Туманы Унарры, стр. 4

Перед дверью в квартиру она немного задержалась, чтобы пригладить волосы и успокоиться, и вдруг… вдруг она явственно услышала женский смех, и доносился он из квартиры. Рука, почти уже постучавшая в дверь, опустилась, и девушка начала лихорадочно рыться в сумочке в поисках ключа. Замок открылся бесшумно, и Нелла тихо вошла в прихожую, надеясь, что это совсем не то, о чем ей подумалось в первый миг.

— Крис, прекрати. — Звук поцелуя и неразборчивое бессвязное бормотанье. — Мне пора, да и твоя невеста может вернуться.

— Не может, дорогая, она такая бережливая, — голос был насмешливый, и он, безо всякого сомнения, принадлежал Кристиано. — К родителям поехала на дилижансе, обратно наверняка на нем же вернется. А на сегодня все уже пришли. Так что никаких сюрпризов. Иди ко мне…

Опять звук поцелуя и недовольное:

— Крис, я же сказала, мне пора. У тебя свадьба скоро, поосторожней бы.

Тяжелый вздох.

— Эх, Паолина, эта идея уже не кажется такой привлекательной. Слишком упертые родители этой дуры, с них станется зажать денежки. Папаша вон не постеснялся частного сыщика нанять, о чем мне и сообщил.

— Представляю, что он нарыл, — хохотнула неизвестная девица. — Уверена, я знаю не все, но и того, что знаю, предостаточно, чтобы понять, от тебя лучше держаться подальше.

— А что ж не держишься?

Девица расхохоталась.

— У нас много общих интересов, дорогой, взаимовыгодных, а замуж я за тебя не собираюсь.

— А вот я бы на тебе женился… — с явным намеком сказал Кристиано. — Ты, можно сказать, идеальная женщина.

— Крис, не говори глупостей. — Хохот и опять звук поцелуя. Долгого такого, убеждающего. — Нет уж, к чему мне муж, которого нужно содержать?

— Для представительности. У настоящей практикующей магички непременно должен быть солидный муж.

— Это ты-то солидный? Нет уж, будешь за счет своей дурочки жить, если она тебя после отчета сыщика не бросит.

— Самые пикантные моменты я Нелле уже рассказал, и рассказал в том виде, как надо. Она меня любит, не поверит. Не бросит.

— А если поверит?

— И что? Паолина, куда она от меня денется? Это папаша ее еще не понял, что дочурка влипла. Кто на ней теперь женится, сама подумай? О нас с ней уже столько слухов ходит, что…

— Слухов? Поди, сам и запускал?

— Паолина, выигрышный лотерейный билет нужно использовать сразу, пока не пропал, — наставительно сказал Кристиано. — После того как до ее папаши дойдет хоть часть слухов, он будет за мной сам бегать и на коленях умолять, чтобы не бросил.

Антонелла отмерла и вошла в спальню. Картина, представшая ее глазам, не допускала двух толкований. Разобранная постель. Незнакомая магичка полулежала на Кристиано, чуть приподняв голову, распущенные волосы шелковистой волной стекали ему на грудь. Сам он обнимал любовницу одной рукой, вторая была закинута за голову.

— В самом деле? — Антонелла думала, что скажет эти слова презрительно, но прозвучали они жалко, поскольку голос ее дрогнул в самый неподходящий момент.

— О, вот и счастливая невеста, — любовница безо всякого стеснения подняла голову и с любопытством стала рассматривать вошедшую. — Не волнуйся, милая, я уже ухожу. У нас с Крисом все несерьезно, чисто деловые отношения и немного развлечения. А что делать? Ты же его на голодном пайке держишь…

— Я слышала.

— Нелла, ты все неправильно поняла.

Убедительности Кристиано сейчас позавидовал бы кто угодно, но на Антонеллу она не подействовала. Сейчас она видела жениха таким, как он есть, и понимала, что отец прав. Кристиано задергался, отпихивая любовницу, та откатилась и томно произнесла:

— Подождете со сценой до моего ухода? Крис, я не хочу слушать, что ты любишь ее, а со мной был лишь потому, что дело требует.

— Так это так и есть. Нелла, иногда деловые связи приходится скреплять личными. Ты должна понять…

— Нет, — усмехнулась девушка, — это ты должен понять, что придется искать другую дурочку, за счет которой будешь жить. Наверное, это будет не слишком просто. Паолина вон от тебя только что отказалась.

