Академия Голондана (СИ), стр. 5

— Эй, моя же очередь, — возмутилась я и толкнула нахалку в плечо.

— Я здесь раньше стояла, просто отходила ненадолго, а сейчас вернулась, как раз вовремя, — заявила эта лахудра с ехидной и мерзкой ухмылкой.

— Да кто ты такая, чтобы так залезать без очереди, — во мне вдруг закипела злость, и я уже готова была взорваться.

— Успокойся, милочка, и помни, никогда не при на дракона, мы сильнее и умнее вас, — прошипела эта зараза, и, естественно, у меня прорвало плотину.

Я с рычанием схватила с её подноса какую-то тарелку с супом и опрокинула на мерзавку, та в свою очередь кинула на меня поднос, и моему розовому топу пришёл конец. Планка пала окончательно, чёрная пелена опустилась на глаза, и я набросилась на эту дуру, вырывая у неё клочки зелёных волос. Потом в ход пошли кулаки, которыми я расквасила ей нос и рассекла губу. Нас кто-то попытался растащить, но я этому товарищу врезала в глаз, помню, что после моего удара, кто-то отлетел в сторону.

— Жезель, прекрати и отойди от неё, — кричал какой-то парень, когда дракониха чистила мордашку мне, но недолго, я сильным пинком ноги отправила её в полёт почти на метр от себя.

Соскочив, я припечатала эту тварь к полу, усевшись на неё верхом, и схватила её зелёный локон, но меня сзади опять попытались оттащить от неё. Однако я с локтя заехала ему в пах, отчего издав стон, похожий на писк комара, этот кто-то упал.

— Спать, — вдруг послышалось у меня в голове, и я, прикрыв внезапно отяжелевшие веки, упала, заснув.

Глава 5

Очнулась от того, что не могу пошевелить конечностями, и от нахлынувшего испуга начала паниковать. Голова тоже не шевелилась и, в придачу, сильно болела.

— Ну что, проснулась, дебоширка, — послышался голос декана, откуда-то сбоку, самого его я не видела, ведь смотреть я могла только в потолок.

— Что со мной? Почему я парализованная? — спросила я голосом, готовым сорваться на крик.

— Я наложил на тебя обездвиживающее заклинание, так что пока ты мне не расскажешь, из-за чего избила бедную Жезель, я не отменю его, — поведал мне Дарий и, судя по звукам, стал расхаживать по комнате.

— Я требую расколдовать меня, и только тогда я буду говорить, а ещё я требую адвоката, — заявила я, стараясь говорить решительно и твёрдо.

— Ты брось эти свои иномирские штучки, говори, почему избила драконицу, — холодным тоном продолжал декан и присел на край моей кровати.

— Ладно, я обещаю, что всё расскажу, только расколдуйте меня, умоляю, — взмолилась я, надеясь, что надо мной сжалятся, ведь у меня сильно затекла шея и болели все мышцы, так как Жезель мне тоже знатно наподдавала.

— Хорошо, Мovere, — сжалился тиран, и вот я могу шевелиться.

Резко сев на кровати, я сморщилась от боли и головокружения, но увидев своего декана, ойкнула: у него на лице красовался огромный фингал, явно моя работа, как художник узнаю свой почерк, блин, вот дела.

— Это я вас так? — виновато поинтересовалась я, ткнув пальцем в своё произведение.

— Да, у тебя отлично поставлен удар. Кто тебя учил? — похвалили меня за фингал. Вот дела, да я же ещё кому-то в пах вроде заехала, и кто этот несчастный, блин, боюсь даже спросить.

— Кто ещё пострадал? — всё-таки спросила я, аккуратно и ненавязчиво.

— Жезель, Мануель, её всадник, и я, — при докладе Дарий машинально потянулся к паху, но увидев, что я заметила, быстро одёрнул руку.

— Понятно, — сразу стало как-то стыдно за своё поведение, и я красная, как флаг СССР рассказала декану, как было дело, и как стервозная дракониха разбудила во мне зверя.

— Ладно, соглашусь с тобой, Жезель поступила неправильно, что влезла вне очереди, но не избивать же за это её. И поэтому, Соня, ты извинишься перед ней за это, и перед её всадником тоже, ведь из-за связи он тоже пострадал, и они сейчас вместе лечатся в лазарете. — Вынес мне приговор Дарий, и я с ним была категорически не согласна. За что мне извиняться перед этой ящерицей, и тем более перед её всадником, которого я даже пальцем не тронула?

