Заклинатель (СИ), стр. 4

Мысль о родных придала сил. Я решила сообщить зарвавшемуся теламону, с кем он имеет дело.

— Да вы знаете, кто я? — спросила. — Мой зять — командор восточной части Северного полушария. Он будет меня искать и, когда найдет, мало вам не покажется.

Я расправила плечи и приготовилась наблюдать за тем, как теламон бледнеет и извиняется. Сейчас, по моим ожиданиям, он должен отпустить меня. Ни один иномирец в здравом уме не пойдет против начальства.

Но мне, похоже, достался какой-то бракованный. Упоминание командора не произвело на него впечатление. Он как будто вообще не слышал моих слов.

— Меня будут искать, — повторила я уже не так уверенно и снова напоролась на стену равнодушия.

Мужчина плевать хотел на командора. Он не боялся быть пойманным и наказанным. Это возможно только в одном случае: никто никогда не узнает, где я и куда пропала. Меня просто не найдут. Дарья Соколова исчезнет с лица Земли. Раз и навсегда.

— Зачем я вам? — спросила тихо.

— Скоро узнаешь, а пока садись в машину.

И вот тут мне стало страшно. По-настоящему. До липкой испарины на лбу и трясущихся рук. Так страшно, что даже крик застрял в горле. Я открывала и закрывала рот, не производя ни звука.

А теламон, между тем, ненавязчиво подталкивал меня к распахнутой двери лимузина. Оказавшись вплотную к черному провалу салона, я дернулась. Меня как будто электрошокером ударили. Только я не отрубилась, а наоборот очнулась.

— Не сяду! — я уперлась руками в крышу лимузина. — Попробуете затолкать меня силой, буду кричать и сопротивляться.

Я вырывалась: изворачивалась, дергала руку, пытаясь ее освободить, ударила мужчину каблуком сапога по голени и локтем в живот. Я боролась не на жизнь, а на смерть. Но теламон даже не поморщился. Можно подумать, он не из плоти и крови, а из железа.

Увы, я куда чувствительнее, а еще я лишь человек и на меня действуют силы теламонов. Гости из другого мира обладают эмпатией — считывают наши эмоции, и телепатией — способностью погружать нас в иллюзии, но хуже всего внушение. Теламоны могут вынудить людей делать то, что они прикажут. Официально подобное запрещено. Но представьте, что вы в состоянии заставить кого угодно делать то, что вам нужно. Вы удержитесь от использования своих сил? То-то и оно.

Теламон протянул руку к моей щеке. Для внушения таким, как он, необходим физический контакт. Я упустила момент, не успела отклониться. Да и что бы это дало? Максимум выиграла секунду-другую. Мужчина все равно сильнее.

Легкое прикосновение пальцев к моей коже и тихий приказ теламона:

— Садись в машину. Молча.

И я уже лезу в салон лимузина. Пальцы разжимаются, пакеты с покупками летят прямо в снег. Сознание бьется птицей в клетке, пытается вернуть контроль над телом. Все впустую. Попытки закричать тоже проваливаются одна за другой. Я не могу противостоять внушению. Ощущение, будто меня заперли в чужом теле. Я словно впала в кому при полном сознании. Это жутко — быть не властной над собой.

Вскоре я уже была в лимузине и наблюдала, как теламон ботинками прошелся прямо по пакетам из бутика, покорежив их и оставив на них уродливые следы. Эти пакеты были символом моей нормальной жизни. Вот так же теламон пройдется по мне. Поломает, запятнает, а потом выбросит на обочину.

Мужчина сел в лимузин напротив меня. Наши колени соприкоснулись. Меня мутило от его близости, но отодвинуться я не могла. Он не приказывал. Сейчас мое тело находилось полностью под чужим контролем.

Каким будет его следующий приказ? Чего пожелает мой новый господин? Куда мы, в конце концов, едем? Столько вопросов! Страшно представить ответы.

4. Она

Теламон постучал в закрытую перегородку между салоном и водителем, и лимузин тронулся. Я покосилась в окно, пытаясь понять, куда меня везут, но заметила мало. Не очень-то удобно следить за дорогой, не имея возможности повернуть шею.

