Академия Голондана (СИ), стр. 36

— Вот значит как, мой профессор, а теперь я хочу изучить ваш член, как пособие, — я решила сыграть в профессора и ученицу, тем более мы находимся в академии.

Дракон расцвёл и уселся на бортик джакузи, продемонстрировав требуемый орган.

— Изучайте, адептка Котельникова, — прижав меня к себе и поцеловав, сказал мой мужчина, и я плавно опустилась на колени перед ним.

Хохотнула, когда увидела лепесток, прилипший к головке члена и убрав его (лепесток), облизала языком чувствительную кожу. По телу дракона пробежала дрожь от возбуждения, и он издал стон.

— Как вам, профессор, мой ответ? — подняв глаза на Алекса, спросила я и снова лизнула, как чупа-чупс, головку члена парня.

— Очень развёрнууутыыый отвеет, адепткааа, — заикаясь, проговорил Алекс, часто дыша.

— Я рада, профессор, что вам понравилось. Мне можно продолжать? — изобразив наивную адептку, спросила я.

— ООО да, милая, ой, то есть, адептка Котельникова, — протянул дракон.

И я продолжила доводить своего истинного до оргазма, после которого мы просто лежали в джакузи, и я рассказала ему, что снова видела Бовь и даже звала его, но он так старательно пытался избавиться от своего либидо, что не слышал моего зова. Алекс долго корил себя за это, но когда он успокоился, я всё-таки передала ему привет от его создательницы.

Вдруг мы услышали сквозь тишину странный шум. Мы переглянулись и вылезли из джакузи, я заклинанием чистоты прибралась, и вот лепестков роз со свечами и след простыл.

— Что это было, как ты думаешь? — спросила я у Алекса, когда мы вышли из ванной комнаты.

— Я не знаю, но это очень подозрительно, особенно, если где-то в Западном Голондане наши воины воюют с демонами, — пожав плечами, ответил дракон.

— Надо проверить, — сделала заключение я и стала одеваться не в форму, а в свитер и джинсы, носки и кроссовки, а волосы высушила заклинанием и прибрала в хвост.

Дракон кивнул и тоже натянул штаны, больше он ничего одевать не стал, а волосы у него уже давно высохли, он делал это при помощи жара, которое могло выделять его тело. Выйдя в тамбур, мы спустились и прислушались, определённо в холле происходит что-то, так что это толкнуло нас на дальнейшее исследование. Пройдя по переходу, мы вышли на лестницу и тут услышали, как кто-то стонет, но не от удовольствия при сексе, а от боли. Я тут же узнала стон — это же мой декан и стартанула вниз. Я никогда ещё не бегала так быстро по лестнице, как бежала сейчас, услышав страдания моего декана. О боги, меня сразу же парализовало от ужаса, что я увидела в холле. Было всё залито в крови, множество раненых драконов и всадников, среди них Дарий, который склонился над телом своей Саяны и сквозь слёзы стонет, не в силах сказать ни слова. Я на чистых инстинктах, кинулась к нему и вовремя, потому что он завалился, упав рядом с своей истинной. В груди драконицы я увидела глубокую рану, из которой сочилась кровь, и она задыхалась от неё, так же, как и Дарий, который видя меня пытался что-то сказать, но в его мутных глазах угасала жизнь. Я магическим зрением нашла нити их связи, которые уже начали тускнеть, угасая вместе с парой.

— Как вам помочь? — закричала я, встряхнув декана за плечи, хотя точно знала ответ: «Никак».

— Соня, успокойся, они умирают, ты ничем им не поможешь, — начал оттаскивать меня от Тамкаса Алекс.

Но у меня было такое чувство, что это именно тот момент, когда я должна воспользоваться даром, который мне достался, ведь Бовь говорила, что я могу воскрешать мёртвых. Подбежав к декану, я протянула руку к Алексу и твёрдо заявила:

— Алекс, помоги мне, дай столько любви, сколько не жалко.

