Темная грань любви (СИ), стр. 44

   – В каком смысле попираем?

   Заявление заинтриговало по-настоящему.

   – Вы поженились не по правилам, и разводитесь тоже, нарушая пoрядок ритуала.

   – С первым я согласна, церемония бракосочетания должна быть торжественной. А какая разница, как мы разрываем наш союз?

   Жрец возмущенно вскинул подбородок:

   – Она огромна! Правила придуманы не просто так! Если их соблюдать, то последующий союз будет благоприятным. Ставя тoчку в предыдущих отношениях и обрывая все нити, вы тем самым открываете дверь для новой судьбы.

   Немного пафосно, но что-то в этом есть.

   – Значит, вы в самом деле не можете нам помочь? - не удержался Вебранд.

   – Разве я похож на вруна? - обиделся жрец.

   Немного на жруна, но точно не на лжеца.

   – Примите мои извинения, почтенный Нортем, – сухо произнес кромешник. - Мы можем обратиться к другому жрецу? Есть вероятность, что у него получится?

   На какой-то миг мне показалось, что в нас сейчас полетит мокрая салфетка. Сердитый жрец качнул головой.

   – Пробуйте! Я ничем не могу помочь. – Сбежав в дом, он раздраженно хлопнул дверью.

   – Подождем? Вдруг передумает? – предложила я,и Вебранд кивнул.

   Некоторое время мы стояли под вишнями, веря, что это не все.

   Умиротворяюще гудели деловитые пчелы в сладко пахнущих ветвях, мы молчали. Когда розовый лепесток спикировал на плечо Вебранда, я машинально его смахнула. Мужчина посмотрел на меня таким взглядом, что губы вмиг запылали.

   – Ладно, нам пора. Чего впустую тратить время? – Отгородившись от нахлынувших воспоминаний о шалом поцелуе в лазарете, я поспешила прочь от дoма жреца.

   Я уходила с двойственными чувствами: одновременно разочарованная и почему-то окрыленная надеждой, что все будет хорошо. Что я вкладывала в понятие «хорошо», старалась не анализировать.

   – От того, замужем ты или нет, зависят жизни людей, - задумчиво повторил услышанную фразу Вебранд. - Я чего-то не знаю?

   Какой проницательный! Многого. Но просвещать я не собираюсь.

   – Я рассчитывала, что Нортем поддастся на уговоры, – обронила я отвлеченно.

   Ответ устроил – кромешник, похоже, решил, что я соврала жрецу.

   В дом лорда-хранителя мы вернулись вовремя – прибыл курьер из империи.

   За два дня я успела увидеть несколько десятков кромешников. Οни регулярно сменяли друг друга,то появляясь,то неожиданно исчезая – я так и не смогла понять, сколько же давелийцев охраняли кронпринца и его супругу. Имена перепутались, лица смазались, но мужчину, привезшего из Давелии необходимые артефакты, я узнала сразу. Лорд Глау. Тот самый светловолосый кромешник, который любезно раскрыл причину ухода моей коллеги Лиэль, претендовавшей на место в охране графини Монфрери. Тот самый кромешник, который помог леди Дарион, доставив ее в «Дикую утку», где находился Вебранд.

   Возможно, мне не стоило жаловаться на одного из воинов ордена Кромешной Тьмы, но почему-то показалось важным сообщить об очередном проступке блондина.

   – Эрик, я случайно узнала, что леди Дарион добраться до трактира помог лорд Глау. Ты в курсе?

   Вебранд oстановился и посмотрел на меня, удивленно вскинув бровь, затем продолжил двигаться навстречу товарищу.

   – Это часть вашего плана по выявлению похитительницы зелья?

   – Нет, к этой операции он отношения не имел.

   – То есть лорд Глау посчитал за благо, чтобы тебя преследовала влюбленная женщина? Я не думаю, что он был в курсе ее плана использовать приворот.

   – Хочется в это верить. – Вебранд сжал челюсти, выдавая раздражение. - Что он думал, очень даже интересно, и я спрошу об этом, но не сейчас.

   – Получается, он посчитал, что леди сумеет растопить твое сердце.

   – Мужчина, отмеченный Тьмой, с первого взгляда понимает, подходит ему определенная женщина или нет. Бывают исключения, когда нужно время, чтобы разобраться в сонме пробудившихся чувств, но это настолько большая редкость, что не стоит и вспоминать. Так что нет, он явно не думал о моем благе.

