Заклинатель зеркал и браслет времени (СИ), стр. 34

Чёрный рой — бестелесный Мастер — кружился вокруг распятой, пытаясь защитить дочь, поймать каждый предназначенный ей удар. Но как только нить оказывалась близко к Евангелике, гомункулусы с душераздирающим воем разлетались в стороны, отброшенные волей Хозяина.

— Я б ы и з б а в и л с я о т в а с, о т р о д ь я. Н о в ы е щ ё н у ж н ы м н е. Я д а л т е б е в р е м я, г л у п а я, н о т ы р а с п о р я д и л а с ь и м н е в е р н о. Б о л ь ш е э т о г о н е п о в т о р и т с я! Н и т ы, н и т о, ч т о о с т а л о с ь о т т в о е г о о т ц а, н е о с т а н о в и т е м е н я! — Хозяин был в бешенстве. Плеть на мгновение замерла в воздухе и, подождав, пока бесплотное тело Мастера снова соберётся стаей чёрных мух перед дочерью, будто указующим перстом замерло и пригрозило ему: — П р и н е с ё ш ь м н е м и р, к о т о р ы й о н а л ю б и т. М и р Ц в е т о ч н ы х Ф е й, — безжалостная плеть повернулась к Королеве и издевательски мягко огладила её лицо, тут же больно хлестнув по щеке: — И д и с н и м.

Воронка открылась и мгновенно втянула чёрное облако и Маурику.

— Ч т о з а г л у п ы е р а б ы… — прошипел камень и медленно втянул плети.

С глухим звуком Евангелика упала на мёртвую серую землю.

Один из миров Коалиции

Лже-Джагл — Высший маг Филиус — рассказал о грозившей мирам опасности. Негодование, гнев, непонимание, злость, ярость, страх — вот то, с чем он столкнулся. Филиус — уже в своём истинном обличье — должен был предупредить Высших, чтобы они тщательно скрывались и меняли своё местоположение как можно чаще. «Надеюсь, план сработает. Теперь бы ещё понять, как выяснить, каков резерв Хозяина».

У Джагла от двадцати камней-порталов осталось лишь два, надо было где-то передохнуть. Уж очень много сил уходило на эти тартовы переговоры. «Будь тактичным, выслушай собеседника», — вспоминал напутствия брата шеф Заклинателей. Если бы Филиус только видел, каких усилий стоило ему сдерживаться, как играли у него желваки и хрустели костяшки пальцев, сжатые в кулаки, когда, к примеру, маленькие феи кричали на него, не стесняясь в выражениях! «Темнющая Мать, и откуда они только такие выражения знают!?» Подумал остановиться в Мире Ил на передышку, но, снова вспомнив маленькие злобные треугольные лица, передумал, покрутив камень перехода, кивнул, словно в ответ на собственные мысли, и растворился в воздухе.

Один из демонических миров

Филиус сидел в кресле у огня, разговоры с Высшими его измотали окончательно. Некоторые особо вспыльчивые даже пару раз метнули в него огненные шары, но, с другой стороны, что ещё ждать от драконов? Хорошо хоть дар не подвёл, помог убедить, что живым он гораздо нужнее и ценнее. Из одиннадцати их оставалось восемь… всего восемь...

Филиус щёлкнул пальцами, и напротив появилось такое же кресло. Спустя сиг в нем уже сидел Джагл.

— Как успехи? — растянувшись и скинув обувь, устало протянул гость.

— Вымотался. Нашёл шестерых, остался Васкелиус, но его я пока не нашёл. Хотя... он любит поразвлечься, наверное, опять купил себе особь женского пола в мире Грёз и ушёл в загул.

— Никогда не понимал, почему вы не свяжете себя друг с другом, чтобы каждый мог без труда найти другого, — повёл плечами Джагл

— Подумай и сам ответь на этот вопрос. Кстати, Министерство, как и обещало, поставило на все миры коалиции маяк утечки магии, даже на карту миров их все вывели.

— Хм, отлично. Долго ты тут сидишь? — перевёл тему Джагл.

— Нет, пару сигном.

— Надо уходить. Порталы ещё остались? А то у меня последний, — раскрыв кулак, лже-Филиус показал брату маленький серый камушек.

— Есть немного, — потряс небольшим мешком Филиус.

— Тогда давай глянем на твою карту и поищем Васкелиуса.