— Я извинюсь перед ней только тогда, когда она первая попросит у меня прощение, — нахмурив брови и задрав к верху свой носик, проговорила я.

— Я так и думал, но тогда тебя ждёт наказание, ведь ты первая начала драку. Будешь целую неделю, что ты ждёшь своего дракона, дежурить на своём этаже и так же будешь дежурить в столовой, помогая на кухне поварам, — озвучили мне, нагло глядя прямо в душу своими голубыми и очень сексуальными глазами. О местные боги, что со мной, я что, подхватила какую-то здешнюю возбуждалку. Я от здешних парней просто млею, и мне их всех просто невыносимо хочется.

— Можно мне у вас кое-что спросить? — решила я узнать у своего судьи, что всё-таки со мной происходит.

— Валяй, только быстрее, меня Саяна зовёт, — и снова этот взгляд, от которого у меня опять стало сносить крышу, но упоминание о его драконихе меня отрезвило и заурчало в животе.

— А меня накормить можно? Просто я ела последний раз в своём мире, — чувство голода перебороло главный вопрос, ну а также смущение, всё-таки, как-то стыдно мужику задавать вопросы про своё либидо, которое у меня вдруг разыгралось в этом мире.

— Прости, совсем выветрилось из головы, конечно же можно, подождать только придётся, я передал Саяне твою просьбу, так что она принесёт тебе скоро еду, а я, пожалуй, пойду, — походу он хочет смыться от меня побыстрее, тоже, наверное, как и Таран учуял моё возбуждение, — вот же стыдобища.

— На самом деле, я хотела спросить другое, — вдруг вырвалось из моего рта, а я быстро стала багроветь.

— И что же, говори не стесняйся, я как твой декан обязан отвечать на все твои вопросы, — в нетерпении от долгого ожидания, сказал Дарий, и мне это придало немного уверенности.

— Почему я с тех пор, как попала сюда, испытываю постоянное половое влечение ко всему мужскому полу. Вы, конечно, здесь все, скажем так, мучатисы, но я в своём мире никогда первая не залипала на парней. Вечно первые знакомились они со мной, а здесь я готова прыгнуть в объятья каждого и взять его штурмом, если потребуется, конечно, — выпалила на одном дыхании я. И сразу же будто камень свалился с души, хотя нет, целая гора рухнула, прямо полегчало даже.

— Наверное, на тебя действует здешняя магия любви, которая повсюду царит в академии, но не волнуйся, ты не одна такая. У всех так в первую неделю, пока ждёшь своего дракона, и уверяю тебя, как только он прилетит, и вы пройдёте с ним все три этапа образования связи, магия будет уже слабее воздействовать на твой организм. Но если тебя это сильно волнует, можешь сходить в лазарет и попросить подавляющее либидо зелье — это немного притупит твои эротические фантазии, но всё равно, хоть и слабо, но ты будешь чувствовать влечение к мужскому полу, — ох, блин, он говорит, а я мечтаю прильнуть к его губам и высосать его душу. Блин, он так сексуально говорит, у меня аж дыхание перехватило.

И тут стук в дверь, и Дарий любезно открывает дверь, за которой стоит Саяна с подносом еды для меня. Принесла же её нелёгкая, прямо всю малину нам испортила, а я только уже в мечтах сняла с него его рубашку, ммм и зачем она ему только, снял бы тоже её, как сделал сынок ректора, при нашей первой встрече. Ну, ничего, он же мне скоро начнёт преподавать какие-то лекции, и вот там то я точно оторвусь по полной.

— Спасибо, дорогая, подожди, я сейчас выйду к тебе, — взяв поднос у своей подружки, а я уверена что они не обручены даже. Ведь я у ректора и его жены видела браслеты на левой руке и знаю по романам, которые я очень люблю читать, что в таких мирах пары, когда женятся, одевают не кольца, как в моём мире, а брачные браслеты.

— Вот, поешь и, если что — ты знаешь, где моя комната, на втором этаже прямо под твоей, — поставив поднос на письменный стол, сказал Дарий и пулей выскочил из моей комнаты. Да уж, что за мужики в этом мире, боятся маленькую и возбуждённую девушку, ну ничего, я вам ещё покажу, где раки зимуют.