Плюс один (СИ), стр. 1

Глава 1. В которой я — уже не я

Мне снился странный сон. Какие-то образы, события, даже разговоры. В полудреме перевернулась на другой бок, затем потянула на себя одеяло, плотнее укутываясь. Повозилась еще немного, снова перекатилась на другой бок, опять повозилась и, наконец, открыла глаза. Что-то не так. Пуховая подушка? Тяжелое одеяло?

Честно говоря, ожидала увидеть себя вытащенной на крышу дома, на лестничную площадку, или даже в багажнике автомобиля. Мой старший братишка иногда может выкинуть что-нибудь такое, экстремальное. Но вот увидеть перед собой столбики кровати, темную комнату с тяжелой мебелью и еще одну кровать слева от моей — это уже совершенно неожиданно. Шепотом выдав пару непечатных символов, я рухнула обратно на постель, закрылась одеялом с головой и судорожно подумала: а можно ли молиться после матов, или лучше мантры читать? В данном случае оставаться на месте — не самый лучший выход, поэтому одеяло было отброшено в сторону, а тишину этого холодного помещения нарушил мой тихий шепот:

— Руууус, ну Рус. Мне страшно, я сдаюсь.

Внимательно прислушалась. Все же на розыгрыш брата это совершенно не похоже. Это куда же меня нужно притащить? Как бы крепок не был мой сон, не заметить путешествие по вечно неспящему городу просто невозможно. Воображение участливо подбрасывало кадры из ужастиков. Похищение, маньяки, сверхъестественные перемещения во времени. Здравый смысл говорил, что самые любопытные умирают первыми. Но и лежать на кровати глупо. Неплохо бы найти хоть палку какую-нибудь, чтобы было чем от маньяков отбиваться. Значит, нужно вставать.

Кровать была просто громадных размеров, подобные монстры ранее встречались мне только в музеях и мебельных магазинах. Пришлось ползти. Когда прямо передо мной на покрывало упала очень длинная и очень светлая прядь волос, я заорала. И потому, что не ожидала подобного, и потому что прядь эта однозначно была моей, вот только у меня еще пару часов назад был удлиненный боб карамельного оттенка, а еще потому что это выглядело жутко в полумраке комнаты.

— Ты совсем спятила? — через пару секунд закричал голос со второй кровати. — Я тебя в Мунго сдам! Заткнись, идиотка!

Невидимый снайпер бросил в меня небольшую подушку, но промахнулся. Уже через пару мгновений дверь в комнату открылась и зажегся свет. Я сощурилась, и вновь услышала недовольный женский голос:

— Да вы что тут творите? Два часа ночи! Луна? Что с тобой?

Передо мной склонилась девушка. Круглое личико с редкими веснушками, рыжие волосы. Совершенно незнакомая мне девушка.

— Кошмар? — с сочувствием спросила она.

Я на автомате кивнула. Конечно кошмар. Я в кошмаре. Куда меня занесло?

— Выпей зелье сна без сновидений и спи.

Девушка тут же встала и вышла из комнаты, а с соседней кровати послышалось ворчание. Что-то про везение, идиоток и "завтра ей устрою". Я же пораженно сидела на постели. Луна? Мунго? Зелье без сновидений? Зелье?! Я хорошо знала английский, никогда не испытывала трудностей в общении с американцами, но здесь был несколько отличный английский. Это что, Великобритания? И я… я… я типа попаданка?

— Мамочка, верни меня обратно, — вслух пискнула я на русском и вновь накрылась одеялом с головой. Паника словно парализовала, но и долго находиться в таком положении для меня просто невозможно.

Легко вскочила с кровати на пол, всунула ноги в гольфах в тапочки и быстро нырнула в ванную комнату, закрыв за собой дверь. Как-то сам собой включился свет. Но лишь спустя пару кругов по просторной ванной комнате, я с удивлением остановилась. Панические мысли ни о чем сменились весьма четким вопросом: А откуда я узнала, где ванная?

— Потому что у тебя есть память тела, — раздался в моей голове тихий голосок. — И моя память тоже у тебя.

— Это еще кто? — потрясла я головой.

— Я Луна. И это я тебя вызвала.

— Так. Ты, конечно, весьма забавна, но верни-ка меня назад. Я никуда не хочу, мне и так хорошо было.

— Нет. Ты скоро умрешь там. Тебе некуда возвращаться.

