Новая ученица в волчьей долине (СИ), стр. 26

Кинула на парня косой взгляд.

— Спасибо, друг.

Фейбер хмыкнул, вышел из машины, обошел ее и открыл дверцу с моей стороны.

Выбралась из салона. Разговаривать с Марком меня до сих пор не тянет. Одноклассник взял меня за руку и повел в торговый центр.

— Какой фильм ты бы хотела посмотреть? — спросил Марк, когда мы пришли к кассам.

— Мне все равно, — ответила отрешенно, хотя внутри меня бушуют злость и обида, но при этом понимаю, что я бессильна перед Фейбером.

Марка мое равнодушие не расстроило.

— Что же, тогда идем на… фантастику. На «Стражи космоса». Давно уже думал посмотреть этот фильм.

Фейбер купил нам билеты, воду и попкорн. Просмотр картины прошел на удивление мирно. Марк больше ко мне не приставал и разговорами не донимал, спокойно ел свой попкорн, а вот мне кусок в горло не лез. Весь сеанс парень не выпускал мою руку из своей.

ГЛАВА 11

Когда фильм закончился, мы неспешно потянулись вслед за всеми посетителями кинотеатра на выход.

— Марк! — когда вышли из зала, моего одноклассника окликнули. Неподалеку на диванчиках сидит довольная большая компания парней и девушек. Нашла несколько знакомых лиц. Похоже, это все друзья Фейбера, точнее его свора. Ну все, сейчас Марк подойдет к ним, а это надолго. Еще придется вместе сидеть, потом идти вместе гулять…

Фейбер кивнул друзьям в знак приветствия и того, что их заметил, и повел меня в сторону выхода, так к своим дружкам и не подойдя. Это надо было видеть. У парней, да и у некоторых девчонок, челюсти отвисли. Причем никто так и не решился догнать Марка и спросить, почему тот не подошел к своей компании.

— Кушать хочешь? — заботливо поинтересовался у меня Марк, когда мы неспешно шли по торговому центру.

— Нет.

— А что хочешь?

— К себе домой.

— Хорошо, поехали, — на удивление покладисто согласился Марк. — Или вернее пошли. Погода прекрасная, идти не очень далеко.

Спорить не стала. Главное — домой.

Выйдя из здания, погоду действительно оценила. Очень тепло, свежий влажный ночной воздух. Горожане довольно активно гуляют по улицам, словно сегодня выходной. Настроение такое в атмосфере витает… романтичное.

На нас с Марком почти не обращают внимания, хотя Фейбера в долине наверняка многие знают. У всех свои интересы, к тому же ночью лица становится труднее различить, правда, не в городе — освещение тут установлено прекрасное, темных мест на улицах почти нет.

Молчание между мной и Марком, во всяком случае с моей стороны, из напряженного становиться мирным. Не могу долгу пребывать в негативных эмоциях.

Когда уже почти добрались до моего дома, Фейбер спросил:

— Может, пойдем посидим на берегу?

Стоит признаться себе честно, прежде, чем ответить, я все же пару секунд колебалась.

— Нет, спасибо.

— Жаль, — Марк довел меня до входной двери моего дома, поцеловал в щеку и все так же никуда не спеша, засунув руки в карманы брюк, побрел в обратном направлении.

Какое-то время стою на крыльце и опять смотрю вслед этому парню. Что он со мной делает? Зачем?

Зашла в дом, где на меня буквально напала с расспросами мама. Кто такой этот Марк, нравится ли мне, на какой стадии отношения… Когда мама узнала, что Марк носит фамилию Фейбер и является наследником главы волчьего клана, то выпала в осадок, забавно округлила глаза и рот в звуке “О-о-о”.

Отпросилась спать, сказав, ушла к себе в комнату, но ближе к середине ночи перебралась на первый этаж в гостиную, при этом проверив везде, хорошо ли закрыты окна и двери.

Не знаю, прорывался ли в эту ночь ко мне Фейбер, но спала я спокойно и утром следов незваных гостей нигде не обнаружила.

Вся неделя прошла более чем спокойно. В школу моя мама позвонила, лично меня отпросив на эти дни, и там пошли навстречу, но, само собой, домашнюю работу никто не отменял — все задания и кое-какие записи с уроков мне скидывали на электронную почту мои “друзья” Джил, Адам и Марк, который тоже откуда-то узнал мой адрес. Не удивлюсь, если уже и почта взломана. Надо бы ее почистить от старых писем с фотографиями и… признаниями от прошлых парней, с которыми встречалась.

