Его несносная пастушка (СИ), стр. 14

— Просто интересно. Я любопытная.

— В ресторан мы едем, как и говорил. Расположен он на территории дома отдыха. Там можно вкусно поесть и приятно провести время. Есть озеро с возможностью арендовать прогулочный катер или обычную лодку. Достаточно подробно?

— Более чем. А название?

— Мурашкина? — припечатал ее к креслу тяжелым взглядом.

— Все, все, молчу. А надолго мы едем?

— Да что ж такое, — закатил глаза под лоб.

— Мне маме смс сбросить нужно, чтобы не волновалась. Она у меня очень нервная.

— Знаешь, продолжительность нашего свидания будет зависеть от заинтересованности обоих в присутствии на этом самом свидании.

— Значит, часа два или три, — принялась набирать сообщение.

А Ильдар лишь посмотрел на нее с искренним удивлением. Но ему это нравилось. И отчего-то захотелось познакомиться с ее родителями, в первую очередь, чтобы успокоить мать, коль та переживает за дочь.

До подмосковного дома отдыха под незатейливым названием «Озерцово» добрались быстро. Глядя на ничем не примечательные ворота и местами разбитую парковку, дальше Алиса ожидала увидеть типичный пансионат, однако увидела нечто совершенно особенное. Для начала Ильдар привел ее на смотровую площадку, с которой открывался вид на всю территорию дома отдыха. Помимо главного здания здесь имелось много небольших коттеджей, расположившихся вдоль берега, у каждого коттеджа была своя небольшая пристань. И вся эта красота утопала в зелени соснового леса.

— Ого, — даже растерялась, — обалдеть, как красиво.

— Так что? Теперь убедилась в моих намерениях?

— А какие у тебя намерения? — развернулась к нему лицом.

— Благие, — усмехнулся. — Я пытаюсь подружиться, Алис. Неужели не видно?

— Надеешься, что спустя пятнадцать свиданий мы станем лучшими друзьями? — и закусила губу.

— Идём.

Надеялся-то он совершенно на другое. И лучшие друзья — это худшее, что между ними может случиться.

Ресторан находился в главном здании. Хостес встретила гостей с широкой улыбкой на лице, а Ильдару презентовала еще и томный кошачий взгляд, правда, тот на него никак не отреагировал.

— Частый гость здесь? — Алиса осмотрела помещение.

Интерьер напоминал дворянскую усадьбу. Нежно-голубые обои с золотистым узором, лепнина на потолке, люстры под старину, круглые столы, накрытые белыми ажурными скатертями, а на стульях такие же белые чехлы. Благородно, изысканно, богато, притом очень воздушно и утонченно.

— Можно сказать и так. Раньше снимал здесь коттедж. От фермы недалеко, удобно. Кстати, у ресторана есть открытая веранда, можем расположиться там.

— Было бы здорово.

— Мы хотим на веранде, — кивнул брюнетке.

— Хорошо, пройдемте.

Оказавшись на просторной дощатой веранде с видом на озеро, Алиса впервые почувствовала себя на настоящем свидании. Последний год с Лешей таких ощущений не было, она постоянно все брала в свои руки и не потому, что любила командовать, а потому что ему было все равно. Куда бы они ни шли, куда бы ни ехали, приходилось всеми организационными вопросами заниматься самой. Даже элементарный поход в кино или кафе заканчивался тем, что именно она выбирала, куда им сесть и что заказать. Теперь-то понятно, почему все происходило таким образом. Леша всецело был поглощен Светочкой, а ее воспринимал уже как помеху, раздражающий фактор, но боялся признаться, поэтому предпочитал изображать ходячую мебель.

Ильдар тем временем выбрал столик и помог Алисе сесть, учтиво выдвинув для нее стул. Сам устроился напротив. Тут и официант подоспел с меню.

— Тебе нравится? — Илишев скользнул взглядом по рыжим локонам, по длинной шее.

— Конечно, нравится, — открыла меню, — в подобных местах я еще не бывала.

И в голове Ильдара созрел очередной план. Он просто обязан показать Мурашкиной всю прелесть отдыха здесь, но за два-три часа сделать это невозможно. В идеале нужна неделя, только у него сейчас нет такой возможности из-за работы, да и Алиса не согласится. Однако сутки в Озерцово провести они все же могли бы.

— Я рискну предложить тебе еще кое-что, — отложил в сторону меню.

— И почему мне уже страшно? — в свою очередь закрылась меню, только глаза остались, которые сверкали озорством, что вселило в Ильдара уверенности.

