Северная корона (СИ), стр. 18

Но если он чувствовал себя загнанным в угол, то Альда отступать не собиралась. Напротив, она мягко оттолкнула Стерлинга в сторону и стала между ним и уродцем.

— Ты что творишь?! — поразился киборг.

— Пока сама не берусь сказать, но попробовать нужно.

Существо напряглось, готовясь прыгнуть вперед. Альда была меньше Стерлинга, и хищник наверняка решил, что уж с такой добычей он точно справится! В этот момент телепатка протянула к нему руку, и червь, изогнувшийся для прыжка, застыл на месте.

— Ничего не делай, — громко и четко произнесла она, и Стерлинг не сразу понял, что обращается она не к нему. — Возвращайся обратно. Здесь ничего для тебя нет.

Выродок с чужой планеты не понимал язык Земли — но смысл сейчас был не в словах. Альда передавала ему мысли, импульс, саму команду сделать то, что угодно ей. Тонкая рука, протянутая к существу, дрожала от напряжения. Альда прекрасно понимала, что одна ошибка, один миг слабости, и на этой руке сомкнуться челюсти, отрывая ее, пожирая… И все равно телепатка не отступала. Она делала ту работу, на которую Стерлинг считал ее неспособной.

И это действовало! Сначала гигантский червь расслабился, и уже это было много. Потом он начал отползать, все еще не отворачиваясь от Альды. Наконец, добравшись до берега, он изогнулся и мягко скользнул в кипящую воду. Глядя на него, Стерлинг вынужден был признать, что шкура, выносящая такие температуры, действительно могла не поддаться лазеру.

Он не знал, сумеет ли признать, что был не прав, однако ему и не пришлось испытывать себя. Когда опасность миновала, Альда пошатнулась и без чувств повалилась на каменистый берег. Стерлинг не знал, от страха это или перенапряжения, но видел, что она все еще слишком близко к воде.

Он подошел к ней, чтобы помочь, и тут в голове мелькнула шальная мысль: а может, не надо помогать? Может, нужно поступить наоборот? Если сейчас подтолкнуть ее туда, всего чуть-чуть, ее не станет уже через пару секунд. Он сможет сказать Лукии и остальным, что это был несчастный случай, и они поверят ему. Им придется взять нового телепата — и это наверняка будет кто-то опытный, раз малолетка так бездарно погибла на первом же задании!

Мысль пролетела и погасла, оставив после себя лишь ужас. Неужели он на самом деле способен на такое? Неужели готов зайти так далеко ради блага команды?

Он так и не успел дать себе ответ: время на размышления закончилось до того, как он сумел во всем разобраться.

— Что здесь происходит?! Ты что с ней сделал?!

Отвлеченный на Альду, Стерлинг только сейчас заметил, что к ним подбежал Киган. Прекрасную же картину он тут застал! Телепатка без чувств лежит на берегу, а Стерлинг, вместо того, чтобы поднять ее, стоит так, будто готовится пнуть…

— Это не то, что ты подумал… — промямлил Стерлинг.

Киган всегда отличался горячим нравом, и из всей команды он, пожалуй, был тем, кому проще всего убить киборга.

— Так потрудись объяснить мне, — процедил сквозь сжатые зубы Киган. — У тебя одна минута!

Он бережно поднял Альду с земли и прижал к себе. Она так и не очнулась, а значит, обморок не был нервным, она просто израсходовала слишком много сил на укрощение червя.

Стерлинг не собирался спорить с тем, кто мог поджарить его одним щелчком пальцев. Он поспешно пояснил, что здесь произошло, добавив, что он, конечно же, не хотел вредить Альде. Он только хотел помочь ей!

Киган выслушал его с непроницаемым лицом. Когда Стерлинг закончил, он не напал — но и не улыбнулся, а с его стороны одно лишь это было серьезным предупреждением.

— Я тебя понял, — заявил он. — Доложишь капитану, она решит, как поступить.

— Киган, я…

— А от себя я добавлю: если ты еще хоть раз даже задумаешься о том, чтобы причинить ей вред, я выжгу тебе глаза, и ты будешь пялиться в свои очки пустыми глазницами. Усек?

Это было так нагло и агрессивно, что Стерлинг почувствовал волну гнева, накрывающую его с головой, но не поддался ей. Он слишком хорошо знал, кто из них сильнее, чтобы огрызаться.

