Заклинатель (СИ), стр. 20

— Тогда зачем он приходил к тебе в спальню? — сощурился Аид.

Я глянула на Таната. В его глазах был такой ужас, что сердце сжималось. В конце концов, он рисковал ради меня. Это я виновата, что он попал в передрягу. И его кровь будет на моих руках, если я каким-то чудом не остановлю Аида.

— Я хотела сбежать от вас. Понятно? — сказала прямо ему в лицо. — И он мне в этом помогал.

— Почему он? — уточнил Аид.

— С ним получилось договориться, — втягивать в разборки сестру я не собиралась, а потому сочиняла на ходу.

— Хочешь сказать, что ты до сих пор девственница? — теламона, кажется, волновало только это.

— Да! — выкрикнула я. — Да, черт побери!

— Садись на стол. Я должен убедиться.

— Что? — опешила я. Он собирается произвести гинекологический осмотр прямо здесь? Сейчас? При Танате?

А даже если бы охранника не было в кабинете, какое право он имеет трогать меня?

— Вы в состоянии считать мои эмоции, узнать по ним: говорю я правду или лгу. Или даже внушить мне говорить правду. К чему эта унизительная проверка?

— Я не доверяю ни тебе, ни твоим эмоциям, ни твоим словам. Делай, что приказано, — прорычал Аид. — А не то я действительно внушу, но если прибегну к этому средству, то все будет намного хуже. Не вынуждай меня.

Теламон был явно не в себе. Эмоции впервые в жизни взяли над ним верх. Вряд ли он способен себя контролировать, а значит, если хочу выжить, с ним лучше не спорить.

— Хорошо, — кивнула я. — Но сперва остановите это.

Аид посмотрел на Таната так, будто только вспомнил, что он здесь.

— Опусти оружие, — приказал он, и рука, на которой я все это время висела мертвым грузом, рухнула вниз.

Мне удалось добиться своего. Надолго ли? Заклинателю ничего не стоит повторить внушение. Я словно балансировала на краю обрыва: один порыв ветра, и полечу в пропасть. Сейчас нужно быть предельно осторожной.

— Я жду, — напомнил Аид.

Я облизнула пересохшие губы и шагнула к столу. Выбора у меня нет.

18. Она

Я шла к столу медленно. Каждый шаг давался с трудом, мышцы словно одеревенели. Но как не оттягивала момент, стол приближался. Вот он, совсем рядом.

Подойдя, я замешкалась. На столе не было для меня места. Аид отреагировал незамедлительно: взял и смел часть вещей на пол.

Листы снегом усыпали ковер. Ручки покатились по полу, когда подставка со звоном разбилась. Повезло монитору, он стоял поодаль, а не то бы и ему досталось.

Я перешагнула через этот бардак, повернулась спиной к столу, уперлась в его край ладонями и подтянулась. Секунда и я сижу на столе. Аид не сводит с меня глаз. Танат напротив смотрит куда угодно, только не на меня. Он вовсе не бережет мою стыдливость. Он бережет свою жизнь. Аид уже продемонстрировал, как далеко его способна завести ревность.

Надо было срочно принять меры, как-то вывести главнокомандующего из затмения ярости, в которое он угодил, и я решила использовать влечение пары. Вот только забыла, что это дорога с двусторонним движением, и возбуждение мужчины обязательно отразится на мне.

Потянув за пояс, я развязала его. Полы шелкового халата тут же распахнулись. Под ним была лишь сорочка. К счастью, не прозрачная. Я собиралась спать, а не заигрывать с главнокомандующим в надежде, что он меня не убьет.

Я играла, рассчитывая отвлечь теламона и перенаправить его мысли в другое русло. Я использовала то, чем щедро наделила меня природа, чтобы разбудить в мужчине похоть. Благо это было не сложно. Вот только игра быстро вышла из-под моего контроля. Я сама не заметила, как увлеклась.

Я опустила руки на бедра. Пальцы собирали сорочку, ткань медленно ползла вверх. Поднималась все выше, оголила колени, которые я немного развела, и тут Аид рявкнул:

— Пошел вон!

Его возглас был как удар хлыста. Колени вмиг инстинктивно сжались. Я замерла. Но приказ был адресован не мне. Едва Танат это понял, он пулей вылетел из кабинета, не забыв прикрыть за собой дверь. В этот раз внушение было не причем. Охранником двигал страх. Он только что чудом избежал смерти. Или нет. Кто знает, что его ждет за дверью? Я ни на секунду не верила, что Аид отпустит его просто так.

