Эрлинг (СИ), стр. 29

– Мы будем сражаться за тебя, Лоридейль Лейнсборо! – выкрикнул он, желая исправить эту несправедливость.

– За Хранительницу! – раздался сначала нестройный, а потом всё более слаженный хор голосов. – За Хранительницу!

Оратор молчала, оглядывая это море людей, покрывшееся рябью. А потом произнесла совсем другим тоном и, как им показалось, почти другим голосом:

– Никому не двигаться.

И пошла вдоль рядов. Она шла, пока не приблизилась к нейтральной зоне, разделявшей два войска, но не остановилась и здесь, а только стала на ходу сбрасывать латы, отделяя наплечники, нарукавники, не глядя кидала на землю.

Рыцарь-предводитель хотел было ослушаться приказа и броситься за ней, но ноги не послушались его. Посмотрев на лорда-вампира, Ворлос встретился взглядом с его большими и сегодня особенно загадочными глазами. Маг исподтишка погрозил ему пальцем. И снова перевёл взгляд на девушку. Она уже успела пересечь всю пустую полосу земли, вплотную приблизившись к рядам фейри. Теперь на ней вместо доспеха было белое платье. И, странное дело, никто из фейри и не подумал поднимать оружие. Напротив, их строй расступился, образуя проход. И по мере того, как она шла вдоль него, гордые, высокие, нечеловечески прекрасные существа, опускались на одно колено. С другого конца навстречу ей двигался царь фейри в таких же белых, как её платье, одеждах. В вытянутых перед собой руках он нёс нестерпимо сиявшую на солнце корону.

– Приветствую тебя, Маленькая Сестра, – сказал он, почтительно склонив голову перед ней. – Настало время исполнить волю Создателя и связать три наши народа узами цели предназначения.

Она молча взяла корону из его рук и пошла обратно. Остановившись посредине нейтральной зоны, девушка вскинула руку с сияющим атрибутом власти вверх и… стала медленно подниматься в воздух (Северин решил, что так её будет лучше видно).

Наконец она снова заговорила.

– Мне было предназначено судьбой и волей богов управлять вами. Всеми. Самим фактом своего существования я обязана этой цели. Я потратила долгие годы жизни, и даже не одной, на постижение знаний и умений, которые помогли бы мне сделать вас счастливым. И сейчас я сожалею об этом. Я не собираюсь здесь оставаться. И если вы готовы до последней капли крови бороться за свободу от меня, то и я пойду на что угодно, чтобы не видеть больше вас. Я провела с вами чуть больше года… и могу сказать, что вы уже ужасно мне надоели. Я не собираюсь быть вашим смыслом жизни. Прощайте.

Девушка подошла к Ворлосу и бросила корону ему под ноги. Отчаяние, боль, непонимание перемешались в глазах мужчины.

– Останься, – только и смог сказать он. – Мы же не знали… что ты будешь такой.

– Вас не интересовало, какой я буду, – сухо ответила она. – Ты так долго убеждал меня в прелестях анархии, что теперь я и сама поверила в то, что это наилучший путь. Для всех нас.

– В таком случае, Сварга ждёт тебя, – мелодичным голосом сказал незаметно подошедший царь фейри.

– Нет, Кэролин, – сказала Мелисента, не оборачиваясь, – тебя я вообще видеть не могу. Мы с Северином уезжаем отсюда.

– Неужели ты навсегда покинешь родной мир? – лукавая усмешка странно смотрелась на скуластом лице чёрного мага, неведомо как появившегося здесь.

– Возможно, когда-нибудь в будущем, мы и навестим тебя, Милослав, – ответил за жену лорд Эрлинг, характерным жестом прикладывая ладонь к её пока ещё абсолютно плоскому животу, – но в ближайшие годы у нас будут более срочные дела.

Девушка откинула голову на плечо мужа и поцеловала его в щёку. В повисшей тишине раздался звонкий радостный голосок Лесси:

– У милорда Северина и Хранительницы будет ребёночек!!!

