Последний из рода Корто, стр. 8

Человекоподобные монстры были гораздо сильнее и ненамного медленнее тренированного воина. А еще они не знали страха, бросаясь вперед. Они прыгали на мечи и короткие копья, стремясь добраться до живой человеческой плоти. Прыжок тяжелой туши, «вооруженной» мощными челюстями и острыми когтями, сносил щиты и даже ценой своей гибели успевал ранить или убить кого-то. Они рвались к врагам до последнего вздоха, и солдаты с опаской добивали этих тварей. Если бы так вели себя люди, пусть и враги, Кассиус без колебаний проникся бы к ним уважением. Это умирали настоящие воины, хоть и животные.

В это же время третья башня продолжала стрелять в том же темпе, изредка ненадолго прерываясь. Больше половины уничтоженных тварей явно были на ее счету. А вот вторая, которая работала значительно ближе, похоже, окончательно «устала». Пару раз она выдала с десяток выстрелов, после чего окончательно затихла. Очевидно, это был предел возможностей сражавшегося чародея. Впрочем, помня Влавву, юноша не удивился. Как бы ни был могуществен крепостной артефакт, некоторое количество собственной энергии мага на выстрел он все-таки тратит. Так что жирный недочародей и не мог выдать много. Магических сил у него очень мало.

А тем временем горизонт очистился. Твари уже не загораживали его неисчислимой ордой. Но они были гораздо ближе. Быстрые и небольшие уже погибли. Образовался короткий перерыв, и люди спешили им воспользоваться. Стаскивали убитых и тяжело раненных со стены, перевязывали еще способных сражаться. При этом Кассиусу пришлось чуть ли не удвоить усилия – приближалась «тяжелая кавалерия». Самые большие твари неспешно ползли вперед. Так как при движении каждый занимал значительную территорию, накрыть одним башенным выстрелом хотя бы двоих было невозможно. Приходилось выбивать поштучно. Несколько баллист начали выпускать тяжелые копья. Но особого толку не было. Возможно, тут бы подошли большие требушеты, метающие россыпь тяжелых булыжников на приличной скорости. Так сказать, площадное оружие. Весьма грозный и дальнобойный механизм. Но… чего нет – того нет. Очевидно, империя полагала, что смертникам эти механизмы ни к чему. Да и на их обслуживание нужны мастера. А таким умельцам работа найдется и в нормальных крепостях.

По мере приближения монстров появился странный звук. Тонкий писк или визг. Кассиус даже на мгновение замер, прислушиваясь. С каждой минутой звук становился все громче. Люди начинали морщиться. Со временем стало понятно – источник этого – монстры. Две головы каждой твари непрерывно визжали, раздражая слух.

Пока монстры подползали ближе, была надежда, что стена станет непреодолимым препятствием для них. В самом деле, туши тяжелые, конечности тоже довольно толстые. Им не зацепиться за отвесные стены крепости, как это делали предыдущие монстры. Правда, это оказалось и не нужно…

Когда первый выживший двуглавый монстр достиг крепости, люди уже зажимали уши руками, не в силах выдержать многоголосый визг. Звук был настолько интенсивный, что с легкостью заглушил все. Некоторые, особо чувствительные, даже теряли сознание. Одинокий монстр нелепо топтался под стеной, пока Кассиус не прикончил его метким выстрелом.

В следующий раз стены достигли сразу два монстра. И тут же принялись действовать. Первый распластался, уцепившись за землю, вбив почти все свои щупальца внутрь породы. Второй сжался в комок. Тогда первый ухватил его несколькими свободными щупальцами и кинул вверх, на стену. На несколько десятков метров! До людей не добросил. Но это уже не имело значения – ведь в полете монстр извернулся и дотянулся щупальцами до края. Не обращая внимания на усилия людей, подтянулся. И в несколько движений бронированных щупалец расшвырял людей, как мелких букашек. Ничто не спасало от удара такой огромной конечности. Только выстрел из третьей башни сумел остановить его.

Еще пять раз приходилось чародеям сбивать со стены прорвавшихся тварей, пока животные не закончились. И только тогда Кассиус позволил себе оторвать руки от кристалла. Хоть у него и оставалось немного энергии, собственные ноги держать вес тела категорически отказались. Так что к себе в комнату юноша попал с помощью Ландо и еще одного воина. И моментально вырубился.

