Новая ученица в волчьей долине (СИ), стр. 22

— Отпусти ее, — раздался низкий рычащий голос. Марк!

— Тебе что здесь нужно? — грубо и тоже с рычанием в голосе произнес Крис. Ой, мамочки!

— Я за своей соседкой, ей пора на урок. А с тобой хочу поговорить.

Выкрутилась в руках Криса так, что получила обзор на вход в зал. Ох, дела. Марк пришел не один, а с десятком парней, большинство из которых считается его друзьями. Крис, конечно, гад, но что-то за него откровенно страшно стало.

— Ты не в праве решать, что ей делать и куда идти. Она останется со мной, — Крис либо такой рисковый, либо ему крышу от злости снесло.

— А ты сам в праве? — насмешливо произнес Марк. — До меня тут слухи дошли, что вы больше не встречаетесь.

— Я не понимаю. Марк, ты что, на Лизу претендуешь? Почему мне не сказал? Разобрались бы вдвоем нормально. К чему все это устраивать? Подставлять меня, я так понимаю, еще и Лизу запугал так, что она теперь не хочет со мной общаться.

— Отпусти Лизу, тогда я объясню свою позицию, — спокойно произнес Марк.

Кристиан с неохотой разжал объятия.

— Пусть Лиза идет, а мы поговорим.

Да, пусть Лиза идет… мне такой вариант вполне подходит. Не дожидаясь решения Криса, рванула к выходу. Тут вроде бы все друзья, договорятся, я же скорее раздражающий фактор.

Все парни в полном молчании провожают меня взглядами. Переглянулись с Марком, и тот мне весело улыбнулся. Смешно Фейберу? А мне вот ни капли.

Вышла из зала, но далеко не ушла, встав за дверью и неплотно ее прикрыв, чтобы была возможность услышать разговор. Если начнется драка, побегу за охраной. Коридор перед залом пустынный, тут занятий не намечается сейчас, к сожалению.

— Больше к Лизе не подходи, я запрещаю, — все так же спокойно произнес Марк.

— Почему? — напряженно поинтересовался Крис.

— Ты ее не достоин. Я не желаю своей дорогой подруге такого парня, — все-таки наглость Фейбера просто зашкаливает.

— А кто достоин, мне интересно знать. Может ты?

— Кто — я еще не определился, но точно не ты.

Раздалось рычание.

Тут мне по лбу стукнула дверь. Вышел один из хмурых дружков Марка.

— Мне сказано проводить тебя до класса, — пробасил парень. Похоже, Фейбер опять разгадал мои намерения. Когда посланник Марка закрывал дверь, успела заметить, как схлестнулись два волка — черный и серый — в кольце наблюдателей из друзей Фейбера.

— Но там… — надо старших звать.

— Сами разберутся, — перебил меня парень, взял под локоть и потащил по коридору.

Меня довели до нужного класса.

— Я за дверью буду, — буркнул мой провожатый. — Так что без глупостей давай.

Зашла в помещение. Урок только начался, поэтому учитель не удивился опоздавшей. Зато внимание своих одноклассников я приковала. Прошла и села за нашу с Марком парту. Меня сейчас съедят эти любопытные взгляды. Если учесть, что отсутствует не только Марк, но и кое-кто из наших парней… одноклассники чувствуют, что где-то идут горячие разборки, и это куда интереснее урока профориентирования.

Учителя почти не слушаю, мысли другим заняты, к тому же первая тема мне достаточно хорошо известна. Жизнь людей в современном мире довольно долгая, и созревание гражданина замедленное, делится на несколько этапов. В десять-одиннадцать лет ребенок идет в школу, в двадцать один наступает первое совершеннолетие и окончание школы. В двадцать один признается, что тело человека полностью созрело, и он может взять часть ответственности на себя — пить, курить, поступать в высшие учебные заведения, работать, но часто на должностях, не требующих особой ответственности, только в тридцать один год наступает второе совершеннолетие. Моральное, когда признается, что человек полностью созрел как личность. Чаще всего в этот период начинают заводить семьи — если раньше, это может вызвать осуждение общества. Полностью совершеннолетние люди уже могут получить престижную, сложную и высокооплачиваемую работу. Конечно, сейчас все эти границы сильно размыты…

В класс вошел Марк, а за ним и его дружки. Улыбается, волчара вредная. Чувствую, Крис проиграл, что не удивительно — волк Марка куда больше и мощнее.

