Приключения мага в мире Наруто (СИ), стр. 37

- Не в мою смену, ребята. – Тихо проговорил я и троих нападавших разорвало на части от внутреннего давления.

Посох мелькал в моих руках невероятно быстро, уничтожая всех, кто меня атаковал, второй рукой я то и дело пускал разряды молний или огненные шары. Применять что-то более сильное остерегался из-за шанса зацепить своих. Но это не мешало мне уничтожать противников одного за другим и продвигаться к повозке с Ино.

Чоджи ударом увеличившихся рук буквально расплющил противника и превратился в какой-то мяч из плоти и раскрутившись рванул в сторону противников.

А Шикамару стоял у повозки и останавливал нападавших своей тенью и тут же перерезал им глотки или ещё как убивал. Минимум движений, максимум урона. Всё как он любит.

Обычные разбойники, видя мгновенную смерть тех, кто пытался меня атаковать, решили сменить цель и напасть на Шикамару группой, но не успели. В моей левой руке, не занятой посохом, появился шар воды и из него с огромной скоростью стали вылетать ледяные стрелы, которые насквозь пробивали свои цели. Лишь один из нападавших сумел отбить снаряды кунаем. Явно шиноби. Тот стал складывать печати, но не успел, так как я воткнул посох в почву и его пробило насквозь каменным шипом из-за спины.

При подходе к повозке, увидел напрягшегося Шикамару в стойке и с кунами в руках. И решил не связываться с ним. Это будет долго, что-то доказывать.

Потому применил мерцание и вмиг оказался рядом с Ино.

- Неееет! – Выкрикнул Шикамару, метая кунаи в меня, но я отбил их посохом и левой рукой нанёс лёгкий удар по расширившей в ужасе глаза Ино. И тут же применил повторно мерцание на десяток метров в сторону.

А Ино потрясённо проводила меня взглядом и только потом заметила, что плечо стремительно зажило, не оставив даже шрама.

Шикамару попытался пленить меня своей техникой теней, но лёгкая вспышка камня в посохе и у него ничего не получилось.

А затем на меня вновь напали. Стрелы и метательное железо отбивал или уклонялся, одновременно стреляя заклинаниями во все стороны, где замечал врагов. Активная защита продырявила двух слишком приблизившихся ко мне врагов, но один из них смог уклониться от коварной защиты и его кунаи вспыхнули пламенем от пропускаемой по ним чакры и тот попытался ударить по мне, но его удар пришёлся в воздух, мерцание и оказавшись у него за спиной, всадил наконечник посоха ему под левую лопатку. Затем пропустил через посох силовой импульс и тот выстрелил своим навершием, снеся другого противника и скинув с себя мёртвое тело с пробитым сердцем.

Миг и я вновь иду в сторону отступивших врагов. Они отступали, а я медленно брёл в их сторону, размахивая посохом.

- Алый Демон… - Прошептал один из врагов и развернувшись, с криком рванул в сторону леса. Его напарники сделали тоже самое, но кто их отпустит?

Грави и шестерых убегавших, с хрустом их костей, вминает в почву.

Развернувшись на сто шестьдесят градусов, отбиваю посохом парочку кунаев от одного из отступников и в прыжке уклоняюсь от гигантского огненного шара, который тот в меня запустил. Приземлившись и уйдя в перекат, наношу мощнейший удар молнией по противнику и тот осыпается кучкой праха. Мда, кажется переборщил.

Одновременно с этим закончился бой и других “наших” шиноби. Из сильно пострадавших были только излеченная Ино, психанувший Шикамару и наш наставник, получивший несколько царапин.

Сейчас на меня смотрел расширившимися глазами наш наставник Учиха и лёгким кивком головы показывал уходить. А Сарутоби нёсся на мой захват, однако не успел на какое-то мгновение. Я с улыбкой растаял прямо перед ним. И оказался на ближайшей ветви дерева на приличной высоте.

Мой клон возвращался к Тору и Исами, отделавшихся лёгким испугом. Тору подбежала к моему клону и кинулась ему на шею, крича, что думала, что тот погиб. Я улыбнулся.

Сарутоби внизу осмотрелся и ничего не заметив, направился назад к нашим командам. И не мудрено, я сейчас был под отводом глаз, маскировкой на основе ментала и заметить меня было невозможно. Ну кроме клановых от Яманака, но Ино не в счёт.

