Новый Мир для Али (СИ), стр. 105

Аля скинула с себя одежду и сразу же открыла крышку баночки, принюхалась, ничем не пахнет, и толстым слоем нанесла мазь на шею, и по всему телу, где только могла обнаружить повреждения, а потом улеглась в постель, натянув одеяло с головой, и закрыла глаза.

Ей снился сон…

Она полностью была лишена чувств и мыслей, но ясность ума ни в чем не была нарушена. Ее комната перевернулась в вертикальной плоскости. И начиная с этого момента, она могла только слышать и видеть. Мысли казались ясными, логичными и простыми. И вот она перестала ощущать свое тело. Словно его и не было… у нее осталась только голова. Аля заморгала, часто-часто, а потом оцепенела, ее тело полностью исчезло, и не осталось ничего, кроме головы.

Она снова моргнула, выпрямила голову и постаралась опереться на подбородок. Оказывается, в подбородке — лапы.

ЛАПЫ!!!

Аля дернулась и раскрыла глаза: — Боже! Я что покурила что-то… или это мазь такая? Присниться же такое… жуть… это все стрессы!

Аля выровняла дыхание и как бы девушка не противилась, но сон ее снова сморил.

…Лапы медленно выходили, а потом из шеи начал расти хвост и распустился, как веер.

ХВОСТ!

Алька снова проснулась и села. — Да черт возьми, что же это! Я спать не буду… я спать не буду… и все равно уснула.

…Из ее скул стали расти крылья, длинные, очень длинные…

— Откуда это в моих мыслях! — ужаснулась Алька во сне. — Я же сплю… и зачем отращивать крылья? Аааа… без них не полетаешь.

У нее выходили крылья длинные и красивые. Ими надо махать, — решила Аля и замахала, и до тех пор махала пока они не стали настоящими крыльями. Но не могла взлететь, мешала большая голова, большая и тяжелая. И Алька поняла, что ее тяжесть помешает ей лететь, чтобы уменьшить ее, нужно моргать. И с каждым миганием голова становилась меньше.

Ой… Алька свободно начала подскакивать. Я что кузнечик? Бред… ничего не понимаю… и снова в мыслях всплыла правильная подсказка, откуда только взявшая… Ей следует походить вокруг и попрыгать, пока не исчезнет скованность. Алька попрыгала и ей понравилось. Какие непередаваемые новые ощущения. И тут она скосила два глаза к носу, который оказался и не носом вовсе, а твердым клювом. И что я за урод?! Появилось раздражающее ощущение нехватки воздуха. Алька поморгала вновь и тут же стала смотреть прямо в обе стороны, потом повернула голову и посмотрела одним глазом вбок, у глаз не было по сути полного обзора. Так… сдвинуть фокус зрения с одного глаза на другой. Получилось… При этом комната и все предметы, находящиеся в ней, выглядели не так, как обычно. Впрочем, она не могла сказать, в чем была разница. По-видимому, она смотрела наискось или, может быть, предметы были не в фокусе? Алька вертела головой и склоняла ее по-птичьи.

— Это самый удивительный эффект, произошедший с моими глазами! Я стала видеть, как птица! — девушка решила, что это такой чудный сон и просто посмеивалась. Затем зрительные образы затуманились, потеряли очертания и превратились в четкие схематические узоры, которые иногда вспыхивали и мерцали.

— Интересно, а как я выгляжу? — Алька вертела головой, прыгала, махала крыльями…

О! Увидела… Белая! А белая кто? И поскакала по полу к зеркалу.

ВОРОНА. БЕЛАЯ. ОГРОМНАЯ.

О Господи! Лапы, перышки, хвост. Глаза черные. Зубы… О Господи, какие зубы! У меня белый твердый клюв! Клац клац…

Ворона. Настоящая ворона!

Ворона — я?!

Нет, не хочу, не хочу! Нет!

Алька зажмурилась и потрясла головой. Не курила ж ничего! Не пила! Нет-нет-нет, это неправда! Может, я головой ударилась? Точно… меня же столько раз хотели убить, сожрать, утопить… точно, я все же тронулась. Но я же сплю. Я просто сплю, правда? Сейчас открою глаза, и хвоста не будет, и пёрышков гладеньких, блестящих тоже не будет, и хвоста.

Открывать глаза было страшно. Ну пусть я сейчас увижу свою комнату, а в зеркале Альку Ахметову, боженька, пожалуйста! И Карабасика сопящего… пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!