— Я хочу арендовать коттедж до завтра, — а заметив настоящий испуг во взгляде спутницы, поспешил успокоить, — спать будем в разных комнатах, даю слово. Просто уехать отсюда, не прокатившись на катере и не порыбачив на пристани, это кощунство. Ты же все равно взяла с собой какие-то вещи.

— Зато ты не взял. И как-то это всё, ну, не знаю.

— Завтра я отвезу тебя домой и дам два дня выходных.

— Да ты мастер убеждений. Я подумаю, — и полностью скрылась за меню.

Сомнения были и еще какие, но с другой стороны, а почему ей не взять и хоть раз в жизни не побыть сорви-головой? Она всегда была правильной, рассудительной, вдумчивой и куда ее это привело? Парень с лучшей подругой предали, друзья и родня наверняка теперь косточки перемывают после заявления об отмене свадьбы, вместо медового месяца очутилась на ферме, где драит бараки. Безусловно, виновник последних бед вот он, перед ней сидит, но смотрит так, что мурашки бегут по телу. Скорее всего, ничего у них не выйдет, более того, наверняка снова разругаются в пух и прах, однако попробовать пожить иначе можно.

— Ладно, — раздалось спустя пару минут. — Рыбалку я люблю.

— Отлично, — и незаметно выдохнул, — обещаю, будет здорово.

— Ты слишком много даешь обещаний, — отложила-таки меню, — смотри, не надорвись под их тяжестью.

— Не переживай, не надорвусь. Что будешь есть?

— Уточку с сезонными овощами.

— Хороший выбор, — наконец-то просиял искренней и открытой улыбкой.

Глава 20

Вдруг раздался звонок из кармана Алисы. Она тут же достала телефон.

— Блин, мама. Приве-е-е-ет, — поднесла смартфон к уху. — Да, все супер. Когда? — сразу замялась. — Скорее всего, завтра. Завалили работой, что поделать, — и посмотрела на Ильдара, который наконец-то расслабился, — а завтра к вечеру приеду и пробуду до вторника. Угу. Ну, прости. Все, давай. Не сердись, пожалуйста.

— Ты, смотрю, очень привязана к семье, — облокотился на стол.

— У меня на редкость очень понимающие родители, — отложила телефон. — С ними всегда и обо всем можно поговорить. Я, например, никогда не боялась, что меня будут ругать, я боялась другого — что они будут волноваться, расстраиваться. А у тебя как с родными?

— Семья у меня традиционных устоев. Такие истинные татары. На столе только национальные блюда, на головах тюбетейки, в доме глава всему — отец. До последнего они бились со мной за то, чтобы я жил по их правилам, не хотели отпускать, только я получился с очень сложным характером и, несмотря ни на что, уехал, начал выстраивать жизнь по-своему. Я их люблю, уважаю, помогаю всем, чем могу, навещаю, но нам лучше находиться друг от друга на расстоянии.

Ильдару сразу же вспомнились крики мамы, когда она узнала, на ком собирается жениться ее единственный сын. Отец воспринял спокойнее, то тоже не одобрил. В итоге на свадьбу приехали, однако вели себя очень сдержанно и раньше всех уехали. Конечно, с годами успокоились, приняли его выбор и начали ждать внуков, которых так и не дождались.

— А братья, сестры есть?

— Только двоюродные. Сестер три, а братьев пятеро.

— Везет.

— Когда родня есть, это всегда хорошо. Близкая, дальняя — не важно. А у тебя?

— Есть брат троюродный, но живет в Бельгии, и общаемся мы только в соцсетях, да и то редко.

После вкусного обеда, Ильдар сразу же отправился к администратору Озерцово, чтобы сговориться на коттедж, а Алиса осталась ждать на веранде. Девушка подошла к ограждению и уставилась на мерцающий в лучах солнца водоем. Честно говоря, сейчас в ней бушевали совершенно противоречивые эмоции. Поначалу Илишев казался просто отвратительным типом, сейчас же все изменилось. Да, они по-прежнему практически ничего не знают друг о друге, тем не менее, былой неприязни больше нет. Почему же он развелся? Что-то слабо верится в то, что он мог ударить жену. Хотя, горячий норов плюс, например, измена со стороны благоверной, вполне могли дать такой эффект. Н-да, как-то жизнь ее бросает из крайности в крайность. Леша был трусливой амебой, а Ильдар — эмоциональный татарин. И вообще, хватит уже думать о всякой ерунде. Или не ерунде?