Мужчина, между тем, увидел грязное пятно внизу на брюках. Пятно оставила я, когда ударила теламона каблуком. Похититель достал платок из внутреннего кармана пальто и отряхнул грязь. При этом укоризненно глянул на меня. Как будто упрекал, что я испачкала его брюки. А он меня выкрал! Не я здесь самый ужасный злодей.

Не будь мой рот запечатан внушением молчать, я бы высказала ему все. И то, какой он отвратительный тип. И то, что я это так просто не оставлю. Обязательно выберусь из передряги и сделаю все, чтобы его заперли за решеткой до конца дней. Таким, как он, там самое место.

Но говорить я не могла. Зато могла чувствовать. Теламоны считывают эмоции людей. Что ж, пусть попробует мои. Я буквально искупала мужчину в своей ненависти. Послала ему такие волны ярости, что любого другого на его месте скрутило бы в бараний рог. А ему хоть бы хны. Чертова скала.

Очистив брюки, мужчина выбросил платок в отделение для мусора на дверце. Какой же он сноб! Я разных встречала теламонов, но такого мерзкого еще никогда. Но раз уж невозможно смотреть в окно, я решила получше изучить своего похитителя. Вовсе не из интереса к нему, а чтобы потом составить детальный фоторобот.

Красивый мужчина. Даже я — влюбленная в своего парня — не могла отрицать, что он меня привлекает. Но одновременно он меня и отталкивал. Своей холодностью и жесткостью. Многие теламоны успешно переняли наши привычки. Мне повезло общаться именно с такими. Но этот другой. Передо мной был на сто процентов иномирец. Ничего земного, ничего знакомого в нем нет.

Видя мой интерес, мужчина вернул мне взгляд. В своем черном дорогом пальто он походил на ангела смерти — прекрасного и жуткого. Мощная энергетика теламона пропитала салон как озон воздух во время грозы. Его харизма довлела надо всем, буквально гнула к земле.

Мне нравится, когда мужчина источает уверенность и спокойствие. Но у теламона и с тем, и с другим был явный перебор. Вместо уверенности — превосходство, вместо спокойствия — безразличие.

Он не улыбался и не хмурился. Вообще никаких эмоций на лице. Как будто там, внутри ничего нет. Чернота радужки — не просто цвет, это провал. Недаром глаза называют зеркалом души. Когда души нет, они выглядят вот так — мрачно, пусто. Зеркало оно такое, никогда не врет.

Лучше бы теламон кричал и угрожал. Даже удар я бы перенесла легче, чем его ледяную невозмутимость. Передо мной был киборг. Бессердечный, равнодушный к чужим страданиям, способный переступить через любого ради собственной выгоды и капризов. Настоящий социопат и маньяк. Точно! Так и буду его звать — Маньяк, раз имени не знаю. Ему очень подходит.

Заметив мой интерес, теламон соизволил заговорить. Я-то не могла.

— Прошу простить меня за эти неудобства, — произнес он. — Тебе не стоило мне возражать.

О, то есть я еще и виновата. Потрясающе! Он же не думает все уладить парой извинений? Спасти ситуацию может разве что мое немедленное освобождение.

Но теламон не был настроен меня отпускать. Уперев ладони в колени, он наклонился вперед. Черные глаза стали ближе, а я даже зажмуриться не могла, хоть и мечтала об этом. Его взгляд невозможно долго выносить.

— Мне придется сделать кое-что еще, — заявил мужчина. — Потерпи.

Теламон потянулся ко мне. Каждая клетка в моем теле захлебывалась ужасом и желала одного — избежать его прикосновения. Но я, конечно, ничего не сделала. Так и сидела неподвижно — сломанная кукла в руках психопата.

Рука мужчины достигла цели. Сперва он коснулся моих волос. Медленно пропустил локон между пальцев. Он изучал меня, как я его минуту назад. Вот только я ограничилась зрением, а теламон пошел дальше, подключил все органы чувств. Так щупают товар на рынке, решая приобретать его или нет. Что дальше? Он захочет меня попробовать?

В итоге его пальцы снова легки на мою щеку. Горячие, немного шершавые.

— Ты ничего не видишь, — отдал теламон приказ, и мир померк.

Я мгновенно лишилась зрения. На голову как будто набросили черный непроницаемый мешок. Немая и слепая жертва маньяка-теламона. Не закричать в ужасе, не дернуться в сторону, не влепить пощечину негодяю. Делай со мной, что тебе подскажет извращенная фантазия.