Приключения мага в мире Наруто (СИ), стр. 53

- Но... я же помню! Помню, как убивал вас! Как лилась кровь по моему мечу и руках! Как падала голова моего отца! С понимающей улыбкой! Как?! Как возможно то, что я сейчас вижу?! – И Итачи схватился за голову, упав на колени и начав раскачиваться из стороны в сторону. Изуна вздохнул и шагнул в барьер Итачи, накладывая свои руки на его затылок.

- Смотри сам и ощути сам. Это легче показать, чем передать словами. – И в следующий миг вся фигура Изуны вспыхнула потусторонним зелёным пламенем, а его глаза изменились на узор Шарингана Леса. И глаза Итачи остекленели.

А когда, через несколько минут раскрылись, в них стояли слёзы, шок и такая растерянность, что дальше некуда.

- Ты видел, брат? То, что я показал тебе, это знания самого Леса. А он знает и может намного больше нас с тобой. И он никогда не лжёт. Ты видел истину.

Итачи, глаза которого мгновенно активировали Шаринган, вскочил на ноги и с хрустом кожи и мозолей на руках, сжал кулаки.

- Ему не жить! – Прорычал он, имея ввиду Данзо.

- Не беспокойся. – Положил руку ему на плечо Изуна. – Приговор ему уже вынесен и почти приведён в исполнение. Однако сейчас Коноху признано уместным не трогать, ибо это окончательно разрушит баланс сил в мире и может начаться крупномасштабная война за силу, землю и влияние.

- Но! – Вскинулся Итачи и мгновенно был посажен на землю рукой Изуны, который на миг изменился. Его кожа слегка позеленела, волосы упали до самой земли, а уши заострились. Это был Сеннин мод Изуны, что ввергло Итачи в новый шок. Он и представить себе не мог, что его друг станет НАСТОЛЬКО силён.

- Ты уже не один, Итачи. И хоть тебя это касается как никого иного, но это дело всего клана Учиха. – Серьёзно сказал ему Изуна. А я смотрел на Саске, в глазах которого только росло непонимание и упрямство.

- Я… - Итачи сдулся, словно из него выпустили воздух и сгорбился. – А имею ли я право быть с вами? Я тот, кто повинен…

- Молчи. – Вдруг твёрдо сказал Изуна, сжимая плечо друга до хруста. – Это было решение Леса. И Его Сына! Не нам решать, имеешь ты право тут быть или же нет! Дух Леса решил вернуть тебя семье, и не нам оспаривать его решение.

- Да кто такой, этот Дух Леса?! – Взорвался опять, обычно спокойный Итачи. Я не узнавал своего всегда спокойного и тихого сына.

- Ты видел его. – Спокойно ответил Изуна. – Именно он схватил тебя и твоего напарника. Тот, чья сила необъяснима и столь велика, что он стоит на пьедестале силы и мудрости наравне с Мудрецом Шести Путей. Ему благоволит сам наш мир. Всё вокруг было создано его силой. И его мудрость исходит из таких глубин, которые нам и не снились. Именно он нас спас и именно он дал нам нашу новую силу. Изменил наш клан и наш геном. Теперь мы не живём в тьме, ибо нам был показан путь к Свету. И завтра, ты поймёшь, про что я говорю.

Он отпустил плечо друга и кивнул сдерживающей команде, которая тут же отменила вокруг Итачи барьер и повернулся к Саске.

- Ты можешь винить Дух Леса. Ты можешь ненавидеть его за то, что тебе пришлось расти одному и думать, будто ты один и нести на своих плечах груз ненависти и мести. Однако, как ты видишь, твои соклановцы вокруг, и они живы. Как и твоя семья. Кстати, скоро ты сможешь посмотреть на свою сестрёнку.

- Что?! – Вот тут Саске прорвало, его глаза расширились так широко, что мне, покрасневшему, показалось, будто его глаза сейчас выпадут из глазниц.

- Да. Твоя мама полгода назад родила девочку. Это было благословением Леса. Девочка вырастет истинной куноичи своего клана и с немалой силой. И вместе с тем, она будет отдана в обучение Духу Леса. Это из-за того, что одна из граней её силы, является неопознанная энергия и только Дух, способен научить её ею пользоваться. Такова Воля Леса.

Саске, у которого из головы повылетали все мысли, что он хотел высказать своей семье, неверяще смотрел на Изуну.

