Заклинатель (СИ), стр. 28

Поэтому я добровольно вылезла из машины. Но это был мой максимум. Едва ступив на землю, я попыталась сбежать. Мне удалось преодолеть метров сто, но потом меня нагнал теламон. Не секретарь, он себя подобным не утруждал. Это был его подельник — водитель.

Схватив меня за руку, он завернул ее мне за спину.

— Больно! — взвизгнула я.

— В следующий раз переломаю ноги, — пообещал водитель.

Я оглянулась через плечо, чтобы запомнить его лицо. Если выживу, непременно укажу Аиду на него. Поразительно как быстро я переметнулась на сторону главнокомандующего. И причина была не только в опасности. Ничто не мешало мне думать, что моим спасителем станет Арей или Феб, но фантазия упорно ставила на эту роль Аида. Похоже, я просто-напросто хочу его видеть.

Когда меня заводили в брошенное здание, где меня, возможно, поджидала смерть, я не думала ни о сестре, ни о Диме, которого, кстати, не вспоминала уже давно. Я думала об Аиде, и связь здесь была ни при чем. Это открытие немало меня удивило.

Любопытно, не будь этого похищения, я бы так и не поняла, что теламон что-то для меня значит? Ну и кто из нас двоих бесчувственный? В подавлении эмоций я переплюнула главнокомандующего. Это, прямо скажем, достижение.

Увы, сейчас было не самое подходящее время для разбирательств в себе. Мне бы выжить. Пока водитель тащил меня вглубь полуразрушенного здания, я сопротивлялась изо всех сил. Мужчине приходилось бороться буквально за каждый шаг. Он не спешил воздействовать внушением, хотя мог заставить меня идти за ним хоть на край света. Достаточно было пожелать. Но ему нравилась моя борьба и нравилось применять силу. В конвоиры мне достался тот еще садист.

Я до последнего не верила в плачевный финал. Думала, секретарь меня пугал. Кстати, он с нами не пошел, остался ждать на улице.

Я была уверена, что сейчас меня где-нибудь запрут. Будут держать на хлебе и воде. Плохо, но не смертельно. И лишь когда теламон поставил меня возле стены с надписью баллончиком «чистота крови», я поняла, что попала по-крупному.

Они неплохо подготовились. Место, где я стояла, было сценой. Я — послание, которое они решили оставить миру.

На этот раз теламон все же прибег к внушению.

— Стой смирно, — коротко приказал он, прикоснувшись к моему запястью.

Я всхлипнула. Плакать и кричать мне никто не запрещал. Пока тело стояло истуканом, я могла сколько угодно вопить и биться в истерике. Моему палачу это бы доставило удовольствие.

Отойдя шагов на десять, он развернулся ко мне лицом, вытащил из-за ремня брюк пистолет, направил на меня дуло и замер. Ждал реакции. Тех самых слез. Ему мало было просто меня убить, он хотел насладиться процессом. Моим страхом, отчаянием и болью. Заплачь я сейчас, и он получит желаемое.

Поэтому я как можно сильнее стиснула зубы. Вот уж нет, я рыдать не стану и умолять пощадить меня тоже. Дураку понятно, что это бесполезно.

— Смелая и стойкая, — кивнул теламон. — Теуи главнокомандующего не просто так выбрала именно тебя. Жаль, что ты землянка.

После этих слов он взвел курок. Щелчок отозвался дрожью в теле. Не прав теламон, не такая уж я смелая. Не смогла глядеть смерти в лицо, зажмурилась. От страха вспотели ладони. Сердце уже не просто билось, пульс был настолько частым, что слился в одну сплошную линию.

Это был тот самый момент, когда уместно кричать «мама!», зовя на помощь. И я вскрикнула, только это было мысленный призыв, и звала я не маму, которой давно нет в живых, а главнокомандующего. Вот уж не думала, что в минуту опасности обращусь к нему. Но это произошло спонтанно.

— Аид! — я выкрикнула его имя душой куда-то в бесконечный космос, надеясь, что мой голос долетит до теламона.

А потом раздался выстрел. Оглушительно громкий, усиленный эхом пустого помещения. Остро запахло порохом. У меня подкосились колени, и я осела на пол. Вот и все. Конец.