Мир Цветочных Фей

Ванда, как обычно, была увлечена работой. Перелетая от цветка к цветку, она вдыхала в него облако магии и тем самым поддерживала долгое цветение и жизненные силы растений. Погода была отличная, впрочем, как всегда в Цветочном мире. Поля благоухали буйным разноцветьем, навевая ароматами приятные эмоции, алое светило раскрашивало небо в нежно-розовый, а хрустальные птицы пёстрых окрасов пели волнующие песни.

Несмотря на все это, Ванда была встревожена, встреча с Заклинателем не выходила у неё из головы — странная, немного безумная демонтесса, назвавшаяся Евой. Мысли то и дело возвращались к ней, к её трясущимся рукам, протянувшим свёртки. Клятве, которую та потребовала от феи, когда записала послание. Для демонтессы это было очень важно, и Ванда прониклась к ней сочувствием. То, что записывала Ева, ввергло фею в ужас. Она краем уха слышала часть послания и не верила своим ушам — неужели мирам грозит такая лютая опасность? Но если бы это было так, Министерство предупредило бы. Пару дней назад в Цветочном мире появлялся представитель МагМина, о чём-то беседовал с Главной Феей, но подданным ничего не сказали.

От размышлений отвлёк гул, странный, похожий на жужжание тучи мух. Вслед за ним началось нечто невероятное — черные живые тучи заполонили цветочные поля, пожирая всё на своём пути и оставляя после себя лишь серый прах...

Ванда не верила глазам, застыла перед цветком, но слова Заклинателя заставили опомниться. Фея бросила за свёртками. Вбежав в дом, первым делом залезла в тайник, вытащила два тканевых комка и кристалл-портал — Ева сказала, что он ориентирован на конкретную личность. Ванда бегло осмотрела комнату, выглянула в окно — тёмная туча стремительно приближалась к её дому.

«Медлить нельзя. И будь что будет!» — фея зажмурилась и, схватив с охапку свёртки, раздавила в руке кристалл перехода.

Глава 19

Земля. Г. Ялта. Наше время

Макс был задумчив, даже отказался прогуляться с друзьями по набережной. Он прокручивал в голове детали рассказов Холиса и Джалга и не понимал — причём тут браслет?

«Зачем он Хозяину? В чём сила магии времени? Просто повернуть время вспять? Но зачем это Хозяину? А вот если бы можно было время прокрутить вперёд, посмотреть на грядущие события, вернуться назад и скорректировать действия… Это было бы полезно».

Прошёл на кухню, вылил в кружку остатки холодного кофе и уселся на стул, и через пару секунд на столе появилась… перепуганная Фея. Она прижимала к груди какие-то тряпки, ошарашенно смотрела на Заклинателя и озиралась по сторонам. Макс удивился не меньше, но не успел сформировать вопрос, как услышал:

— М-макс? — глаза феи была расширены до предела.

— Да…

— Тогда это тебе, — положила перед собой сверки гостья. — Верни меня обратно, я очень спешу. Условия клятвы я выполнила.

— Какой клятвы? — отставив в сторону кружку, Макс уставился на Ванду.

— Это неважно, я выполнила всё, о чем просила Ева. Верни обратно, в моем мире беда! — затараторила гостья.

— Да погоди ты, объясни нормально! И конечно верну, и пойду с тобой, помогу, чем смогу...

Ванда сбивчиво, повторяясь, рассказала о странной просьбе демоницы и о том, что происходило в Цветочном мире, когда она уходила.

— Понял. Спасибо. Пойдём, я постараюсь помочь... А с этим… потом разберёмся, — оставив свёртки на столе, Заклинатель шагнул к зеркалу. Листая миры, как страницы книги, он пытался найти мир, который был ему хорошо знаком. Но найти его не удавалось. Несколько раз вернувшись к окружавшим Цветочных Фей мирам, он и так, и по-другому менял их порядок, но найти мир Ванды ему не удалось. Фея неотрывно следила за движениями человека, всё ещё не теряя надежды. Но Макса уже понял — мира Цветочный Фей больше не было, выжила только Ванда.

Макс, повернувшись, красноречиво посмотрел на Ванду. Она, ошеломлённая пониманием, всматривалась в мир, на котором остановился Заклинатель, словно пыталась узнать в нем родные места.

«Плохо дело, очень плохо», — подумал Макс.

— Ванда… мне… очень жаль, — почти шёпотом произнёс Заклинатель.

Фея медленно осела, в её огромных глазах застыли слезы.

— Там… там… была вся… моя семья, — закрыв лицо руками, она разразилась горьким плачем.