Добрый день, очень рад. Ильдар Ренатович. Можно просто Ильдар, — пожал в ответ.

— Значит, у вас мое чадо работает? — посмотрел на дочь с сожалением, ибо уже знал, через что ей предстоит пройти.

— Да. На моей ферме. Она от вас не так-то и далеко.

— Прямо самая настоящая ферма? — пригласил их во двор.

— Самая что ни на есть настоящая. Три коровника на тысячу голов в общей сложности.

— Ничего себе. И как? Справляетесь? Все-таки кризис в стране, производство переживает не лучшие времена.

— Стараюсь, хотя не без проблем. Животноводство в принципе сфера трудоемкая и довольно проблемная. В общем, надо постоянно держать руку на пульсе.

В этот момент дверь дома открылась и на пороге появилась мама Алисы. Такая же рыжеволосая, конопатая, в круглых очках, что характерно, стройная. А Ильдару сразу вспомнилось рыжее семейство из фильма Гарри Поттер. В Мурашкиных тоже было нечто сказочное, волшебное.

— Добрый день, — кивнул хозяйке.

— Добрый, добрый, — спустилась по лестнице, не стесняясь, осмотрела гостя, после чего дежурно улыбнулась, — вы Ильдар, начальник моей Алисы, — глянула на дочь. — Верно?

— Верно.

— К тому же имеете виды на нее, верно? — снова уставилась на Ильдара, отчего он нервно моргнул. Такая маленькая женщина, а такая грозная.

Глава 26

— Имею, — улыбнулся. — Прошу прощения, как я могу к вам обращаться?

— Виктория Павловна, — и мотнула густым рыжим хвостом.

— Очень рад знакомству.

— Угу. Ну, идемте в дом. Я вас чаем угощу.

Когда же мама с отцом ушли, Алиса посмотрела на Ильдара взглядом а-ля «я же говорила», на что он обнял свою лисицу:

— У тебя очень милая мама, а еще искренняя.

— В общем, готовься к атаке со всех флангов сразу. Она тебя забросает вопросами.

— Мне скрывать в принципе нечего.

— Да не в этом дело, все ее вопросы будут ну очень неудобными. Ах, да. Мамино приглашение «на чай» тебя удивит.

И, правда. Войдя в столовую, где напротив окон расположился большой овальный стол, Ильдар искренне порадовался, что не стал плотно завтракать. Ибо на столе чего только не было — салаты, горячее, пироги, фрукты, овощи, нарезки.

— Мойте руки, — указала Виктория куда-то в сторону коридора.

И сейчас Ильдар ощутил себя самым натуральным подростком, который пришел к подружке в гости. Бывшая теща его застольями никогда не встречала, скорее наоборот, всегда старалась сделать вид, что последнюю краюшку хлеба доела с неделю назад, а теперь голодает. Максимум могла вафельным тортиком угостить, и то по большим праздникам. Да, он давал ей деньги, помог сделать ремонт, оплачивал лечение, если была необходимость, но отношение из года в год не менялось. Валентина Ивановна любила и понимала только бабки. Ему-то было плевать на это потребительство со стороны тещи, для него имели смысл лишь отношения с женой. Но яблочко от яблоньки, увы, недалеко падает. Жаль, понял это слишком поздно.

— Мам, давай помогу, — Алиса собралась было тарелки взять, но мать отогнала ее от кухни.

— Лучше иди за стол и думай над своим поведением. Господи, Алиска, он же старше тебя, — зашептала, — намного.

— Постарше, да, — залилась краской. — Но не критично.

— Еще как критично. И татарин. Ты хоть представляешь, что тебя с ним ждет?

— А тебе бы только ярлыков навешать, — выхватила из миски морковку, — пообщайся с ним, потом делай выводы.

— Я-то пообщаюсь и выводы сделаю. Всё, кыш отсюда… деловая колбаса.

Алиса застала Ильдара за бурной беседой с отцом. Они уже сидели за столом, хрустели домашними огурцами и разговаривали о премудростях домашнего хозяйства. В этот момент Алиса в чем-то согласилась с мамой, он куда умнее, мудрее и хитрее её. Плюс у него за плечами шесть лет брака, пусть неудачного, но это тоже опыт. А что она собой представляет? Только-только окончила институт, в отношениях не преуспела, ни дня толком не работала, пороху, как говорится, не нюхала. Да, ей не семнадцать, однако жизненного опыта все равно с гулькин нос. Ну, характер есть. Правда, будет ли толк от этого характера, когда мужчина рядом такой же характерный.

— О чем болтаете? — подошла к ним.

— О делах огородных, — улыбнулся папа. — Присаживайся, Кнопка.

— Кнопка? — уставился на нее Ильдар.

— Ага. Я же конопатая, отсюда и пошло. Мама у нас тоже Кнопка.

— Да, да, — закивал Валерий Семенович, — сигнальная.

Скоро перед Ильдаром появилась глубокая миска с наваристыми щами.

— Не переживайте, — подала ему ложку хозяйка, — там говядина.

— Мама, — бросила на нее злющий взгляд Алиса.

— А я что-то не то сказала? — захлопала рыжими ресницами.

— Все хорошо, — Илишев поспешил взять кусочек ржаного хлеба, — спасибо большое. Давно не ел настоящих щей.

— Вот видишь, гостю все нравится. Валера, — посмотрела на мужа, — тебе как всегда без мяса?

— Сегодня с мясом.

После такой порции Ильдар заподозрил Викторию Павловну в желании закормить его сегодня до смерти. Ибо сразу за щами ему было подано горячее — молодой картофель с бефстроганов под сметанным соусом. К горячему прилагались три разных салата, которые по заверению хозяйки, он еще никогда и нигде не пробовал. Отказывать в первый же день знакомства не хотелось, поэтому пришлось согласиться на все три, а желудку и печени пожелать большой удачи и стойкости. Так много он никогда не ел. Блюда были вкусные, сытные и казалось, этот обед никогда не закончится.

— Как вам домашние соленья? — Виктория подставила к нему поближе мисочку с помидорами и черемшой.

— Прекрасно, Виктория Павловна, — взял еще и томатик.

Тут раздался громкий дзынь, и женщина расплылась какой-то уж очень кровожадной улыбкой:

— Моя шарлотка подоспела.

А Ильдар осознал, что сегодня на этом поле потерпел фиаско. Это рыжее создание победило. Теперь с ним можно делать все, что угодно.

— Я понял тактику твоей матушки, — откинулся на спинку стула, — она решила начинить, обездвижить, а потом сделать какой-нибудь рулет из неугодного ухажера ее дочери.