Кроме родителей и Райны я в эти дни ни с кем не общалась и не встречалась, отдыхая и восстанавливая душевный покой. Но все хорошее быстро заканчивается.

Проводила в последний вечер родителей до пропускного пункта из долины. Родители ехали на машине, а я на байке. Надо было видеть, как нехорошо на меня и мой байк поглядывали работники местной таможни, наверняка им выволочку устроили за то, что не смогли тогда меня задержать.

Не обращаю на охрану внимания, прощаюсь с родителями. Долго, со слезами. Не хочу, чтобы мама с папой уезжали. Люблю их очень, и хоть давно привыкла жить самостоятельно, расставаться всегда трудно.

— Приедем, как только появится возможность. На новогодние праздники точно будем, — напоследок пообещали мне родители, у них самих в глазах слезы.

Помахала рукой вслед уезжающей машине, подмигнула паре охранников, что смотрели на меня наиболее сурово, села на байк и уехала.

Настроение просто убийственное. Приеду, посижу немного с Райной и пойду к себе тосковать.

Приехала. Нашла на кухне домработницу… и поедающего булочки с корицей Марка, при этом мило беседующего с моей Райной.

Неодобрительно поглядывал в сторону названого гостя. Почему Райна пустила чужого и так спокойна?

— Лиза! — заметила меня Райна, Фейбер так уже давно смотрит на меня и улыбается, продолжая уминать продовольственные запасы. — Проводила? А тут к тебе твой одноклассник пришел, сказал, что вы договорились о встрече и он тебя подождет. Я угостила Марка. Такой милый мальчик. Ничего?

— Все нормально, — гостеприимство в долине на высшем уровне. Двери обычно распахнуты, заборов нет. Заходи, кто хочет. Надо будет предупредить Райну, что пускать в дом всех, кто назвался другом, не стоит. — Марк, что-то не помню, что мы о чем-либо договаривались.

— Да? Видимо, ты забыла. А я за тобой. Собирайся, поехали.

— Куда?

— Ко мне.

Я вздрогнула. Паника.

— Нет.

Марк выразительно посмотрел в сторону любопытно поглядывающей в нашу сторону Райны. Не сговариваясь, вышли с Фейбером из кухни. Парень взял меня под локоток.

— Бери все, что тебе понадобиться для ночевки, в том числе сменную одежду и купальник. Утром в океане искупаемся.

— Я никуда не поеду, — вот мне реально сейчас страшно.

Марк поморщился.

— Лиза, убери из голоса эти истерические нотки, тебе не идет. Ничего ужасного я пока не планирую. Просто переночуешь у меня. В компьютерные игры поиграем, поболтаем.

— Марк… я не хочу с тобой дружить и каким-либо образом общаться, — накопила я за неделю смелости, но вообще, стоит признать, после дня рождения Фейбера смелости в отношении этого парня во мне в принципе поубавилось. Видимо, я наконец осознала, какую опасность несет в себе одноклассник и каково его влияние в нашем обществе. Задержала дыхание. Жду ответа и реакции Марка.

Парень прищурился, помолчал какое-то время…

— Хорошая попытка, но… нет.

— Что нет?

— Дружить все-таки будем. Ты собираешься или без одежды обойдешься? В принципе без одежды даже лучше.

— Марк.

— Лиза. Я сказал. Нет.

— Нельзя дружить насильно.

— Ну, у меня же как-то получается. Со мной многие дружат далеко не из-за большой симпатии. В последний раз спрашиваю. Ты собираешься или мы опять будем вспоминать, кто приказывает, а кто подчиняется? Я с удовольствием напомню.

У меня сильно зачесались руки врезать Марку от души, но вряд ли это что-то даст — вон, у Криса не получилось, а мне куда. Нет, бежать, причем чем быстрее, тем лучше.

Молча отправилась наверх брать вещи. Ну, погоди, Фейбер, я так просто не сдамся. Пока надо затаиться и выглядеть послушной, а потом… Уместен ли сейчас злодейский мысленный смех?

Вскоре одноклассник все-таки привез меня в свое логово. Выходя из машины, ощутила, как меня откровенно потряхивает. Ноги ватные, руки дрожат. Вот не верю я в добрые намерения Марка.

×
×