— Я тебя понял.

— Вот и славно, а теперь возвращаемся. Есть подозрения, что после твоего знакомства с местной фауной капитан запретит нам разделяться.

Глава 5

Альде все еще было неловко от своего внезапного обморока — с ней такого прежде не случалось. Но ее никто за это не винил, да и ей самой сейчас было о чем подумать, помимо своей минутной слабости.

Она укротила чудовище! Конечно, ее такому учили в академии, она практиковалась на тиграх и медведях. Но те животные, пусть и опасные, были понятными и знакомыми. А это… она даже не бралась сказать, что это было! Рептилия? Насекомое? Млекопитающее? Или то, о чем на Земле даже не слышали?

Если бы у нее был выбор, она бы, конечно, никогда не согласилась пойти на контакт с такой тварью. Так ведь выбора ей никто не давал! Ей пришлось оценивать ситуацию за пару секунд, и она четко поняла, что сил Стерлинга не хватит за быстрое убийство этого существа. Станет только хуже!

Поэтому она коснулась разума твари, выбравшейся из реки. Это был странный разум: сложный, и вместе с тем пустой, наполненный скорее эмоциями, а не мыслями. Она словно шагнула в сердце водоворота! Но даже среди тьмы и хаоса, которыми было это создание, ей удалось найти определенную логику, общую для двух планет. Оно знало, что такое голод, а еще — страх и боль. Альда воздействовала на его инстинкты, как могла, убеждала, что нужно уйти, что сражаться с ними опасно, что в реке сейчас гораздо лучше.

У нее получилось, но это отняло больше энергии, чем она ожидала. Пожалуй, не последнюю роль в этом сыграла ядовитая атмосфера планеты, к которой Альда только-только начала привыкать. Как бы то ни было, у нее закружилась голова, и она, не успев произнести ни слова, потеряла сознание.

Она очнулась уже в челноке. Рядом с ней сидел Киган, остальные члены команды держались чуть поодаль, а Стерлинг и вовсе забился непонятно куда. Интересно, почему? Так и не смог подавить свою неприязнь — или смириться с тем, что она спасла его? Никто не обвинял Альду открыто, и уже это было хорошо.

Придя в себя, он доложила капитану, что произошло. Хотя сказать она могла не так уж много: соединившись с разумом этого существа, она все силы бросила на то, чтобы отпугнуть его, она не получила от него никаких знаний.

Пока Лукия решала, что делать дальше, Альда приходила в себя. Киган протянул ей бутылку питьевой воды и сел поближе. От его поддержки было хорошо… и странно.

— Как ты? — тихо спросил он. — Стерлинг точно не обидел тебя?

— Поверь мне, там был желающий меня обидеть куда опасней Стерлинга!

— Это понятно, но надрать задницу тому червяку я уже не могу, а Стерлинг, если что, от меня получит.

— Да не трогал он меня, — тихо засмеялась Альда. — И я не думаю, что у того червяка вообще есть задница. Он совсем… другой.

— Ага, думаю, наша нежная трепетная Ноэль не отказалась бы от возможности его вскрыть!

— Может быть, но я сейчас не об этом. Я ведь телепат, мне эти ваши вскрытия по барабану! Я говорю, что он другой в плане сознания. Это сложно объяснить словами… Когда я касаюсь разума людей или животных, это всегда разный опыт, но есть ощущение тепла, как будто я выхожу на солнечные лучи…

— А здесь такого не было? — догадался Киган.

— Нет. Здесь было чувство, будто я нырнула в холодную грязь. Это не значит, что то существо плохое! Хорошее, плохое — это все оценки, на которые мы не имеем права. Я просто хотела сказать, что если мы так не похожи… от этой планеты можно ждать чего угодно.

Альда не могла сказать, откуда взялась такая разница. Эта планета ведь обладала воздухом, более-менее подходящим для детей Земли, водой, пусть и странной, землей. Это все нормально, привычно! Но если так, почему она породила такую жуткую жизнь?

И как пассажиры «Хелены» умудрились здесь выжить?..

Пока она приходила в себя, Лукия и Стерлинг возились с аппаратурой. Скоро капитан позвала и Кигана, а раз им понадобилась помощь механика, происходило нечто серьезное. Но что именно — Альда выяснить не успела, потому что ее внимание отвлекла Ноэль.