- Ты сможешь увидеть её завтра. А сегодня, увы, уже слишком поздно. Завтра же, ты с братом пройдёшь через Посвящение Лесу. И возможно, ваш геном изменится. Всё зависит только от вас самих. Не храните тьму в своих сердцах. Как бы больно не было, не храните пустые чувства в себе. И отпустите гнев и ненависть. Сейчас вы уже со своей семьёй и все причастные, будут наказаны соответствующе своему поступку. А теперь вы можете поговорить со своим отцом наедине.

И ушёл в сторону выхода из резиденции. А за ним потянулись и все бывшие тут шиноби.

А на меня смотрели две пары ошеломлённых глаз.

- Знаете, меня много вопросов мучают, но главный из них: Как вы с мамой умудрились зачать ребёнка?

А я вздохнул. Эта ночь будет очень длинной…

Конец отступления.

Отступление второе. Учиха Саске.

Я стоял на ветке поистине громадного дерева и смотрел на встающее солнце над неисчислимым количеством верхушек других, более низких деревьев. И в моей душе творился невероятный хаос.

Лишь обдувающий меня, тёплый бриз успокаивал немного и прояснял ум.

То, что неожиданно оказавшийся живым отец нам рассказал, не укладывалось в голове. А обида порой душила. Однако и не признать того, что это было необходимо, не мог. И одновременно с обидой и болью, в душе растёкся океан тепла и счастья. Брат жив и сейчас стоит на главной площади деревни Леса, принимая благословение Леса.

А я вспоминал красноволосого парня из своей деревни. А потом и странных генинов отсюда же. Кстати, он их встретил, когда шёл на прогулку. Они были на полигоне и отрабатывали новые приёмы и дзюцу под неусыпным контролем своего сенсея. А вот их третьего члена команды нигде не было видно. И когда, тот поздоровался с ними и спросил, где тот, девчонка Узумаки погрустнела и топнув ножкой, ушла колотить макивару. А вот Исами почесал затылок и ответил, что пути Духа Леса неисповедимы. И он знать не знает, где тот шляется.

А я задумался, причём тут Дух?

Однако в этом селении все уважали и боготворили этого Духа. Как и сам Лес, в общем-то.

И сейчас, стоя на ветви гигантского дерева, смотрел в даль. Туда, где возвышалось ещё более гигантское Древо. Сердце Леса, как говорили с благоговением другие жители. А когда спросил, можно ли туда сходить, многие улыбались мне, как маленькому ребёнку и говорили, что это невозможно. Многие стремились пойти туда и возложить дары Лесу. Однако сколько бы не шли, дойти так никому и не удалось. Ничего не помогало. И то место стало считаться недоступным. И именно там жил тот, кто назначен будущим сенсеем моей совсем крохотной сестрёнке. Тот, кто столь легко справился с братом. И тот, чья сила ставится на один уровень с силой легендарного Мудреца.

И теперь я понимал взгляд того парня со странным шаринганом. Мне было стыдно за поведение, которое тогда показал. Но я не знал, а он знал и не сказал. Вот в чём проблема.

Но меня ждёт посвящение, к которому я отношусь с некоторым недоверием, а затем учёба у местных сенсеев. Но всё же, я мечтаю вновь встретить того самого Духа Леса. И напроситься к нему в ученики. Теперь это моя новая мечта, несмотря на то, что в моей душе сейчас творилось, я не мог не признать силу Учих Леса и то, как они говорили:

- Наша сила ничто рядом с его силой…

Конец отступления.

Эпилог

Эпилог. Бой с остатками Акацуки и Десятихвостый.

Я стоял на скале и смотрел на ряды белых Зецу, перегораживающих путь к тому месту, где средоточие силы основного Зецу.

Там же стояли нанятые Акацуки нукенины всех мастей и уровня силы. В основном, мясо.

И напротив войск Акацуки, стояли мои войска. Тысяча рыцарей смерти, сотня личей и десяток Архиличей. Над нами в небе парила пятёрка Призрачных Драконов и пятьдесят Баньши. Между Рыцарями стояла стая из костяных гончих, количеством в пять тысяч особей. А перед всеми стояли гули. И их число поражало воображение. Не менее десяти тысяч.

Напротив, же стояла армия в количестве около ста тысяч белых Зецу и пары тысяч нанятых шиноби. Наверняка, Обито и Зецу пришлось полностью вычистить свою сокровищницу от денег для найма такого количества нукенинов.