Чужая магия (СИ), стр. 7

Принц дернул рукой, державшей кристалл, и я увидел – это не тот камень!

Я был единственным во всей Империи, кто знал, как выглядит кристалл власти. Как знали это до меня мои отец и дед.

Я снова закричал:

– Остановитесь, ваше высочество! Вы погибнете! Это фальшивый кристалл!

Ответом мне был жуткий смех. Принц мне не поверил. Он, наконец, сумел впихнуть кристалл наполовину. Но лучше бы он этого не делал.

Он страшно закричал и вспыхнул как спичка. Через секунду принц Амбуазский стал кучкой пепла.

Теперь уже от страха кричали стражники. А его величество закрыл глаза.

Постамент же гневно выплюнул камень назад. Я подошел поближе – на траве лежал кристалл в форме морской звезды.

– Не понимаю, Этьен, что там произошло, – покачал головой Анри.

Мы уже вернулись во дворец, где никто, к счастью, еще не знал о случившемся.

Его величество даже снова присоединился к танцующим. Поразительная выдержка у нашего императора.

– В руках у принца был совсем другой камень, – пояснил я.

– Но как такое возможно? – удивился виконт. – Он же взял его в той самой комнате. Там лежала подделка?

– О, Анри, он брал его не сам! Тот, кто украл камень, просто подменил его при передаче.

– И где он сейчас? – спросил Анри то ли про камень, то ли про человека.

Мне и самому отчаянно хотелось это знать.

Тела Армана и еще двоих мужчин мы обнаружили в саду. Похоже, там развернулось настоящее сражение. В руках бывшего ученика Академии скрытых желаний была всего лишь палка, и если именно ей он сумел сокрушить двух своих противников, значит, он бился как лев.

Следов Джуланы обнаружить не удалось. Как и следов настоящего кристалла власти.

– У меня есть предположение, где он может быть. Но чтобы проверить его, мне нужно будет отправиться в Озерную долину.

– О, нет! – выкрикнул добрейший Анри. – Ты не можешь ехать туда сам! Это место губит силу магов! Я знаю – я родился в городке неподалеку.

Но я только пожал плечами:

– Хранитель кристалла должен быть именно там, где сам кристалл, ты так не считаешь?

Виконт только хмуро кивнул. Он снова взял в руки фальшивый камень.

– Это тот, из библиотеки?

– Что? – я посмотрел на друга с изумлением. – Что ты сказал?

Ну, да, конечно! И как я сам не понял этого? Кристалл из библиотеки! Тот самый, о котором спрашивала Джул!

Я бежал по коридорам, сметая всех со своего пути, и слышал напряженное дыхание виконта за спиной. Распахнул дверь библиотеки.

Руки у меня тряслись, и знакомый с детства глобус поддался не сразу.

– Ах! – выдохнул Анри, когда тот распался-таки на два полушария – в одном из них лежал кристалл власти.

Часть третья. Джулана

Я вернулась туда, где родилась и выросла. Я вернулась в Озерную долину залечивать раны на сердце.

Милый, любимый с детства край, который я так опрометчиво покинула, отравившись искать лучшей доли. Позарилась на золотую мишуру и мрачное великолепие дворцов. Стоило ли это той беззаботности, что я потеряла?

Я снова, уже который день подряд, поднялась утром в горы. Мне нравилось встречать тут рассвет. Нравилось первой ловить розовые лучи восходящего солнца.

А еще отсюда, с высоты, вся Озерная долина была как на ладони. Маленькие, будто пряничные, домики. Коровы на зеленом лугу. И десятки – нет, сотни! – голубых озер.

Я не знала, что в итоге произошло в столице, но намерена была это узнать. Я должна была вернуться туда, чтобы отомстить. Я убью принца Амбуазского, а потом снова приеду сюда. Уже навсегда.

Разбитые надежды снова острой болью отозвались в сердце. Надеюсь, Этьен нашел настоящий кристалл. Быть может, он когда-нибудь сумеет меня простить.

Нет, это вряд ли. Но мне было приятно вспоминать то, что было между нами. И представлять, что у нас могло бы быть. Ведь могло бы, правда, Этьен?

И сама себе отвечаю – нет, не могло.

Простая синичка не может стать женой соловья. У девчонки из Озерной долины не может быть ничего общего с самым сильным магом Империи.

Стук копыт заставил меня вздрогнуть. У нас нечасто бывают гости. Тем более гости на таких дорогих лошадях.

Всадник скрылся за поворотом, но я знала, что горная дорога уже через несколько минут приведет его ко мне. Я напряглась. Сглотнула подступивший к горлу комок.

Я говорила себе, что это не может быть он, но надежда пушистым котенком уже пыталась согреть заледеневшее сердце.

Он остановился в двух шагах от меня, спрыгнул с коня. Мы долго стояли друг напротив друга.

Я боялась произнести хоть слово. Мне казалось – это мираж, и он рассеется от одного только звука.

А потом меня будто молния пронзила ужасная мысль.

– Ты не нашел кристалл, да?

Конечно, так оно и было! Он приехал не за мной, а за бездушным камнем, на котором держалась власть императора.

И сразу стало трудно дышать.

– Нашел, – просто ответил он и сделал шаг ко мне. – В ту же ночь нашел. Да, ты же совсем ничего не знаешь. Принц Амбуазский погубил сам себя. Похоже, ректору вашей академии стоило чаще бывать в императорской библиотеке – тогда он не ошибся бы в кристаллах так нелепо. И император передал, что не гневается на тебя – ведь без тебя мы не узнали бы, что его дядя был предателем.

Я тоже сделала шаг и уткнулась лицом в плечо Этьена. А он обнял меня крепко-крепко.

– Джул, пообещай мне, что у тебя больше не будет от меня секретов, – попросил он.

Я быстро кивнула. Никогда еще я не была так счастлива.

– Ну, что же мы стоим? – спохватился Этьен. – Веди меня домой. Я хочу познакомиться с твоей семьей!

Я отстранилась и посмотрела на него с изумлением.

– Ты что, готов спуститься к нам в долину? Зная, что потеряешь магию навсегда?

Это было так невероятно, так прекрасно, что я заплакала. Это я-то, которой прежде чужды были сантименты!

– Подожди, Джул, – он нахмурился, не понимая. – Но я уже здесь! Значит, я уже потерял магию! И я знал, на что иду.

А я замотала головой. Теперь я уже смеялась.

– Нет, мой родной! Ты еще не спустился в долину! И я не позволю тебе спуститься туда. Я никогда не владела магией, но я понимаю, насколько она важна для тебя. Не тревожься – я приведу матушку, и ты попросишь у нее моей руки прямо здесь, на перевале. А потом она будет приезжать к нам в столицу. Ведь ты позволишь ей бывать у нас, правда?

– Джул, я позволю тебе всё, что угодно.

Этьен поцеловал меня, и это был совсем другой, незнакомый поцелуй. Он будто ставил печать на моих губах. По праву возлюбленного. По праву мужа.

– Ты, правда, приехал ко мне? – я всё еще не могла в это поверить. – Но разве ты не должен быть там, где кристалл? Ведь ты же его хранитель.

Этьен засмеялся:

– То же самое сказал мне мой славный друг Анри. А я ответил, что, помимо кристалла, у хранителя есть сердце. И знаешь, Джул, я понял: мое сердце – там, где ты!