Заклинатель (СИ), стр. 14

Довольно, наигралась. Белье я сняла уже возле душевой кабинки, запретив себе думать о главнокомандующем. Наблюдает он или нет, мне плевать. Я просто вымоюсь и лягу спать. Хватит с меня игр разума.

Следовать этому нехитрому плану было сложнее, чем представлялось, но я справилась. Я бываю жутко упрямой. Выйдя из душа, наспех вытерлась и накинула сорочку из гардеробной. Своих вещей у меня нет, буду пользоваться тем, что дали.

Затем проскользнула в комнату прямиком в кровать. Накрывшись одеялом чуть ли не с головой, я зажмурилась. Сон — это все, что мне сейчас нужно.

Но я промучилась еще с час, прежде чем, наконец, уснула. Крутилась с боку на бок, вздыхала. Надеюсь, Аид страдает еще сильнее. Хотя ему проще. Он может развлечься с какой-нибудь девицей. Почему-то думать об этом было неприятно, как и представлять его с другой. Зато это помогло разозлиться и переключиться, а потом и заснуть.

…Утром, позавтракав и приведя себя в порядок, я посидела в кресле, полежала на кровати, посмотрела в окно. В общем, заняться было категорически нечем. День обещал стать невыносимо скучным и бесконечно длинным. Время тянулось и тянулось как безвкусная старая жвачка.

Я ненавижу безделье, а тут еще мысли неприятные одолели. Все думала: как там Дима? Отметил день рождения без меня? Что ему сказали о моей пропаже? Судя по тому, что меня не ищут, Аид подсуетился и обставил все так, будто я сама скрылась. Дима, наверное, думает, что я его бросила. А это значит, что у моих соперниц (а их немало) появился шанс заполучить моего парня. Они своего не упустят.

Но серость дня развеялась, едва пришла горничная и сказала, что меня ждет гость. Неужели сестра? То, как быстро главнокомандующий выполнил свое обещание, наводило на мысль, что он очень хочет мне угодить.

В гостиной меня, в самом деле, ждала Рада. Я бросилась к ней в объятия. Она прижимала меня к груди минут пять, не меньше. Потом еще столько же ощупывала, убеждаясь, что я цела и невредима.

— Я чуть с ума не сошла, когда ты пропала! — воскликнула сестра. — Как ты могла уйти, не оставив мне весточки?

Я мрачно усмехнулась. Можно подумать, меня спрашивали. Но я сдержалась и не вывалила на сестру сразу всю информацию. Я не собиралась что-то от нее скрывать, вовсе нет, но визит в охранный пункт кое-чему меня научил.

За нашей встречей без сомнения следят. Вчера за ужином теламон не сказал этого напрямую, но намекнул, что мне лучше сыграть роль довольной невесты. В противном случае проблемы будут не столько у меня, сколько у моих близких.

Поэтому я тщательно выбирала слова, когда рассказывала сестре о злоключениях последних дней.

— Я не пойму: ты согласна на брак с главнокомандующим или нет? — уточнила Рада после того, как я умолкла.

Я пожала плечами. Лгать в открытую не хотелось, но сказать правду я тоже не могла.

— Как же Дима? Ты говорила, что любишь его.

Я вздрогнула и покосилась на стену, где предположительно висела камера. Только Димку не хватало в это впутывать. Теламон ревнивый. Еще, чего доброго, сживет со свету соперника.

— С Димой покончено, — заявила я. — Он в прошлом.

Рада нахмурилась. Она мне не верила. Сестра слишком хорошо меня знает. Впрочем, я не собиралась держать ее в неведении. Я попросила о встрече с Радой не для того, чтобы вешать ей лапшу на уши. Но и говорить напрямую нельзя. Я припасла третий вариант.

Когда мы были детьми и после смерти родителей жили в интернате, мы придумали тайный обмен информацией. В то время он здорово нас выручал. Мы могли что-то сообщить друг другу, не боясь быть подслушанными. Пришла пора вспомнить тот шифр.

Я протянула руку и взяла сестру за запястье. Большой палец лег туда, где стучал ее пульс.

— Я уже взрослая, не надо за меня переживать, — произнесла спокойно. — Главнокомандующий меня не обижает. Мне выделили отдельную комнату, гардероб заполнен красивыми вещами, я всем довольна.