Карабасика?! Он же сожрет меня… ай ай ай… поскакали поскакали быстренько…

Алька осторожно разжмурилась. Потолок, за окном сумерки. Занавески колышутся…

А-а-а-а-а!

Нет-нет. Алька запрыгала по рабочему столу, где трудился принц, цепляясь хвостом за что попало. Нет, нет, нет! Где мои ноги? Мои стройные сногсшибательные длинные ноги!

Мои волосы! Бож-ж-же! У меня ж голова лысая и в перышках! Ужас-ужас-ужас! Где мое лицо? Бож-ж-же клюв… А моя грудь?! Мой натуральный четвертый размер, где-э-э-э! Ыыы! Боже, я что, самец?!

Аа-а-а, помогите!

Нет, не может быть?! Подождите, вон там под хвостом, там что-то такое… не видно.

Не видно! И хвост задрать не получается! Ладно, по ощущениям я самка.

На деревьях закричали птицы, и Алька дернулась и попрыгала к окну смотря боковым глазом. А почему я не летаю…

И разревелась.

Она рыдала часа два, у раскрытого окна, человеческими слезами.

Я человек?! — и Алька проснулась.

Уф… присниться же такое… ее просто заколдовали на ужасы. Этот противный Акио что-то с ней сделал, вот и снится, что она белый Ворон.

Алька повалилась на подушки тяжело дыша и взбрыкалась ощущая вместо своего аккуратного носика огромный клюв. Дебильный магический мир… а не стоит ли наведаться на некоторое время на свою родненькую Землю. Выпить, посидеть с Нинэль, поплакаться и отвести тоску и душу. Мне нужны срочно перемены, а все остальное подождет. Я ненадолго. Только приведу свои чувства в порядок. Хватит… где та Алька Ахметова, которая по природе своей оптимистка!

Аля соскочила с кровати и подошла к распахнутому окну и долго так простояла, всматриваясь в деревья.

Он обещал, что вернется. Пусть он там… в мире Жизни, но он будет жив!

Она ничего не забыла, но старалась лишний раз не затрагивать в воспоминаниях эту тему. Разум понимал, что это история из ее недавнего прошлого, что вот эти руки направили кинжал милосердия в грудь Арана. Душа словно заледенела. Аля осталась там… вместе с ним…

Ты обещал… — прошептала девушка и с улыбкой отошла от окна.

Аля приняла решение. Она посетит свой мир и забудет на некоторое время про все ужасы, а также клювы, хвосты и лапы.

Брр…

Она собиралась поговорить с Найтом и попросить его дать ей пару кристаллов, Хранитель не может надолго отлучаться от артефакта, да и задуманная ее идея с кристаллами… пора бы уже начинать осуществлять. А то, как там Кано в Галахарде… нужно помочь…

— Хранитель?

— Елиса? — Аля удивилась, ведь она не звала жрицу.

— Хранитель вы проспали трое суток.

— Сколько?! — распахнула Аля дверь.

— Трое суток, — повторила обеспокоенная жрица.

— Да ладно… — обалдела Алька.

— Я сообщу принцу Нэйгрону, что вы очнулись, он приходил недавно, спрашивал о вас и очень беспокоился.

— Хорошо, — медленно произнесла девушка, — и Елиса, я хочу есть… много… и никаких вареных овощей.

— Как скажите, — улыбнулась жрица и ушла.

Алька пощупала шею и достала маленькое зеркальце, дыра на шее затянулась настолько, что оставила лишь небольшой порез.

Чудеса! Вот это мазь!

А потом подбежала к овальному зеркалу.

На нее смотрела белокурая молодая женщина.

— Блондинка? — прошептала Алька. — Белые? Когда я успела стать блондинкой? Да еще от корней? — Алька прижала руку ко рту. Черные глаза, бледное лицо, впалые скулы (это от голода) и белые волосы: гладкие, прямые, шелковистые. У нее от природы никогда не было гладких словно глянец волос. Конечно красиво, но она всегда делала мелирование. — И как такое может быть?! Наверняка я пережила столько стрессов, что волосы не выдержали и побелели, хорошо хоть не поседели, — девушка еще раз окинула себя взглядом, похудела очень. Кожа да кости… так не пойдет…

Алька прищурилась, что-то на полу блеснуло и наклонилась.

Она подняла браслет.

Отстегнулся? Сам? Но как? — Аля спрятала браслет в карман, ей не хотелось, чтобы Найт это знал. Аля подошла к шкафу и надела легкое длинное в пол домашнее платье с длинными рукавами и воротником стойкой.