Новая ученица в волчьей долине (СИ), стр. 23

— Даже теперь не знаю, в каком наряде ты меня больше впечатлила — когда приехала во всем черном на байке, в том красном платье с дня рождения или сейчас.

М-м-м. Мне почти приятно.

— Понятно, — я демонстративно отвернулась к окну.

— Теперь ответь мне. Ты почему так вырядилась? — нехорошим тоном поинтересовался Марк прямо мне на ухо, чем вызвал толпы мурашек по всему телу.

Не стала строить из себя дурочку, ответила прямо.

— Да вот, парня себе нового надо ведь искать, а то я теперь невыездная, хоть какое-то развлечение в этом болоте будет. Может, посоветуешь мне, как друг, кого-нибудь? Только нормального.

Внимательно наблюдаю за реакцией парня. Ну что, покажи, какой ты мне на самом деле друг. По мне, так ты не друг, а волк на сене.

На лице Марка холодная маска.

— Лиза, вот почему тебе спокойно не живется, а? У тебя шило в одном месте?

— У меня лишних предметов нигде нет, а вот у тебя — очень даже. Ты зачем над людьми в долине издеваешься и всех запугал? Ты же волком должен становиться при превращении, а не живодером.

Марк прищурился.

— Тебе кто-то что-то рассказал?

— Вот опять. Даже если и рассказал. Что ты сделаешь? Прибьешь этого человека, убьешь, изнасилуешь?

Марк наклонился ко мне. Очень близко. Мы практически нос к носу. Тело опять предательски реагирует на парня, хотя разумом я совершенно против подобной реакции, но тут уж ничего не поделаешь.

— Это ты меня воспитать сейчас пробуешь? Забавно. Но уже слишком поздно. А насчет того что бы начать с кем-то встречаться, можешь и думать забыть.

— Почему это?

— Потому это.

— Знаешь, дерьмовый из тебя друг.

— Я говорил, что тебе моя дружба не понравится, — спокойно пожал плечами Марк.

— Я хочу уехать отсюда.

Фейбер насмешливо на меня посмотрел. Ответ я и так поняла. Пока не наиграется с новой игрушкой, я отсюда не уеду. Во всяком случае легально. Идею побега я еще не оставила, но завтра приезжают родители. Пока предки будут здесь, я стану вести себя как примерная девочка, чтобы их не задело.

— Марк.

— Да?

— Признайся, ты в детстве котят мучить любил?

Парень хмыкнул.

— Нет, я животных очень любил. Особенно лошадей. Впрочем, до сих пор люблю. А вот людей не очень.

— Почему? Обидел кто-то?

— В людях слишком много тех черт, что мне не нравятся. Практически каждый может предать, почти всех можно купить — не обязательно именно за деньги, у каждого свои желания и слабости. Люди много врут, желают показаться лучше, чем они есть, рады подставить, будут делать все, чтобы другому человеку было не лучше, а только хуже, ради собственного удовлетворения. Животные куда честнее… Что ты на меня так смотришь?

А смотрю я на Фейбера с сочувствием.

— Марк, все это, конечно, есть, люди такие сложные, неоднозначные, в них есть и плохое, и хорошее, но тем мы и интересны, в отличие от тех же животных. Люди совершают хорошие, добрые поступки, ничего не прося взамен, помогают, искренне любят, дружат, творят, совершенствуются. Видеть в людях только плохое просто глупо, а вытаскивать из них дерьмо — а именно этим ты, я так поняла, очень любишь заниматься… попахивает мазохизмом. По мне, если уж так хочется поэкспериментировать, разбираясь в человеческой сущности, то надо пробовать искать и вытаскивать именно положительные черты, о которых сам человек даже и не подозревал, а так ты не созидаешь, а разрушаешь, причем не только других, но и себя.

Выдохнула. Вот это я речь завернула. Теперь Марк смотрит на меня с иронией.

— Лиза, ты хочешь выглядеть взрослой и серьезной, но на самом деле такая наивная и милая… так что будем продолжать дружить, пока не повзрослеешь, а там вновь вернемся к этому разговору. И про встречи с мальчиками можешь забыть.

