Новая ученица в волчьей долине (СИ), стр. 28

— Ее зовут Искра. Надеюсь, вы подружитесь, — произнес Марк, скармливая лошадке морковку. — Нравится тебе Искра?

— Как она может не нравиться, — произнесла я, уже вовсю наглаживая лошадь.

— Ей нужно внимание, уход и любовь. Конюхи смотрят за лошадьми, но каждое животное нуждается в еще большем тепле.

— К чему ты клонишь?

— Придется теперь ко мне чаще приезжать, чтобы выгуливать Искру и ухаживать за ней, — с хитрой довольной улыбкой произнес Марк.

— О-о, Марк, да ты само коварство, — улыбнулась я.

На лошадях мы с моим новым парнем, причем парнем только по мнению самого Фейбера, спустились на лошадях по дороге к берегу океана, а там пустили лошадей рысью прямо по кромке воды. Желающих искупаться и позагорать в этот предрассветный час мы пока не встретили. Конь Марка то и дело задирает мою лошадку, уговаривая ее побегать наперегонки, но я пока еще неуверенно держусь в седле для полноценной скачки, поэтому Марк то и дело осаждает своего жеребца.

Настроение удивительным образом ползет в гору. Такая прогулка мне очень нравится.

— Видишь ту скалистую гряду, — где-то спустя полчаса езды окрестности стали казаться более дикими, а берег все менее пригодным для проезда на лошадях — ландшафт меняется на скалистый. — Там остановимся. Поплаваем, и я тебе кое-что покажу.

— Что именно покажешь?

— Ты такая нетерпеливая, — ухмыльнулся Марк. Парень остановил своего коня. Мы спешились. — А я ведь тоже нетерпеливый.

— Ты о чем?

— Кто-то, кажется, говорил, что как только заведет нового парня, тянуть с интимной близостью не станет. И вот я уже с нетерпением жду, когда слова станут реальностью.

Настал мой черед хмыкать. Медленно снимаю с себя майку через голову, расстегиваю шорты… Фейбер очень внимательно за мной наблюдает.

Остаюсь в одном купальнике серебряного цвета.

— Если ты объявил, что встречаешься со мной, это еще не означает, что я с тобой встречаюсь, — припустила к воде, с разбега в нее запрыгивая. Это я так от неминуемого гнева Марка спасаюсь. Все-таки парня я успела узнать уже достаточно, чтобы понять, из-за чего тот злится, выходит из себя и начинает показывать свою коварную, вредную волчью натуру.

Марк вскоре меня нагнал и поймал. Быстрее, чем я рассчитывала. Плавает одноклассник превосходно.

— Ты хорошо плаваешь, — вслух отметила я. Сама я уже не плыву, спокойно дрейфую в крепких объятиях.

— Было бы странно, если плохо — все-таки, живу на берегу океана, почти каждый день с самого детства в нем плаваю. Не уходи от темы. Ты не признаешь себя моей девушкой?

— Нет, конечно. С чего вдруг?

— А что тебе нужно, чтобы это признать? С Кристианом, помнится, ты стала встречаться, из-за того что он «крутой» парень. Я недостаточно для тебя крут?

— Наоборот. Ты слишком для меня крут. Настолько крут, что до сих пор в себя прийти не могу.

— Что тебе нужно? — Марк, видимо, решил поторговаться. — Хочешь денег? Родители твои займут высокие должности. Тотемное кольцо? Путешествия? Поступление в престижный университет? Хорошую работу в будущем?

— Подожди. Как это «путешествия»? Ты выпустишь меня из долины?

— Без проблем. Но со мной и во внеучебное время.

Хм. Ну, уже лучше, чем ничего. То есть в принципе все время здесь безвылазно сидеть, возможно, не придется.

— Мне ничего от тебя не нужно. Лиза Ньюман сегодня не продается.

— Только сегодня?

— Завтра тоже.

Марк немного подумал. Похоже, что разговор его все-таки больше забавляет, чем злит. Мы качаемся на волнах. Я уже обняла Фейбера за плечи и оплела ногами его талию. Исключительно для удобства, да.

— А если я тебя соблазню?

— М-м… все равно нет.

— Запугаю?

— Тем более нет.

— Заставлю.

— Тогда формально да, но в душе все равно нет.

— Влюблю в себя?

— В этом случае само собой — да. Но поскольку ты уже запугал, то у тебя ничего не получится.

— Если бы так уж сильно запугал, ты бы тут сейчас со мной не пререкалась, — проворчал Фейбер. — Ладно, поплыли.

