Заклинатель (СИ), стр. 2

Теламон обошел меня и направился дальше по своим делам. Я надеялась: он забыл о моем существовании, едва отвернувшись. Это большой город. Вряд ли мы когда-нибудь еще встретимся. Да и на кой ему сдалась учащаяся последнего курса кулинарного колледжа?

Так я успокаивала себя, бредя к метро. Не особо это работало. Ощущение давления, которое испытывала рядом с теламоном, никуда не делось. Словно он все еще где-то поблизости.

Подойдя к метро, я не выдержала, обернулась и снова едва не упала. Теламон стоял посреди улицы и смотрел прямо на меня. Люди огибали его на приличном расстоянии. И это в толпе с быстрым движением, где кто-нибудь кого-нибудь постоянно задевает. Прохожие инстинктивно чувствовали, что от него лучше держаться подальше.

Жуткая это была картина: живое море спешащих людей и посреди него голый пятачок, на котором стоит теламон, гипнотизируя меня взглядом. Весь в черном на фоне белого снега — кошмарная клякса на ткани реальности. Спасаясь от него, я нырнула в метро. Скрылась и сразу дышать стало легче.

По пути домой я успокаивала себя мантрами наподобие «ничего страшного, это просто случайная встреча». Помогало так себе. Ведь где-то в глубине души я уже знала, что как раз таки случилось. То самое событие, поделившее жизнь на «до» и «после», только что произошло. Хочу я или нет, а как прежде уже никогда не будет.

2. Он

Аид любил и ненавидел снег. Земля зимой до боли напоминала его родную планету. Такая же черно-белая, лишенная цветов. Картинку немного разбавляли яркие вывески — люди готовились к празднику. Наверняка они не просто так отмечают его именно в зимние месяцы. Тоже скучают по краскам лета.

— Сэр, — за спиной раздался голос секретаря, — я принес досье на кандидаток. Взгляните?

Одернув пиджак, Аид отвернулся от окна. Они многое переняли от людей: язык, привычки, даже то, как обращаться друг к другу. Все это — часть плана. Способ втереться в доверие. Показать, что они свои.

Но спектакль зашел слишком далеко, актеры начали заигрываться. Теламоны забывали о корнях и смешивали свою кровь с землянами. Не всем это нравилось. Так появилось движение против ассимиляции. Аид знал о нем. И хотя поддерживал не все их взгляды, не пытался его остановить. Напоминание о том, кто они такие и откуда пришли, никогда не будет лишним.

Секретарь положил на стол три папки. В каждой информация о теламонке: ее статус, биография, родня, психологический портрет. Все, что жениху необходимо знать о невесте и даже больше.

Аид бегло прочитал досье. Кандидатки были так себе. Все три из среднего слоя, причем девственница лишь одна, но, судя по фотографии на первой странице, причина не в ее целомудренности. Единственный плюс девушек был в том, что они пока не нашли свою пару, а, значит, чисто теоретически одна из них может подойти Аиду.

Если теуи — с виду живая татуировка на теле теламона, а на самом деле сосредоточение его ментальных сил — выберет одну из девушек, то они заключат союз, и у Аида наконец появится наследник. Ему уже тридцать пять, давно пора обзавестись семьей. Но до сих пор его теуи отвергала всех кандидаток. Если так пойдет дальше, великий род прервется на нем, а это самый жуткий кошмар для теламона. Ничего хуже и придумать нельзя.

Поэтому, несмотря на убогость кандидаток, Аид после чтения досье отправился на встречу с девушками. Теламонки ждали его в гостиной: одетые по случаю в лучшие наряды, с уложенными в сложные прически волосами, облитые с головы до ног духами. В комнате было не продохнуть от их тяжелого аромата. Хорошо, что девушек всего три. В прошлый раз было семь, и Аид чуть не умер от удушья.

Теламонки встали при его появлении, заговорили наперебой. Каждая норовила перетянуть внимание на себя. Аид смотрел на них и разве что не зевал от скуки. Ему без разницы, что они там болтают. Главное, чтобы теуи приняла хоть одну. Какую? Да плевать! Пусть самую страшную. Он женится на ней немедля, если она будет в состоянии родить от него.