— Нелла, что за глупости ты говоришь? — Кристиано привстал на кровати, но это не придало его словам больше веса. Наверное, потому, что наглая магичка, ничуть не стесняясь, торопливо одевалась. — Мы любим друг друга.

— Я в этом сильно сомневаюсь.

Антонелла обвела прощальным взглядом комнату, в которой надеялась обрести счастье. Многое из того, что есть здесь, куплено на ее деньги. Но не забирать же? Ей показалось омерзительным все, чего касались руки Кристиано. Грязным, ни для чего больше не пригодным. Нет уж, пусть подавится. Она резко развернулась и пошла к выходу.

— Нелла, стой! — отчаянно заорал Кристиано. — Ты не можешь вот так перечеркнуть все, что было между нами!

Но девушка даже не оглянулась, лишь дверью хлопнула. Подумала, что это уже входит у нее в привычку, и прислонилась к двери. Ноги не держали, поэтому она еще немного помедлила. Достаточно, чтобы услышать разговор.

— Побежишь за ней? — насмешливо спросила Паолина.

— Да нет. Сама вернется, — ответил Кристиано. — Остынет до утра и поймет, что деваться ей некуда.

— Я бы на твоем месте не была столь уверена.

— Не завтра, так через неделю. Не сама, так родители приведут. Но, думаю, я раньше найду и помирюсь. Не волнуйся.

— Мне-то что волноваться? На наши планы это никак не повлияет. Напротив, если не вернется, быстрее крутиться станешь.

Магичка говорила жестко, даже без намека на какие-то теплые чувства. Теперь Антонелла могла бы поверить, что ее с Кристиано связывают только какие-то загадочные дела. Во всяком случае, дела эти были для нее намного важнее самого Кристиано.

— Вернется, — убежденно повторил жених, теперь уже бывший. — Паола, да она в меня по уши влюблена, так что все простит. Простит и забудет, достаточно лишь хорошо попросить. Сейчас я пока оденусь, она до общежития добежит, а в такое время меня не пустят. А вот завтра…

Антонелла вздрогнула. Уверенность Кристиано ее напугала. Богиня, неужели она сможет его простить? Любовь зла, угораздило же ее полюбить этого негодяя. Или она не сама? Зелье, да, конечно же, зелье, уцепилась за спасительную мысль девушка. Не могла она сама быть столь слепа. Теперь, главное, не встречаться с приворожившим до того, как оно полностью выйдет. Или обратиться в Сыск? Но тут ей пришло в голову, что если в Академии никто не заметил, то и в Сыске, скорее всего, ничего не найдут. Значит, сама, сама дура… Она бездумно шла по улице. Слезы катились по лицу. Не было ни сил, ни желания их сдерживать. Слишком много на нее сегодня обрушилось, слишком невыносимым оказалось. Хотелось взять ластик и стереть Кристиано из собственной жизни. Совсем. Чтобы раз — и нету, и никогда не было. Она всхлипнула, зажмурилась и влетела прямо в объятия небритого типа. Тот дохнул винными парами и спросил:

— Инорита, я могу вам чем-нибудь помочь?

— Можете, — неожиданно для себя ответила Нелла. — Женитесь на мне.

Да, это выход. Кристиано придется от нее отступиться, а отцу — не придется краснеть. Бродяга лучше, чем тот проходимец. Подумаешь, пьяница. Целители от такого избавляют, а вот подлость неизлечима…

Тип покачнулся, не выпуская ее из объятий, и уточнил:

— Жениться? Сейчас?

— Да. Пока открыт Храм.

ГЛАВА 3

Когда Федерико проснулся на следующее утро, голова болела, а во рту был столь жуткий привкус, словно вчера он напивался не лучшим лорийским вином, а… Воображение услужливо подсказало, чем надо напиваться, чтобы получить столь выдающийся букет. В компанию к больной голове и жуткому привкусу добавилась еще и тошнота, Федерико с трудом повернул голову и обнаружил в своей постели сладко посапывающую незнакомую девицу. Это ж надо было так набраться! Богиня, что на него нашло? Неужели вчера его занесло-таки в заведение тетушки Фьоры? Вот ведь Гвидо, твердил, твердил, пока своего не добился. Радовало, что девица оказалась чистенькая, хорошенькая, можно даже сказать, красивая, но точно это будет известно, лишь когда она откроет глаза. На щеках — высохшие дорожки от слез, Федерико забеспокоился, не обидел ли он ее вчера, и решил, что если обидел, компенсирует деньгами. Уточнит, на сколько они договаривались, и заплатит вдвое.