— Куда?

— К скалам. Покажу тебе свое тайное место, нашел его в детстве. Теперь о нем будем знать только ты и я.

— Ого. С чего такая честь?

— Вот тоже удивляюсь. Наглая, вредная, хитрая, независимая кокетка. Чего я с тобой вожусь и тайны все свои тебе раскрываю?

— Не открывай. И не возись. Отпусти.

— Ни за что.

Мы доплыли до скал.

— Ты не боишься нырять? — поинтересовался у меня Фейбер. — Нужно будет тут проплыть под водой.

— Не боюсь.

— Хорошо. Я буду плыть рядом, если что, поцелую и дам тебе воздуха.

Кхм. Набрала в грудь побольше воздуха.

Нырнули. Плыть пришлось довольно долго по моим внутренним ощущениям. Даже начала немного паниковать. Вода, над головой скала. К счастью, обращаться за помощью не пришлось, выплыли раньше в какую-то маленькую пещеру.

— Молодец, продержалась, — с восторгом произнес Марк рядом, выбираясь первым из воды и помогая это сделать мне. В скале выдолблены грубые, но достаточно удобные ступеньки. Марк еще какое-то время вел меня по извилистым путаным проходам вверх. — Добро пожаловать в мое логово.

Огляделась. Действительно пещера. Причем обставленная. Заметила стулья, лежбище из матрасов и подушек в одной из ниш. Есть в пещере и «окно» с чудесным видом на океан. Подошла и встала в этот проем, любуясь. Высота где-то третьего-четвертого этажа. В самом низу скалы, о которые красиво разбиваются волны. Снизу, скорее всего, этот проем не виден.

— Нравится здесь? — Марк подошел ко мне со спины. На мои плечи опустилось большое махровое полотенце. — Пол холодный и местами острый, хотя я постарался подровнять все шероховатости. Возьми мои тапки пока.

— У меня вопрос. Ты все, что здесь есть, под водой таскал? Просто я плохо представляю, как бы ты плыл вон с тем большим матрасом.

— Нет, конечно. В этих скалах целый лабиринт. Я тут с детства еще все облазил. Там дальше лес, если отдалиться от берега, и в нем запасной проход сюда, только идти достаточно долго.

— А почему мы тогда именно через воду сюда сейчас попали?

— Я все-таки рассчитывал, что тебе понадобится поцелуй с воздухом, — признался Фейбер.

Обернулась. Я не узнаю Марка, здесь и сейчас он такой спокойный, улыбчивый, с мягким взглядом. Парня будто подменили.

— Поцелуй меня, — второй раз за день я слышу эту фразу, но в первый раз она прозвучала требовательно, почти как приказ, а вот сейчас это тихая мягкая просьба. И взгляд Марка — внимательный, серьезный, полный желания.

— Ты сам можешь меня поцеловать — и уже делал это, не спрашивая моего на то желания.

— Сейчас я хочу, чтобы ты сделала это сама. Добровольно.

Молчу и ничего не предпринимаю.

— Я не достоин твоего поцелуя, верно? И не нравлюсь тебе, — в голосе Марка спокойствие смешивается с горечью. Парень сейчас делает выводы именно для себя. — Я тот, кого ты будешь бояться, втайне ненавидь, вечно спорить и…

Сделала шаг навстречу и поцеловала Марка.

ГЛАВА 12

Поцелуй с Марком — это остро, томительно, жарко. В крови бушует адреналин, сердце так быстро и сильно стучит в груди, словно вторя мощным шумным ударам волн о скалы.

Такой вкусный долгий соленый поцелуй. Не учла того момента, что я в одном лишь купальнике. Полотенце давно упало на пол, и если после выхода из воды я немного мерзла, то теперь полностью согрелась. Тело горит, словно в огне, а уж какой горячий Марк, и это несмотря на то, что мокрый. Сейчас я недвусмысленно ощущаю и вижу, как и насколько возбужден Фейбер, и меня это тоже начинает жутко заводить. Я уже не могу понять, что чувствую. Такой дикий коктейль страха, адреналина, желания, симпатии и в то же время отторжения.

Часто глубоко дышу, пытаясь справиться с собой, но Марк не дает такого шанса, подхватывает меня за ягодицы и несет туда, где у него лежбище из матрасов. Вскоре меня осторожно опускают на мягкое ложе, а сам Фейбер оказывается сверху, ощутимо придавив к матрасу. Вот тут я и запаниковала.

×
×