Довольный одноклассник сел рядом со мной и… по-хозяйски положил руку на спинку моего стула. Что это такое вообще? Демонстрация моей принадлежности Марку? Отодвинулась вместе со стулом к стене, подальше от Марка. Рука парня соскользнула со спинки.

— Крис жив? — тихо поинтересовалась я у Марка.

— Ты за него беспокоишься? — вопросительно поднял брови мой сосед.

— Конечно. Вас много, он один.

— Жив твой прекрасный Кристиан, — недовольно отозвался Фейбер.

Выдохнула. Главное, жив.

Повисло молчание. Сижу, слушаю урок.

— Злишься на меня? — поинтересовался вдруг парень.

Очень.

— Нет. Просто думаю.

— О чем?

— Хорошо, что ты открыл мне глаза на Криса. Теперь, прежде чем начать с кем-нибудь встречаться, наведу о нем справки, а уж как начну встречаться, долго ждать не буду — сразу проявлю инициативу, чтобы отношения были полноценными и мой парень не смотрел на сторону, пропадая неизвестно где.

Марк странно на меня посмотрел, но ничего не ответил.

Закончилось занятие, одноклассники неспешно потянулись на выход из класса, а позже школу всколыхнула сплетня, что Крис сильно побит и что это из-за меня.

Придется вместо спокойствия и уединения встречаться с Адамом и Джил, а поездку в лес отложить.

Встретилась с одноклассниками, и то, что поведали мне ребята… на самом деле, знают они не так уж много. Только то что Марк организовал вокруг себя нечто вроде элитного клуба для избранных. Все его друзья носят тотемные кольца, часто задирают и третируют местное население долины, но все как один слушаются Марка беспрекословно, а тот сквозь пальцы смотрит на некоторые развлечения своей своры. А по выходным парни берут девушек и развлекаются. Часто, по слухам, снимаются помещения, где устраиваются оргии. Точно известно мало, поскольку все участники подобных мероприятий молчат о прошедшем веселье как рыбы.

На следующее утро я проснулась с ощущением, что мне просто необходимо выразить протест и позлить как-нибудь Марка, иначе сойду с ума от нереализованной злости.

Подошла к выбору наряда очень тщательно. В кои-то веки надела пиджак — черный, бархатный, приталенный и идеально сидящий по фигуре. Так… черные стринги, самая моя короткая юбка-клеш в черно-красную клеточку, черные непрозрачные чулки чуть выше колена. На ноги надела легкие летние черные ботильоны на невероятно высокой шпильке. Белая блузка, черно-красный галстук в цвет юбки. Сильно не красилась, только подвела глаза. Ну и черный кожаный браслет с шипами на руку — единственное отражение бушующих во мне чувств.

Причесала и уложила свою пышную шевелюру. Все, я готова.

В школу доехала на байке. Ходить по дорогам в такой обуви как у меня — только ноги ломать.

Сразу привлекла к себе пристальное внимание парней и нехорошее — девушек. Отвечаю на улыбки мужской части населения открытой милой улыбкой, стреляю глазками направо и налево.

Ко мне даже пару раз решились подкатить парни. Дала свой номер телефона всем смельчакам.

Захожу в класс, сажусь на свое место. Сегодня рано, многие еще не пришли, но те, кто есть, поглядывают с нездоровым любопытством. Ко мне уже почти решились подойти Адам и Джил, но тут в класс вошел Марк со своими дружками.

Вожак стаи… точнее Марк Фейбер, подошел к своему месту. Меня парень нашел взглядом почти сразу, как вошел, и взгляд свой больше от меня не отрывал.

— Привет, Лиза, — произнес Марк, садясь и поедая меня внимательным взглядом. — А ты почему выглядишь так… — парень замолчал, похоже, подбирая слова. Растерянный Марк — это что-то новое.

— Как?

— Хм…

— Красиво? — помогаю парню я. Задумчивое молчание в ответ. — Соблазнительно? Мило? Сексуально?

— Нет. Ты выглядишь… как сладкая вишенка на торте, преподнесенном в день рождения.

— Какой поэтичный образ, — едко прокомментировала я.

×
×