Манор Вайн Росс, 35 г.э. Леам-беат-Шааса

Если штабом Кайла был замок Вернеца, то своеобразным госпиталем был назначен манор Вайн Росс, укреплённый не хуже «Дома на холме» и территориально удалённый от мест наибольших беспорядков. После победы над Владетелем Озёр Кайл воспользовался неоднозначностью политической ситуации в стране и присоединил к своему манору все принадлежавшие Баллентру земли по праву победителя, обеспечив таким образом себе надёжный тыл.  Репутация владетеля Вайн Росс была такова, что наёмники готовы были вступать в его войско уже за одно право поселить свои семьи на его землях – единственном островке стабильности в бушующем море неопределённостей. А ещё замок Вайн Росс был связан с канцелярией искривлением пространства. Поэтому для Гестии не представляло труда доставить сюда Вартека.

Врач поправлялся медленно, много спал и вообще был задумчив и малоразговорчив, изредка выдавая новые назначения для себя и Виллина, которого тоже перенесли в замок по завершении камнетерапии. Ведьма приглядывала за обоими пациентами отчасти со скуки – Кайл с Корлайлой были слишком заняты административной подготовкой к войне, очевидно, грозившей разразиться, чтобы отвлекаться на аспирантку, а отчасти из любопытства – молодой врач, имевший знакомых демонов, очень её заинтриговал. Гестия подолгу разглядывала его красивое, почти женственное лицо, регулярно меняла повязки, смешивала мази, проветривала комнату, варила бульоны и клюквенный морс… а в те недолгие часы, что Вартек проводил в сознании, не отходила от него, развлекая беседой.

– Виллин уже очнулся, – сообщила она. – В лес ушёл.

– Ему просто надо было восстановить минимальный запас жизненных сил, – пояснил врач, не открывая глаз. – Он его перерасходовал ментальный резерв. В замке Ламберт установил повышенный магический фон, поэтому здесь Виллин быстрее пришёл в себя. Теперь ему нужно просто снять стресс. Лес ему поможет. Так что через пару дней он будет как новенький.

– А ты?

– А я не буду.

– Вообще? Или через пару дней?

Он вздохнул.

– Ты всегда такая разговорчивая?

– Всегда. Так что привыкай. Я от тебя не отстану. Говори, что ещё делать, чтоб ты выздоравливал?

– Мне нужно время. Я же не маг. Мне тяжелее регенерировать.

– Но потом ты поправишься? Совсем?

Вартек неуверенно пошевелил пальцами.

– Думаю, да. Кажется, всё срастается нормально.

– За тебя все очень переживают: и Кайл, и демон этот твой… приходил, справлялся, как ты. Ну, я сказала, что, вроде, пока не умер.

– Миленько, – слабо улыбнулся Вартек. – А где Ламберт? Что с ним вообще случилось?

– Виллин сказал, что за ним охотится какой-то избранник Бога Креста, и поэтому друид отправил его куда-то к демону в зубы. Вместе с Антаром и Камиллой. Кайлу связаться с ними так и не удалось, но Виллин сказал, что когда был без сознания, с ним Антар разговаривал. Сообщил, что у них всё в порядке, и что они пытаются разбудить старых богов. Спрашивал про Кайла…

– Очень хорошо, – тихо отозвался больной. – Принеси мне бульона, и я ещё посплю.

Глава 6. Игрок

Окрестности замка «Чёрный Дракон», 35 г. э. Леам-беат-Шааса

Антар сидел во дворе резиденции Руша в характерной позе – поджав под себя скрещённые ноги и опустив на колени разведённые ладони. Он смотрел на фонтан, но взгляд его был таким отсутствующим, что Ламберт не сомневался: воды он не видит. Да и вообще не видит и не слышит ничего, что его окружает. Маг уже наблюдал Антара в таком состоянии. Например, после того, как не удалось связаться с Кайлом, инженер впал в это забытьё, а потом сообщил, что говорил с Виллином. Некоторое время Ламберт просто следил, пока не начал осознавать насколько открыто сейчас сознание телепата. Поддавшись внезапному порыву, он попытался влиться в него, объединить со своим и осознать… Антар вздрогнул и сфокусировал взгляд на бароне фон Штосс.

– Ламберт, – недоумённо сказал он, – ты в курсе, что то, что ты только что пытался сделать, называется актом взаимопроникновения, и практикуется в основном между супругами? Ты, конечно, мне симпатичен, но не до такой же степени.

От смущения хотелось провалиться сквозь землю.

– Нет, извини, я… просто мне показалось…