ГЛАВА 10

Иду в столовую. Опять жутко злюсь, поскольку мой заклятый друг Марк идет рядом, засунув руки в карманы брюк. Парень выглядит совершенно невозмутимо, нагло лыбится, и парни вокруг не то что на меня не смотрят, а вообще опускают взгляды в пол и словно горбиться начинают. Никогда еще не ходила с Фейбером бок о бок по людному коридору и рада была бы вообще никогда этого не делать, но вот увязался за мной, не прогонишь, и так все перемены.

Зашли в помещение школьного общепита, сели с парнем за один столик. Вокруг нашего с Марком места тут же образовалась мертвая зона, и только дружки Фейбера сели неподалеку, но тоже не прям чтобы близко.

— Марк, а может ты перестанешь за мной ходить? Ну правда. Со стороны это глупо смотрится. Ты свой имидж теряешь. Вон, иди к своим друзьям лучше. Да и вообще, тебе по статусу не положено в столовых есть, ты же раньше сюда никогда не заходил на моей памяти.

— Мой имидж трудно уронить. Тебе что взять с раздачи?

Я сейчас зарычу не хуже волка.

И тут я заметила, как в столовую вошел Крис. Парень прихрамывает, с фингалом под глазом… они что, дрались не только в волчьих обличьях? Особо веселым Кристиан не выглядит, зато на нем виснет какая-то счастливая блондинка. Ну понятно. Уже утешился.

Крис почти сразу нашел меня взглядом. Ох, мне даже неловко стало. Столько грусти и тоски во взгляде парня. А я ничего такого не испытываю. Даже обиды нет. Может, и не особо нравился мне Кристиан, или после показанной Марком сцены в замке все выгорело.

Опустила взгляд в стол. Неприятная ситуация.

— Ну так что тебе? — нетерпеливо поинтересовался у меня Марк. Повернулась к парню. Хмурый какой. Если не сказать злой.

— Сок любой, картошку, мясо тоже любое. Овощной салат.

— Надо же.

— Что?

— Обычно все мои знакомые девушки берут только салат — фигуру берегут.

— Считаешь, мне тоже стоит поберечь?

— Нет, у тебя все прекрасно. Я скорее их не понимаю. Все, я пошел, веди себя хорошо, Кристиану глазками не стреляй.

Марк вернулся спустя всего пару минут, на раздаче его все школьники пропустили вперед.

Обедаем. Как ни странно, но Марк с легкостью сумел меня разговорить, хотя я вообще не хотела с ним общаться и планировала все время молчать. Фейбер с легкостью выводит меня из себя, дразня и провоцируя на споры, которые в итоге почему-то перерастают не в скандалы, а во вполне легкий и спокойный диалог обо всем на свете.

— У тебя здесь крошка, — Фейбер неожиданно протягивает к моему лицу руку и проводит пальцем по губе. Что за… наглость опять? Отклоняюсь, а рука Марка так и остается, в глазах парня пляшут насмешливые огоньки и что-то еще, больше похожее на горячее пламя. На мой ответный возмущенный взгляд Марк пояснил. — Не удержался. Но согласись, все было достаточно по-дружески. Поела? Идем. Через пару минут должен начаться следующий урок.

Через пару минут? Как же быстро время пролетело, я и не заметила. Одноклассник отнес грязные подносы с посудой на специальную стойку, вернулся, бесцеремонно взял меня за руку и повел к нужному классу. Почти всю дорогу занималась тем, что руку свою пыталась отвоевать, но не преуспела.

— Я заметил, у тебя телефон новый, — отвлек меня Марк. — Что со старым?

— Разбился.

— Как это произошло?

— Об стену с силой ударился и разбился. Купила вчера вечером новый.

— Очень интересно. А номер старый или новый?

— Старый, — сим-карта не пострадала, что меня очень радует, поскольку на ней контакты всех моих друзей из прежних городов и школ.

В класс мы с Марком зашли уже после звонка, и все так же держась за руки. Вот есть у меня подозрение, что в школе меня и моего соседа мало кто друзьями считает, особенно с учетом того, что все в курсе того, как Фейбер планировал меня учить жизни на своем дне рождения.

Оставшаяся часть дня прошла достаточно мирно, если не считать того, что Марк все время был рядом, брал за руку, то и дело «дружески» меня касался и обнимал, а после занятий не дал вернуться домой на своем байке, усадив к себе в машину и лично довезя меня до дома. На прощание парень дал мне совет:

×
×