Заклинатель зеркал и браслет времени (СИ), стр. 6

— Это реликвия Высших, изготовлена из древа жизни. Говорят, что скрыть правду от неё невозможно.

— Дерева, дерева, а не древа... ты иногда выражаешься как старый дед!

— Что? — принц нахмурился и хотел возразить, что верно говорить именно так, но пока разговаривали, Аурелиуса отпустили. Следующим вызвали Тара.

— Невозможно, говоришь, — еле слышно произнёс Макс, провожая товарища взглядом.

— Интарис Раурдерский Золотое крыло, принц огненных драконов, сын Роксаны и Рариуса. Холост. Триста сорок хроме. Инициация в Заклинатели в триста хроме. Владеет магией воды и огня.

— Клянёшься ли ты говорить правду и только правду?

- Да!

— Руку на книгу Памяти и Веры.

— Сколько было закрыто порталов за последние десять сихром [8]? Было ли что-то необычное?

— Двадцать порталов, Высший. Необычного ничего не заметил, если не считать, что участились проникновения представителей немагических рас. Я отправил домой двадцать переходцев. Все попадали в разные миры через стихийно открывшиеся без участия Заклинателей порталы. Все они оказывались односторонними и одноразовыми.

— Что, по-твоему, объединяло всех переходцев? Было что-то особенное в них во всех в общем или в каждом конкретно?

— Не сказал бы. Все они были разного возраста и пола. Все были подавлены и удивлены. Некоторые после проникновения через портал страдали сильнейшими головными болями, которые приходилось лечить целителям Министерства, поскольку они попросту не выдержали бы повторного перехода, да и не во всех мирах переходцев могут снимать боли магического происхождения. Согласно протоколу, перед отправкой переходцев домой им были стёрты все неудобные нам воспоминания.

— Вы свободны.

— Максимилиан Вединский, человек. Возраст — двадцать четыре хроме. Холост. Родители неизвестны. Инициация в десять хроме. Поступил на службу в семнадцать хроме. Владеет магией воды и льда. Слабый менталист.

«Человек, человек...» — пробежал по залу шёпот.

— Клянёшься говорить правду и только правду?

- Да!

— Руку на книгу Памяти и Веры.

— За последние десять сихром сколько было закрыто порталов? — всё тот же звонкий голос.

— Тридцать четыре портала, Высший,— Макс водил пальцами по резным узорам на книге, те словно не желали, чтобы их касались, и убегали от руки молодого человека, чем немного отвлекали его от разговора с Высшим.

— Что странного ты заметил?

— Из тридцати четырёх переходцев тридцать были юными девушками, и у одной из них через пару сигном пребывания в магическом мире появились Рукава Вавианы.

— Рукава Вавианы?! Вы уверены?! — Высший всем телом повернулся к Джаглу с искренним ошеломлением в голосе.

- Да.

— Покажи её немедленно!

— Привести или через Кристалл?

— Кристалл, — коротко ответил Высший.

Положив руку на Кристалл, материализовавшийся рядом с книгой Памяти и Веры, Макс вспомнил первое мгновение, когда увидел Леру. Голограмма, послушная его мыслям, появившись рядом с трибуной, показала сидящую на кровати синеволосую девушку, завёрнутую в полотенце. Высший перехватил управление Кристаллом и быстро перемотал воспоминания парня, будто прокрутил киноплёнку, останавливаясь на каких-то моментах, что-то внимательно разглядывая и слушая. Наконец, задержавшись на моменте появлении рукавов и зелёного свечения вокруг них, Высший прервал напряжённое молчание:

— Интересно. Воспоминание скопировать. Джагл, необходимо досье на представителя этого мира. Советуем не ждать инициации, а определить дар с помощью магического анализа. Срочно!

— Конечно, — ответил шеф, почти ощутимо окатив Заклинателя кипятком своего взгляда.

В это время в мире Грёз

Ищейки шли по следу артефакта, перемещаясь по всем мирам, вошедших и не вошедших под эгиду Министерства, запечатывая и ограничивая межмировые проходы.

Чтобы сильно не рисковать, Зейн выбрал местом встречи один из «неучтённых», не примкнувших к коалиции Министерства миров. Он ждал Лейлу у ворот рынка, смешавшись с нескончаемым потоком рыночной толпы. Зейн сегодня опять походил не на мага-перевёртыша, а на мелкого воришку из нижнего мира [9]: низкорослый, с редкими рыжими волосами на вытянутой голове, жёлтыми навыкате глазами, тонкими кривыми губами и худыми конечностями на сутулом теле, обтянутом рваными грязными тряпками.

