Академия Голондана (СИ), стр. 28

— Больно, да? — заметив мои мучения, спросил Рейнил.

— Да, просто нестерпимая боль, — застонала я, проклиная про себя горе лекаря метаморфа.

— Двигайся ко мне, — вдруг предложил физрук и подмигнул мне, когда я с офонаревшими глазами, уставилась на него.

— Вы чего? — на всякий случай спросила я и снова сморщилась от боли, а потом согнулась, обхватив живот руками, не в силах сидеть прямо.

Тут меня сгребли в объятья сильные руки и прижали к телу физрука, я даже запах его тела почувствовала, и пах он, как одуванчик, а боль вдруг резко прекратилась, и мне полегчало.

— Спасибо, мне легче, — сообщила я ему, не торопясь отстраниться от него.

От облегчения закрыла глаза и пригрелась в объятьях красивого и вкусно пахнущего мужчины, давно хотела обняться с Йеном Сомерхолдером, пусть даже он и не он вовсе.

— У меня дар забирать боль, ведь на моих занятиях часто случаются травмы, и мне приходится таким способом облегчать страдания пострадавшего, — сообщил мне преподаватель, и, может мне показалось, но этот мужчина чмокнул меня в макушку.

Наверное, всё-таки мне показалось, и я дальше продолжила нежиться в объятьях магистра. Лопатка уже не ныла и затылок не болел, и все эти причины заставляли меня и дальше находиться в кольце рук Рейнила. Каюсь, об Алексе даже и не думала в тот момент. Но, когда сзади послышался рык, я вздрогнула, поняв, что кажется сейчас случится что-то страшное.

— Убери свои руки от моей истинной, — прорычал, меняясь и на глазах становясь драконом, Алекс.

— Эй, парень остынь, я просто помогал твоей паре преодолеть боль от твоего лечения, ведь, когда вправляют сломанные кости — это демонски больно, — начал успокаивать дракона физрук, встав и загородив меня.

— Уйди, я сказал, от неё, — рыкнул Алекс с такой громкостью, что аж земля под ногами дала трещину.

— Зачем, — похоже нам снова нужен ментальный маг, теперь для того, чтобы успокоить моего разгневанного дракона.

— А ну прочь, — взмахом крыла Алекс отбросил в сторону препода и схватив меня зубами очень бережно, усадил к себе на спину и взлетел ввысь, устремляясь прочь от академии.

Академия Голондана удалялась, превращаясь в маленькое пятнышко, а я тряслась от холода, форма хоть и была осеннего покроя и вырабатывала тепло, но мне было мало его, ведь шея была оголена, как и лицо, да ещё и глаза слезились от ветра.

«Куда мы летим?» решила спросить я, для уточнения нашего маршрута.

«Замолчи, а то я съем тебя» рыкнул в моей голове Алекс и немного пошатнулся, а я почувствовала боль в лопатке.

«Ты ещё не долечен, а ну снижайся, а то я прыгну» предупредила я и попыталась встать, а это ой как не легко, когда с ног сдувает сильный ветер.

«Ты сума сошла, а ну сядь» громыхнул в мозгах дракон и снова покачнулся.

И меня сдуло! Нет, прыгать я не собиралась, просто, когда Алекса качнуло, я ни за что не держалась в этот момент и соскользнула, с громким визгом устремившись камнем вниз.

«Соняяя» зарычал Алекс и сложив крылья, последовал за мной.

Земля стремительно приближалась, и я это видела, горло уже охрипло от крика, и я зажмурилась, мысленно прощаясь с драконом. На что мне послышался отборный русский мат в мой адрес, и что погибнем мы вместе: я от глупости, а он от тупой ревности. Меня поймали опять зубами и сгруппировавшись, Алекс рухнул на землю, приняв весь удар на себя, конечно же, он забыл, что мы едины, и всё то, что чувствовал при падении он, на своей шкуре почувствовала и я. Наши тела упали где-то возле водоёма, кажется, это было лесное озеро. Пробороздив спиной землю, сшибая своей огромной тушей вековые деревья, тело дракона затормозило, как раз возле края водоёма, и второй раз за день мы потеряли сознание, причём Алекс очеловечился. А я вывалилась из открывшейся пасти прямо в воду, очень холодную воду, и пошла ко дну. Озеро резко у берега углублялось, поэтому плюс ко всем травмам, что я получила при падении моего дракона, моё тело пошло ко дну. Вот и всё, смерть постучалась в двери, милости просим, проходите и располагайтесь. Представьте, у меня ещё были силы шутить о таких вещах, умирая. Оказалось, что именно в чрезвычайных ситуациях, у человека мага появляется способность контролировать магию воды, ведь у меня именно так и случилось. Вода вдруг вытолкнула меня из озера, как пробку из бутылки, стоило мне только захотеть жить, ведь умирать я не собиралась, пока во всяком случае. Я вылетела на берег к лежащему там Алексу, приземлившись прямо на него. Было жутко больно в том месте, где у парней находится мошонка, ведь я со всей скоростью своего падения угадила туда прямо коленом. Крик моего истинного отразился от коры деревьев, которые нас окружали. Но был и положительный момент, мы живы.