— Дамы, — Аид вскинул руки, останавливая их словесное недержание, — давайте перейдет к делу. У меня не так много времени. Подходите по очереди, проверим наши теуи на совместимость.

Он сбросил пиджак на кресло и закатал рукава рубашки, чтобы была видна живая татуировка. Его теуи перекатывалась черной рекой под кожей. То складываясь в узоры, то повторяя дорожки вен, отчего казалось, будто у Аида черная кровь.

Пока он готовился, девушки повздорили. Никак не могли определить, кто будет первой. Тогда вмешался секретарь и наугад выбрал кандидатку. Взяв ее за руку, он подвел теламонку к Аиду.

Девушка по традиции надела платье без рукавов, чтобы можно было оценить ее теуи. У этой кандидатки она была голубой, как и у всех теламонов под цвет глаз. Хороший оттенок. Есть надежда, что теламонка окажется сильной.

— Я вами восхищаюсь, — затараторила она. — Даже не надеялась на личную встречу. Это такая честь для меня, такая честь…

— Помолчи, — резко перебил Аид. Только болтливой жены ему не хватало.

Девушка захлопнула рот, но по-прежнему смотрела на него с обожанием. Как щенок на хозяина. Не так уж плохо. Из щенка при должном усердии можно воспитать послушную собаку. Пожалуй, Аид не против, чтобы теуи выбрала ее.

Он вытянул руку ладонью к девушке. Она сделала то же самое, соединив кончики своих пальцев с его. Чтобы наверняка узнать подходят ли они друг другу, их теуи должны встретиться.

Аид мысленно направил живую татуировку к пальцам. Теуи потекла под кожей по предплечью, от запястья поднялась к подушечкам, которые соприкасались с пальцами теламонки.

Наконец теуи сошлись. Небольшое взаимодействие и тут же электрический разряд в обе стороны, заставивший Аида и теламонку разорвать физический контакт. Девушка вскрикнула и отступила на шаг. Ее нижняя губа дрожала, как будто она вот-вот заплачет. Многие мужчины терпеть не могут женских слез, но у Аида они не вызывали эмоций. Ему было все равно. Его вообще мало что трогало. Если точнее, абсолютно ничего.

— Следующая, — сказал он.

Еще две попытки. Еще два провала. Ни одна из кандидаток не подошла. Слабые, они слишком слабые. Никчемные! Все это пустая трата времени.

Аид начал поиски пары в тридцать лет, но и до этого порой проверял теламонок на совместимость. А вдруг? Но результат был нулевым. Похоже, в мире просто не существует женщины, способной выдержать силу его теуи.

Едва с проверкой было покончено, секретарь выставил девушек за дверь. Аид больше не желал их видеть. И так кучу времени на них впустую потратил.

Проводив теламонок, секретарь вернулся, и Аид велел открыть окна нараспашку. Еще минута в этом цветочном угаре и он сойдет с ума.

— На улице зима, сэр, — заметил секретарь. — Минус пятнадцать градусов.

— Ты испугался легкого мороза? — приподнял бровь Аид. — Помнится, на седьмой планете в системе Фалькан царит вечная мерзлота. Быть может, отправить тебя туда, чтобы ты понял, что такое настоящий холод?

Секретарь чуть ли не бросился к окну. Никто не хочет в систему Фалькан. Аид как-то провел там несколько циклов и лучше других знал, что эти страхи не беспочвенны. Он вообще много где побывал и многое повидал, чтобы по достоинству оценить Землю. Недаром выбор теламонов пал именно на нее. Идеальные условия для жизни.

— Сколько еще осталось непроверенных кандидаток? — спросил он у секретаря, с наслаждением вдыхая свежий морозный воздух.

Тот замялся с ответом.

— Сколько? — жестко повторил Аид.

— Эти были последними, сэр. С дальнего сектора. Теперь только ждать прибытия новых теламонов. Порталы откроются через пять лет.

Аид прервал его речь взмахом руки. Очередные переселенцы ничего не изменят. И он, и секретарь это прекрасно знают. Все лучшие кандидатуры давно проверены и отвергнуты. Похоже, у Аида просто нет пары. Такое редко, но случается. Вот оно проклятие сильного теламона.

— Я хочу прогуляться, — заявил Аид. — Прикажи охране подготовиться. И напомни, чтобы держались на расстоянии.