Глава 3

Кабинет коменданта

– …вот такие дела, Мамерк. Один приступ этих тварей – и сто семьдесят три мертвых. Около трехсот человек ранены. Это просто ужас! – Игнаций нервно мерил шагами кабинет. Пять шагов – стена – поворот на сто восемьдесят градусов, снова пять шагов – стена – поворот… Получив точные сведения о потерях, комендант потерял спокойствие. Раньше будущее казалось более надежным и спокойным. Прожить еще одиннадцать месяцев, изредка отбивая небольшие группы тварей. С Мамерком, сильным чародеем под его командованием, комендант считал, что это несложно. Ведь раньше тут служили лишь слабаки. Но… реальность оказалась пострашнее. Свою жизнь он ценил и не хотел сдохнуть тут, во главе кучки отбросов. Нервные шаги, изгрызенные губы, полупустая бутылка крепкого вина на столе…

Беловолосый чародей, расслабленно сидевший на стуле, был, напротив, само спокойствие. Он не видел причин для волнения:

– Ну и что? Пришлют новое быдло на убой. Кто бы там ни сдох, это не наши проблемы.

– Да ты что?! Половина, ты понимаешь? Почти половина! Считай, одна пятая – убита. И треть – раненых, они тоже не могут сражаться. Мы потеряли боеспособность почти наполовину! А ты говоришь, что все хорошо, – размахивая руками, экспрессивно объяснял Игнаций. – Включай голову! Это «быдло» – наш щит! Если их не будет на стене – твари полезут сразу на нас. На тебя и на меня. Ни в башне, ни в подземелье не отсидеться. Уйдем мы отсюда – пускай хоть всех перебьют, мне будет все равно. Вот тогда они снова станут тупым быдлом и вонючими уродами. Но это будет потом. А сейчас – они наш щит и надежда. Да мне пришлось даже помиловать этих придурков, которые дежурили ночью и слишком поздно заметили нашествие. А знаешь, почему? Потому что это десяток солдат. Гребаный целый десяток! Казнить их сейчас – значит еще сильнее уменьшить наши шансы. Сегодня отправил сообщение в Яшмовую Крепость… Но я уже догадываюсь, как тут обстоят дела с подкреплением. В лучшем случае через три недели нам пришлют человек двести. Из которых настоящих, опытных воинов, дай боги, пару десятков наберется. Остальные – крестьяне и мастеровой люд, разбойники да проворовавшиеся мелкие чиновники. И как с такими воевать?!

Комендант с силой выдохнул и подошел к столу. Налил вина полный бокал, залпом выпил. Повернул голову к чародею:

– Будешь? Нет? Значит, сам допью. Кстати, если бы наш самый юный чародей приехал на пару дней позже, здесь бы всех уже перебили. Фактически он – вторая самая внушительная сила в нашей крепости, после тебя. Именно вы вдвоем уничтожили почти всех тварей. Солдатам досталось совсем немного. Эх, где бы достать еще одного сильного чародея? С тремя нормальными магами эта крепость стала бы неприступна…

…Небольшая, богато украшенная лепниной и барельефами комната. От обилия позолоты и вплавленных в стены драгоценных камней у неподготовленного человека рябило бы в глазах. Низкий, овальный стол из красного дерева заставлен всевозможными яствами и питьем. Обглоданные косточки валяются на полу в пятнах дорогого вина. Вокруг стола – три широких ложа. На одном – император Анитил III, полулежа, лениво пил из мельхиорового кубка. На втором сидел Гай Деодоро и расправлялся с очередной куриной ножкой. Любимая трубка лежала рядом, на специальной подушечке. Третье ложе было пустым.

– Как там обстоят дела с бывшим имуществом Корто? – оторвался от кубка император.

– Все в порядке. Земли и замок уже проданы. Четверть денег я оставил себе, как мы и договаривались, а остальное – в казну. Получилась довольно внушительная сумма, около тридцати тысяч золотых – я же говорил, их земли – лакомый кусочек! Кольцо Лирия, редкий артефакт, про который я вам рассказывал, нашел в тайнике главы рода. Передал в императорское хранилище. В общем, все, что мы могли с него получить – получили, – Гай довольно ухмыльнулся. – Его щенок в ближайшее время подохнет в Белой Крепости. Единственное, что еще осталось от Корто – супруга покойного и малолетняя дочь. Очевидно, они спрятались где-то. Если они умны – то покинули пределы империи. Ну, а если нет – мои люди в ближайшие пару месяцев найдут их.