Он мог перевоплотиться в любое существо, но представитель народа Джамуни [10] был его любимым объектом перевоплощения за отталкивающий внешний вид. Никто не станет разглядывать уродство, и это внушало ему призрачное чувство безопасности.

Самое важное — убрать или сильно ослабить фон артефакта, и существовал лишь один маг, способный в этом помочь. Его услуга уже была оплачена Заказчиком, осталось добраться до него без приключений в назначенное время, но Лейла, как всегда, опаздывала, хотя была уже близко. Это Зейну показывал поисковик, настроенный на неё. Хорошая штука, но дорогая. Заказчик снабдил многими артефактами, очень облегчившими выполнение задания. Чего стоил один только магический Кристалл искажения пространства, на короткое время открывающий порталы! Благодаря этому они с Лейлой смогли передвигаться по мирам и долго оставаться незамеченными Заклинателями.

Высокая молодая блондинка миновала рыночные ворота и бегло оглядела толпу. Найдя глазами Зейна, подошла к нему, не привлекая к себе внимание, и, кинув оценивающий взгляд, с отвращением прошипела:

— Опять ты превратился в это убожество? Я жутко голодна, и мой резерв на исходе!

— Прекрати ныть! — резко оборвал маг и, наклонившись к её лицу так близко, что Лейла почувствовала идущий изо рта мерзкого Джамуни трупный запах, прошептал прямо в ухо: — Ты опоздала! Где ВЕЩЬ?

— У меня, — резко оттолкнув его, поморщилась Лейла.

— Идём! — Зейн грубо подтолкнул блондинку в сторону выхода.

С Лейлой он работал второй раз и считал её неплохим профессионалом, но его безумно раздражала непунктуальность, присущая женщинам-воришкам её расы. На это задание их свёл сам Заказчик. Самого Заказчика — или, вернее сказать, Хозяина — Зейн слышал лишь раз, но и этого было достаточно, чтобы от ужаса заледенела кровь. Беспощадный и опасный колдун Тёмных Миров, с которым шутки смертельно плохи, а неповиновение наказывалось ужасной расплатой, внушал благоговейный ужас.

Засунув руку в карман тряпья, маг дотронулся до холодного металла. Кинжал, выкованный охотниками-драгами, отбирал не только жизнь, но, подобно вампиру, высасывал магическую силу жертвы, отдавая её владельцу клинка. Хозяин потребовал разделаться с Лейлой и передать оружие ему вместе с артефактом, ослабив его способность оставлять след.

«Ничего личного, Лейла. Ничего личного», — похлопывая себя по карману, подумал Зейн.

Глава 3

Министерство Магии

За время ожидания непонятно чего и кого, Лера устала ёрзать в потёртом кожаном кресле. Она уже на несколько раз разглядела богато обставленный кабинет шефа Заклинателей, отметив его любовь к насыщенному красному цвету с золотистой отделкой. Неизвестность тревожила, а непонимание, чего ждать дальше, сводило с ума. Неуёмная фантазия сначала всколыхнула детские воспоминания, потом рисовала всевозможные картины неведомых миров и неопределённого будущего, но больше всего волновало, что магию могут отобрать. Тогда Лера точно отправится домой, и всё — прощай, сказка! «Ну уж нет! Пусть только попробуют! МОЯ! Не отдам!» — подумала девушка и сжала руки в кулаки.

Сидеть на одном месте быстро надоело. Ненавязчивая секретарша появилась только раз, слегка ошеломив своими рогами и невольно заставив девушку икать от неожиданности. Зато порадовала, угостив кофе и булочками с необычной, но очень вкусной начинкой. Сдоба источала такой аромат, что Лера сметелила угощение ещё до того, как принялась за кофе. С удовольствием потягивая горячий напиток, подошла к единственному окну и застыла от удивления — вид поразил не красотой пейзажа, а… густыми облаками. Кабинет будто повис в небе… или находился на заоблачной высоте. Сердце ухнуло в пятки: «Что за?.. Спокойно, Лерка, соберись. Хуже уже не будет, наверное…»