— Чего? — пальцы сами собой начали искать горло невидимого собеседника. — Какое умру? Мне двадцать четыре, я в отпуске и я люблю жить. Ну-ка возвращай!

— Не могу. В любом случае, ты теперь живешь за меня, а я могу уйти. Всего доброго.

— Чего? Стоять! За кого я живу? Куда ты собралась?

— У тебя моя память, — буркнул голосок и, как мне показалось, хлопнул несуществующей дверью.

Я осторожно подошла к зеркалу, с опаской рассматривая отражение. Передо мной стояла блондинка лет шестнадцати с огромными серо-голубыми глазами. Жуть. Нет-нет-нет. Верните обратно. Я не хочу. Я не готова. Это я, получается, Луна Лавгуд?

Просидев в ванной до утра, я все же немного разобралась в ситуации. Это был действительно мир Поттерианы… только немного не такой. И я действительно стала Луной Лавгуд. Прежняя хозяйка этого тела давно хотела закончить свое существование, но жалела отца, который очень ее любит, и чувствовала себя ответственной за прерванный род матери.

У Луны практически не было друзей. Только куча врагов. Она не показывала это, но постоянные издевки ее все же порядком доставали. Ей пятнадцать, она не любит ходить на уроки, читает странные книги, и все ее называют сумасшедшей. Чудно. Подросток и суицид. Дебилы. Как будто у кого-то бывает просто.

А еще Луна была красивой. И совершенно неухоженной. Огромные глаза, согласно канону, должны быть затуманенными и навыкате, но они были скорее пугающе большими. А еще белесые брови и ресницы. А вот туманный взгляд, вероятно, был свидетельством погружения Луны в свой внутренний мир, потому что сейчас ничего подобного не было. Полные губы бантиком, ровный нос и острые скулы. Отмыть, избавиться от прыщей и расширенных пор, покрасить брови, купить тушь для ресниц, и будет девочка с обложки. И волосы ниже пояса. Длинные и чуть волнистые. С наведения хоть какого-нибудь внешнего лоска я и начала: это всегда помогало мне собраться с мыслями.

Луна действительно провела один ритуал. Замещение души. Прочитала сложное заклинание, из-за которого душа из другого мира, находящаяся в нескольких часах от смерти, вселилась в это тело. А сама Луна теперь постепенно уйдет. То есть через пару недель, если ее не трогать, она просто исчезнет. А все ее обеты и обещания станут моими. Вот только обетов и обещаний у Луны практически не было. Только обязанность сдать СОВ, потому что родители заключали со школой своеобразный контракт.

Рыться в чужой памяти вообще-то было непросто. Тут в своей не сразу вспомнишь, что и когда. Здесь же походило на брожение по ссылочкам. Отталкиваясь от одного, можно вспомнить и что-то другое, но приходится напрягаться.

За эти часы в ванной, я поняла одно: Луна та еще дура. Мы же разные, ну ведь совершенно разные. Как вообще можно не заметить, что она изменилась? И хотя из более-менее близких подруг у Луны была только Джинни Уизли, не заметить изменения просто невозможно. Нет, можно попробовать играть роль… но меня хватит на пару часов. На десятый пинок точно врежу так, что костей не соберут. И молчать не буду. Молчать — это не про меня. И любопытна я, и ее проблемы с внешностью меня бесят, и редиски мне носить не хочется. Придется надеяться, что всем плевать. А если нет, то будем выкручиваться по обстоятельствам.

Школьная форма Хогвартса, согласно «Истории Хогвартса», менялась каждые пятнадцать лет, в соответствии с требованиями магловского мира. Меня вот удивило, что форма была вполне в духе фильма, а казалось, что они в мантиях ходят. Но мантия — это как плащ, носится поверх формы. Белая блуза, джемпер, галстук цветов факультета, юбка в складку и плотные чулки. Юбка черная, свитер серый, чулки девушки выбирали по собственному вкусу. То есть черные, серые или белые. А мантия спереди застегивалась на пуговицы до пояса. Расстегнутая круче, как супергеройский плащ. К обуви и вовсе претензий не было. Носили кеды, балетки, некоторые девушки вышагивали на высоких каблуках. Но больше встречались туфельки вроде «прощай, молодость» и «Элли сбежала из страны Оз». То есть страшные, на мой взгляд модницы из 2017 года.