Я несла всякую чушь, особо не вдумываясь в слова. Так, просто говорила, чтобы отвлечь внимание наблюдателей от своих действий. Сама тем временем то надавливала большим пальцем на запястье Рады, то отпускала. Это и был наш шифр. Девчонками мы не знали азбуку Морзе, но слышали о ней. Нам понравилась идея, и мы придумали собственную азбуку: известный только нам набор тире и точек, складывающихся в буквы. Длинных сообщений через нее не передать, но на помощь позвать можно.

Пока рот говорил одно, руки сообщали другое. Я передала Раде, что нуждаюсь в ее помощи, и попросила организовать побег. На это понадобилось всего два слова: помоги сбежать.

— Я очень рада, что ты всем довольна, — произнесла сестра в ответ на мою речь. — Значит, я могу оставить тебя с легким сердцем.

Рада играла безупречно. Я даже испугалась, что она за прошедшие годы забыла шифр и ничего не поняла. Ох и понервничала я тогда.

В конце встречи Рада обняла меня, а потом сжала мои запястья в своих ладонях. Теперь уже ее большие пальцы легки на мои вены, прижали их и задержались там секунды на три. Со стороны это выглядело так, будто сестра стиснула мои руки на прощание, но на самом деле это означало «да».

Рада дала мне понять, что мое сообщение дошло до нее, и она поможет. Сестра сделает все, чтобы вытащить меня. В этом можно не сомневаться. Она у меня боевая.

Вскоре я снова осталась одна, но на этот раз скучно мне не было. Я пребывала в приподнятом настроении и не пыталась это скрыть. Теламон решит, что причина во встрече с сестрой. Отчасти он будет прав. О чем он никогда не узнает, так о готовящемся побеге. Еще немного и я избавлюсь от его назойливого внимания.

Жениться он, видите ли, захотел. Теламон не учел одного: земные девушки сами выбирают себе мужа. И прислушиваемся мы в этом вопросе лишь к собственному сердцу, а не к какой-то там теуи или желанию других.

14. Она

В ближайшее время я не ждала новостей от Рады. Побег еще надо подготовить. Поэтому старалась отвлечься. В этом мне как не удивительно помог главнокомандующий. На следующий день он пригласил меня на прогулку. Хотя как пригласил, скорее, просто поставил в известность, что мы на нее отправляемся.

Пришлось залезть в гардеробную. Мою одежду горничная забрала в стирку, а кроме нее у меня ничего нет. Выбор мне предстоял нелегкий. В огромной гардеробной, набитой под потолок вещами не было джинсов. Ни одних! Судя по всему, Аид не в восторге от подобной одежды, о чем и дал мне понять.

Брюк тоже было немного. Зато я нашла черные обтягивающие бриджи, единственные в этом океане нарядов. Уж не знаю, каким чудом они сюда попали. Не удивлюсь, если по ошибке. Но мне подходят.

В пару к бриджам я выбрала тунику из плотной ткани длиной до середины бедра. Волосы заплела в косу. Краситься не стала, хотя косметика тоже имелась. Осмотрев себя в зеркале, осталась довольна образом. Я выглядела ровно так, как наверняка не нравится Аиду, а значит все отлично. Я готова к встрече, теламон, погуляем.

Набросив куртку, я отправилась на крышу небоскреба, где ждал аэролет. Теламоны предпочитают полеты передвижению по земле. Главнокомандующий стоял у трапа. Скользнув по мне взглядом, он заявил:

— Мне импонирует твоя яркая индивидуальность, Дарья. Ты умудряешься сохранять ее в любых условиях.

Я выругалась про себя. Я-то думала, он скривится при виде меня, а нарвалась на комплимент. Как у него получается вечно быть на шаг впереди?

Мужчина посторонился, пропуская меня в аэролет первой. Прямо галантный кавалер. Я шагнула на трап, как вдруг теламон протянул руку и сорвал резинку с моих волос. Коса мгновенно растрепалась на ветру.

— Маленькая поправка, — произнес теламон, когда я гневно на него посмотрела. — Так тебе лучше.

— Скорее вам так больше нравится.

Он пожал плечами. Даже спорить не стал, гад.

— Отдайте резинку, — потребовала я.

— Боюсь, ее унес ветер, — с этими словами он разжал пальцы, и резинка, в самом деле, улетела.