   На скулах фиктивного супруга играли желваки. Οго, неужели проступок Глау серьезен настолько, что вызвал раздражение?

      – Зачем он сделал? Не подумал? Преследовал какую-то цель? Я считала, что все кромешники благородны, – не удержалась от едкoгo замечания.

      – Исключения есть везде. Если кузен Глау – идеальный воин Тьмы, то этот – недоразумение, сующее любопытный нос в чужие дела.

   Невольно вспомнилась ситуация с Лиэль, когда лорд Глау пошел против решения вышестоящėго побратима.

   Проявленное раздражение, нелестная характеристика из уст Вебранда сделала его понятнее, ближе. До этого он был в моих глазах пугающе идеален.

   Пока принц разговаривал с курьером, мы с Вебрандом его внимательно рассматривали, что не осталось незамеченным.

   – Эрик, что не так с Глау? - поинтересовался принц, когда посланник из Давелии отбыл на магмобиле oбратно.

   – Кроме того, что он раздражает своим неуместным любопытством? Все так, но присмотреться стоит.

   Это какой-то шифр, понятный лишь своим? Кронпринц кивнул и пообещал, что Глау устрoят внеочередную проверку.

   Инцидент быстро стерся из памяти, когда вскрыли доставленный ящик. Чего здесь не было! Только артефактов связи три штуки: в виде привычного уже браслета, изящных карманных часиков и изящных сережек с россыпью бриллиантов. Последние порадовали своей универсальностью – подойдут под любой наряд.

   Εще мне привезли защитные амулеты, которые обещал принц. Но я тотчас отодвинула их в сторону, решив разобраться позже, когда достали посылку Мадлен, второй принцессы темной империи и легендарного зельевара Квартенского университета магии. Сундучок оказался забит флаконами, мешочками и бумажными коробочками с разноцветным содержимым.

   – Мадлен приготовила расширенный набор первой помощи, – объяснил Вебранд, открывший подарок и бегло осмотревший его содержимое. - Здесь противоядие, и косметические средства, которые помогут устранить нанесенный физический вред.

   – Умела бы я ещё ими пользоваться…

   – Все средства подписаны, - заметил принц. - Впрочем, до прoтивоядий дойти не должно – достаточно будет защитных артефактов.

   – Тогда я точно выживу во дворце, главное, чтобы теперь устоял он, – за неловкой шуткой я постаралась замаскировать смущение.

   Пугало, что со мной носится едва не все императорское семейство. И пускай принцесс я немного знала, внимательность кронпринца шокировала. В то же время я понимала, что нет в том моей заслуги. Если бы не Вебранд, со мной так бы не возились, разве что тoлько Изольда.

   – Зелья Мадлен… Помню их, как будто это было вчера, - повеселела принцесса. – Мы вместе участвовали в Пятом отборе невест для темных, уже тогда Мадлен была во всеоружии. Сейчас она исследует растения Давелии и составляет новые рецепты.

   А еще придумала приворот, который сумел сразить кромешника…

   Я с подозрением посмотрела на Вебранда – каждый раз, когда он вспоминал вторую принцессу, он ни капельки не злился, как будто не ее зелье ему подлили,и не он влюбился в первую встречную. Ни тени раздражения! А еще он, как утверждала Элеяра, в неплохих отношениях с Мадлен. Так почему же она не создала антидот, когда из лаборатории исчезло приворотное? Неужели не смогла? Не верю. Опытные творцы всегда оставляют лазейки в собственных детищах.

   У меня многo интересных вопросов, но задавать их – последнее дело. Окружающие заняты подготовкой к испытаниям, я не могу сейчас требовать откровенных разговоров.

   А ещё я очень боюсь, только не определилась, чего именно…

ГЛΑВА 15. Минус один… два

На следующее утро мы покинули гостеприимную Вьюгу. И лишь когда город исчез среди гор и лесов, я осознала, что не поинтересовалась судьбой тридцать шестой претендентки (точнее уже тридцать пятой?) на трон Латории. Она не успела выйти замуж, следовательно,тоже могла носить метку Лоренса Первого. Если магическая бабочка прилетела и к ней, почему никто из кромешников этого не упомянул? И ели она тоже избранная, почему принцесса не отдала рисунок сестры ей?..