28. Она

Странно, но боли я не чувствовала. Или когда умирают, ее нет? Я слышала, шок предохраняет от страданий, но это как-то слишком. Не мог же теламон промахнуться? С такого расстояния и я бы попала.

Открыть глаза было страшно. Так страшно, что я не сразу решилась. Что если вокруг пустота, и я уже не в своем теле, а где-то за его пределами?

Я еще какое-то время жмурилась и прислушивалась к шумам. Их, кстати, было предостаточно: шипение рации, выкрики в отдалении, а со стороны входа ко мне приближался топот десятков ног.

В итоге я не выдержала. Распахнула веки. Первое, что увидела — труп водителя-теламона прямо перед собой. Я аж икнула от неожиданности. А после принялась ощупывать себя в поисках дырки от пули. Беглый, но тщательный осмотр показал, что ее нет. Похоже, пулю словила не я, а мой несостоявшийся убийца. Так вот почему я снова могу двигаться! Внушение перестало работать со смертью теламона.

Кто-то прикончил мужчину за мгновение до того, как он выстрелил в меня. Я оторвала взгляд от трупа и осмотрелась в поисках своего спасителя.

С противоположной стороны зала ко мне приближались несколько теламонов с оружием в руках. К счастью, ни один ствол не был направлен на меня. Это не нападение, а спасательная операция. Как я поняла? Просто увидела, кто ее возглавляет.

Кто обычно спасает девочек в их детских фантазиях? Принц на белом коне. Неужели это он — мой принц? Аид. Не передать, как я была ему рада! На этот раз я все-таки не сдержала слез. Правда, плакала уже от облегчения.

Главнокомандующий первым добрался до меня. Не говоря ни слова, он подхватил меня с пола. Я обвила руками его шею и уткнулась в нее носом. Вдохнула знакомый, почти родной мужской запах и только тогда почувствовала, что вот теперь все — я в безопасности.

Руки мужчины, обнимающие и удерживающие меня, воспринимались как защитный барьер. Самый стойкий в мире. Никому и никогда не проникнуть через него.

Аид шагал бодро и легко, а главное быстро. Унося меня прочь от этого ужасного места. Куда? Если честно, мне было плевать. Где угодно будет лучше, чем здесь.

Я почти не видела лиц, суетящихся вокруг теламонов. Кажется, уловила голос Арея, но он прозвучал фоном и растворился в десятке других голосов. Мне было спокойно в объятиях главнокомандующего, и я мечтала об одном: чтобы он меня подольше не отпускал. Слезы и те высохли.

Мужчина как обычно считал мои эмоции и, когда его окликнули подчиненные, велел разбираться самим. Он вынес меня на улицу, где я дернулась при виде лимузина. Только не туда. Слишком много неприятных воспоминаний у меня связано с этой машиной. Похоже, я до конца дней буду избегать лимузинов.

— Не переживай, у нас другой транспорт, — сказал мне Аид, и я вздохнула с облегчением.

Все-таки приятно, когда тебя понимают без слов. Раньше мне казалось, что такая связь будет напрягать, а сейчас наслаждалась этим. На разговоры просто не было сил. Ни физических, ни моральных. Так что эмпатия пришлась кстати.

Мужчина свернул к аэролету. Винты уже вовсю крутились, трап был спущен, нас явно ждали. Аид занес меня внутрь, но не усадил в пустое кресло. Вместо этого сел сам, а меня устроил у себя на коленях.

Я не сопротивлялась и не пыталась вырваться. Подобное самоуправство было как раз тем, что мне нужно. Вообще я самостоятельная девушка и привыкла быть с противоположным полом наравне. Но сейчас мне хотелось побыть слабой и ведомой женщиной рядом с сильным и мудрым мужчиной.

— Как ты меня нашел? — спросила я, после того как удобно устроила голову у теламона на плече.

Как-то само собой получилось, что я обратилась к нему на «ты». Впервые. От его внимания эта перемена не ускользнула. Мужчина слегка вздрогнул. Я бы не заметила, если бы не наш тесный физический контакт.

Он не поправил меня, а, значит, ему понравилось новое обращение. Я подглядывала за Аидом украдкой, держа его профиль в поле зрения, и видела, как он улыбнулся краешком губ. Улыбающийся главнокомандующий. Ну и ну. Его надо занести в красную книгу как редчайший на Земле вид.