Северная корона (СИ), стр. 52

— Ну и кто у них крыса? — тихо и зло спросил Киган.

Отвечать было не нужно — все взгляды и без того устремились на Стерлинга. Киборг заметно покраснел; Альда даже не знала, что он так может.

— Это не я! — нахмурился Стерлинг. — Можете думать, что хотите, но это не я! Я ничего никому не писал! Хотя мог бы! Но не делал!

— Достаточно, — вмешалась Лукия. — Мне не сообщили, кто отправил отчет, значит, так было нужно. Нас не должно волновать, кто это сделал, раз в штабе одобряют его действия.

— Нет, знаете ли, меня это очень волнует! — заявил Киган. — Среди нас предатель, и я хочу знать, кто это!

— Этого вам никто не скажет, Рэйборн, так что уймитесь. Да, теперь мы знаем, что среди нас есть человек, докладывающий штабу в обход меня. Это полезное знание, но не критичное. Я получила выговор и сделаю выводы.

Альда внимательно наблюдала за остальными, пытаясь понять, кто мог послать тот отчет. Понятно, что самый вероятный кандидат — это Стерлинг, но что если не он? Она знала, что все они сейчас ожидают проверки со стороны телепата, они будут стараться всеми силами закрыть свое сознание. Даже те, кто ни в чем не виноват, вряд ли оценят стремление покопаться в их мыслях! Поэтому ей нужно было подождать и все равно получить ответы — но позже.

Пока же она слушала Лукию.

— Командование заключило, что наши миссии опасней, чем предполагалось изначально, и нам не хватает боевых сил. Поэтому до того, как мы получим следующую миссию, мы пристыкуемся к ближайшей станции и получим подкрепление. Похоже, в нашей команде все же будет обладатель черной униформы.

Альда чувствовала, что для всей команды это стало неприятным открытием. Даже Рале, вечно улыбающийся и беззаботный, заметно помрачнел.

А для нее это по-прежнему ничего не значило! Альда, увлеченная миссией на Арахне, так и не успела посмотреть, какому подразделению предназначена черная боевая форма.

— О чем она говорит? — шепотом спросила Альда, наклонившись к Кигану.

— О том, что командование приняло решение укрепить нашу команду чудовищем, — отозвался он.

И, к собственному удивлению, Альда почувствовала, что он не врет.