Метки у мёртвых Анбушников после смерти пропадают, одновременно превращая их ливер в негодную для анализа гадость, которая к тому же довольно быстро разлагает тело, не оставляя буквально ничего для врага от тела носителя. Но того, что я видел у одного из них на языке, вполне достаточно. Чёрт, придётся смотреть теперь себе за спину и быть втройне осторожным. Чёртовы Гакурё с их интригами и грязью.

Через некоторое время, потраченное на сбор трофеев и оружия, а также на перевязку ран, караван отправился дальше. Через час остановившись на отдых. После нападения все были вымотаны и морально и физически, так что немудрено. Ну кроме нашего наставника и Сарутоби. Он вообще хоть когда-нибудь расстаётся со своей сигаретой?

Пока караван шёл тот самый час, смог поменяться с клоном местами, предварительно вернув себе маскировку внешнего облика. Однако это не избавило меня от странного взгляда наставника. Который единственный понял, что за странный шиноби им помог, но молчал.

Передохнув, наш караван отправился дальше и на следующее утро мы сдали караван на руки другим шиноби. Из Кумо. Которые встретили их на границе Страны Огня. Возвращались мы верхними путями, а потому вернулись за сутки. Но входя в ворота Конохи, меня не покидало мерзкое чувство. Ненавижу грязь и интриги, а потому это место больше не было просто каким-то приключением. Это было место, где кишели враги.

Вернувшись в квартиру с Тору, мы молчали. Для Тору это было первое настоящее сражение и убийства. И она была морально истощена самокопанием, а потому быстро отправилась спать.

А я вышел на балкон и смотрел в даль, сев на перила. Внизу проходили люди, по крышам прыгали шиноби. По улицам не бродили гномы или эльфы. Здесь была только одна раса, но делящаяся на шиноби и простых людей. Это был чужой мир, и теперь я это видел намного яснее. И только тогда я почувствовал резкую боль в глазах. Из них хлынули слёзы, а я упал назад, на балкон, едва не воя от боли, но сдерживаясь и только глухо мыча, закусив рукав комбинезона прямо сквозь маску.

А затем настала тьма.

Глава 21

Часть 21. Новые обстоятельства старого бытия.

Очнувшись, осознал, что лежу на своей кровати, так как под спиной было мягко, а голова лежала на подушке, под которой затылком ощущался спрятанный там посох. Увидеть его нельзя, но вот ощутить, вполне. Особенно мне, его хозяину. Любому другому в руки тот не дастся, а если тот глупец будет настырничать, то ему может и руку оторвать, или вообще в пыль превратить. А нефиг трогать личные артефакты мага.

Вспомнив обстоятельства потери сознания, с удивлением отметил, что никакой боли нет. Ни в голове, ни в глазах. Но всё же, что-то изменилось. Например, я не поднимал с глаз век, но видел очертания и серые контуры всех окружающим меня предметов. А также светящийся контур Тору, спящей на соседней кровати. И ещё, у меня явно увеличился радиус обзора видения жизни. Я видел копошащихся в подвале мышей и охотившегося на них кота. Видел спящих соседей и АНБУшника, сидящего в кроне дерева прямо напротив нашего окна. Тот неплохо разместился, собрав себе что-то вроде гамака в ветвях дерева. Дереву не нравилось то, что стальная леска впивалась в его кору, и я ощутил это раздражение. Будто одел неудобную обувь, и та нещадно натирает кожу, но снять эту обувь нет возможности.

Ощутив это, постарался избавиться от такого противного и неприятного ощущения. И вдруг оно пропало, как и АНБУшник в кроне дерева. Леска, на которой держалась конструкция импровизированного гамака отчего-то лопнула и тот отправился в полёт к земле. Но не пострадал, так как пять метров для шиноби не высота, но удивлён шиноби был не слабо.

Удивившись такому стечению обстоятельств, открыл глаза, и тут же их закрыл, едва слышно застонав и вытирая проступившие слёзы. Почему так резануло глаза? Будто бы ты спал в полной темноте, а потом проснувшись и открыв глаза, прямо в них попала яркая вспышка света. Это ОЧЕНЬ неприятное, скажу вам, ощущение.