— Алекс, ты идиот — поставила я диагноз своему дракону и слезла с него.

Глава 21

Болело всё, даже глаза, и я знала, что это не моя боль, а моего дракона. Он молча терпел её и лежал, глядя на небо, которое отражалось в его серых глазах. Бесит, почему он молчит? На небе вдруг стали набегать тучи, а мы всё лежим, и я точно знаю, что пойдёт дождь. И Алекс тоже это знает, но молчит.

— Сейчас начнётся дождь, — решила я всё-таки нарушить тишину и предпринять какие-то действия.

— И что? — тихо ответил мой истинный, даже не повернув головы в мою сторону.

— Надо где-то укрыться — хотя вымокнуть я не боюсь, ведь я и так вся мокрая от купания в озере.

— Где? — ухмыльнулся мой дракон и меня это его поведение, начало бесить ещё больше.

На самом деле укрыться и вправду было негде, но мне казалось что, если вот так вот лежать и не предпринимать попыток хотя бы встать, то нас сожрут дикие звери. Я перевернулась на живот и встала на карачки, морщась от боли, потом встала на колени, подняв туловище, оттолкнувшись от земли руками. Стою в позе молящегося человека, а в голове работает мозг, обдумывая план, «как подняться на ноги». Недалеко заметила палку, довольно крепкую на вид. Думаю, если резко прыгнуть в её направлении, больно ли я долбанусь животом об землю? Эх, была не была, и дельфином ныряю в сторону своего «костыля». Охнула, отбив себе пустой живот, но зато достигла желанной цели, палка в моих руках. Заново проделав манипуляции с отжиманием на руках, я опять встала на колени и потом встала, опираясь на «костыль». Ноги дрожат, как у годовалого малыша, который учится ходить. С неба начал капать дождь, я повернулась к своему упрямому дракону в надежде на то, что он всё-таки сделает попытку подняться.

— Алекс миленький, ну вставай, прошу тебя, — сделав глаза, как у кота в сапогах из Шрека, умоляла я своего истинного.

— Нас ищут, я чувствую энергетику драконов, они уже близко, сядь мне на колени, я согрею тебя своим теплом, — проговорил дракон и, наконец, повернул в мою сторону голову, но взгляд у него был пустой, как будто он смотрел на чужого человека.

— Милый, что с тобой, почему ты так на меня смотришь? — забила тревогу я и поковыляла к своему дракону.

— Всё нормально, — врёт, вот чувствую одним местом, что врёт прямо, как Троцкий.

— Ей Богу, сейчас доберусь до тебя и врежу ещё раз по яй…м, вот этой самой палкой. Говори, что с тобой, охламон чешуйчатый? — ну что я поделаю, день сегодня такой, магнитные бури, да ещё холодный дождь во всю хлещет с неба.

— Не забывай, что при этом ты навредишь и себе за одно, — осадил меня дракон, как только мой дрын оторвался от земли и прицелившись, подлетел к намеченной цели. Ну да, не вдарила я ему по причинному месту. Су…а, жалко стало его, я и так хорошо коленом туда заехала. Так что плюхнулась на его колени и пригорюнилась.

— Ты что, обиделся, да? — тихо спросила я, так как голоса не было, после крика, который слыхали лесные дрозды, если тут, конечно, есть такие птицы.

— Я же тебя просил не обниматься с чужими мужиками, но ты, видимо, забыла про это, — обиженно проскрипел парень, видно у него в горле пересохло, уж очень часто он облизывал губы.