Дракон кивнул и, схватив мою конечность, стал вкачивать в меня силу своей любви. Я схватила последнюю нить, которая ещё не исчезла и стала вливать в неё нашу с Алексом любовь. Сработало почти сразу, ведь рана на груди драконицы стала заживать, и Саяна стала хорошо дышать, полной грудью, цвет её лица из серого стал бледно-розовый, и она открыла глаза, как и декан. Я не чувствовала, что сильно истощена, а посмотрев на удивлённого Алекса поняла, что он тоже в порядке. А мне вдруг, как будто кто-то приказ отдал, и я стала распространять свою энергию вокруг, как манну небесную и те, кто меня окружали, вдруг исцелились, и прибежавшие лекари смотрели в сторонке охреневшим взглядом, не понимая, что сейчас произошло. Пока Дарий с Саяной приходили в себя, я увидела, что портал из которого продолжали выходить раненые, до сих пор открыт, а все, кто меня может остановить, заняты, и я, схватив руку Алекса, ломанулась в него. Глупый, наверное, поступок скажет мне умный человек, но я знала, что мне туда надо. Когда уже ступила в портал, услышала крик декана: «Стой», но было уже поздно: моё тело и тело Алекса растворились в золотом тумане.

Глава 27

Вышли мы в каком-то помещении округлой формы, вокруг лежали тела умерших всадников и драконов, видимо кто-то не дошёл до портала. Снаружи слышались голоса и звуки сражения, а также выкрики заклинаний. Я огляделась в поисках лестницы, но заметив дыру, в стене, которую по-видимому пробил своим мощным телом дракон, двинулась к ней. Алекс одраконился поняв, что мы выберемся из помещения именно через это отверстие в стене.

— Стой, Соня, не смей лететь туда, — послышался со стороны портала голос декана, который вместе с Саяной шёл к нам.

— Не вы ли меня остановите? — усмехнувшись, сказала я и отдала приказ в мыслях своему дракону, лететь.

Алекс не смел меня ослушаться и, взмыв послушно в воздух, полетел. Боковым зрение я заметила, что Саяна тоже превратилась в дракона и, сев на неё, декан последовал за мной.

— Соня, послушай, это опасно, погубишь себя и Алекса, немедленно вернись, — уж больно как-то нежно было сказано. Что это стало с моим строгим деканом?

— Это вам надо вернуться, это вы дрис назад чуть не погибли. Я чувствую, что здесь нужна, и вам меня не остановить, — крикнула я мужчине, стараясь перекричать ветер.

— Да я теперь тебе жизнью обязан за спасение и не вернусь без тебя, — рыкнул оборотень и резко нырнул вниз, я, конечно же, последовала за ним.

Приземлились мы в эпицентре сражения, где смешались, люди, драконы, оборотни в звериных ипостасях, танцующие с мечами эльфы, грациозно отбивающие тёмные заклинания. И демоны, я сразу же поняла, что это именно они. Это и в правду красивейшие мужчины, тёмные шелковистые волосы, у всех бледная кожа и голубые глаза, которые смотрят прямо в душу, стройные накачанные тела, которые притягивали, как магнит. От увиденного я замерла на месте и поэтому не заметила, что окружена этими красавцами, которые похоже собирались меня не соблазнять, а убить, колдуя какое-то тёмное облако. Но тут Алекс загородил меня собой и стал плеваться в них огнём, а я очнулась и подскочив к одному из демонов, стала вспоминать приёмы рукопашного боя. Этот мачо был неплох и очень долго отбивался от моих ударов, но всё-таки я оглушила его и заключив в водный капкан оставила умирать, приступив к следующему его собрату. Не знаю скольких я убила, или ранила, по вине неожиданно проснувшейся во мне кровожадности, которая толкала меня на безумные поступки. Силы потихоньку стали истощаться, и я устала, Алекс почувствовал мою слабость, подхватил меня и, забросив к себе на спину, взлетел. Я перевела дух и заметила, что демонов стало меньше. И так же с высоты я увидела, что декан окружён и похоже находится в безвыходном положении: «Алекс, скорей, надо спасти Дария» сообщила я своему дракону в мыслях, на что получила ответ «Уже вижу». Неожиданно для демонов мы спустились с неба и раскидали врага по сторонам, а декан, благодарно кивнув, прыгнул верхом на моего дракона, и мы взмыли опять в воздух.

— Саяна полетела на разведку, все демоны куда-то делись, — поведал он нам и обратился в льва с рогом, спрыгнув со спины Алекса.

Посмотрев вниз я поняла, что поле боя очистилось от врага и мы тоже приземлились. Меня окружали тела погибших и не только демонов, но и наших магов и их драконов. Вдруг я почувствовала спиной чей-то взгляд и обернулась, увидев стоящую метрах в ста от меня женщину, и ужаснулась поняв, что это Ма — мать всех демонов. Она была в платье, которое выглядело как туман чёрного цвета, окутывающий её тело, длинные чёрные волосы и голубые глаза, как у её созданий. Она прожигала меня взглядом, от которого мурашки табуном пробежались по телу.