— Продолжай, — кивнул мне теламон.

Теперь, когда мы остались вдвоем, он хотел досмотреть представление до конца. Это только его привилегия. Спектакль для одного зрителя.

Вариантов у меня нет. Впрочем, как и всегда с главнокомандующим. Я либо подчиняюсь, либо он подчиняет меня. По-другому у нас не бывает. Так что я снова тяну сорочку вверх и кусаю при этом губы. Не потому, что мне стыдно. Хотя ситуация щекотливая. И не потому, что я злюсь или боюсь. И то, и другое присутствует, но где-то на фоне.

Причина в ином. Я горю. Пылаю как огромный костер до небес под взглядом теламона. То, что он заставляет меня делать ужасно и вместе с тем невероятно порочно. Это возбуждает. Вот она — обратка от связи. Накрывает меня подобно цунами, и я захлебываюсь во взаимном влечении.

Ткань собирается на талии. Я упираюсь ладонями в стол позади себя и немного отклоняюсь назад. Глядя прямо в глаза теламону, снова развожу колени. Мне не удается удержаться его взгляд. Он скользит вниз и замирает на моих ногах.

— Шире, — хрипло требует Аид.

Я подчиняюсь. Кожи внутренней стороны бедер касается прохладный воздух, и по спине бегут мурашки. Ощущения невероятно острые. Такие яркие, будто я приняла что-то психотропное.

Я дышу тяжело и часто. Из горла, когда мужчина делает ко мне шаг, едва не вырывается стон. То, как он идет, это что-то запредельное. Движения скользящие, грациозные. Передо мной апофеоз хищника. Идеальный зверь. Лучшее, что природа когда-либо создавала.

Аид подходит совсем близко. Становится между моих распахнутых ему навстречу ног. Кладет руки мне на бедра. Теперь уже его ладони двигаются по ним вверх. Большие пальцы на внутренней стороне моих бедер. Они то давят, впиваясь в кожу, то едва ощутимо скользят. И я не знаю, какой вариант прикосновения мне нравится больше.

Руки мужчины замирают у границы моих трусиков, и я всхлипываю. Все это время мы смотрим друг другу в глаза, не отрываясь. Черные зрачки заглядывают прямо в душу, прожигая ее насквозь. Я трепещу. Жду и предвкушаю. Не понимаю, как и что он делает со мной, но это работает.

Мужчина ныряет пальцами под мои трусики. Я дергаюсь, но он хватает меня свободной рукой за основание шеи и удерживает. Его бедра мешают мне свести ноги. Я распята как зверек на столе для препарирования. Жертва маньяка. Невероятно горячего и сексуального маньяка, должна заметить.

Пальцы мужчины раздвигают складки половых губ. Большой прижимается к клитору и надавливает. По телу тут же прокатывает сладкая судорога удовольствия. Указательный и средний пальцы, между тем, осторожно проникают в меня. Я ерзаю, ощущая неприятное давление. Но пальцы погружаются совсем немного и тормозят, натыкаясь на преграду.

Моя девственность все еще при мне. Аид это понимает, и его глаза вспыхивают углями костра. Они последнее, что я вижу, прежде чем он грубо привлекает меня к себе. Целует. Так что кругом идет голова, а сердце обрывается и летит в пропасть. Я глотаю выдохи мужчины, и они обжигают мне горло.

Он рычит как зверь, защищающий то, что принадлежит ему, и все усиливает напор. Его язык танцует у меня во рту, пока пальцы ласкают меня между ног. Я извиваюсь на столе. Задыхаюсь то ли от самого безумного поцелуя в моей жизни, то ли от волны наслаждения, поднимающейся внутри.

Мужские пальцы творят со мной что-то невероятное. Они растирают и давят. Все быстрее и быстрее. Пока меня не выгибает назад. Прервав поцелуй, я откидываюсь на стол, из горла вырывается крик. Меня стрелой пронизывает удовольствие. Еще и еще. Оргазм расходится кругами по телу, и я дрожу в руках мужчины.

Когда силы покидают меня, я окончательно ложусь на стол. Мужчина по-прежнему стоит надо мной. Я облизываю губы, чувствуя соленый привкус. Слезы?