Заклинатель зеркал и браслет времени (СИ), стр. 24

Макс сделал акцент на последних словах, поднимая брови и косясь в сторону эльфа. Дракон хмыкнул неуместной шутке над эльфом.

— Темнющая мать! — взревел Джагл, вскакивая в кресла. Его бесила человеческая неразумность. Демон гневно зыркнул на Макса и указал ему в свободное кресло: — Сядь! У нас нет времени на твои глупости! — шеф заложил руки за спину и нервно заходил за спинками кресел. — Того, что я вам сейчас расскажу, нет ни в каких книгах, и об этом в Академии вам никто не говорил. Я был на Великой войне и видел, на что способен Хозяин. Мастер всего лишь пешка в его руках. Думаю, он уже отслужил свою службу, — Демон замолчал, выдерживая паузу и о чём-то напряжённо думая. Потерев лоб, он продолжил: — Судя по тому, что рассказал Макс, Хозяину нужен сильный целитель. Значит, сейчас под ударом...

— Холис,— хором прошептали Заклинатели.

— Верно. Холис. Его дар ненамного слабее моего. А Хозяин набирает силу, поглощая магию миров. Кроме целителя ему нужен топор. Наверняка, чтобы срубить деревья смерти. После Великой войны много сильных магов принесли себя в жертву, чтобы сковать Тёмного цепями, способными вытягивать его магию. Двенадцать гномов отдали свои жизни, создавая сосуд, который мог бы удерживать тёмную материю. Но где находится Хозяин, знают только Высшие. Ещё во время войны Элиус — Мастер — отличался жестокостью и жаждой власти. Он легко попал под влияние Хозяина. Тёмная магия, материя, как называет её Хозяин, очень опасна и невероятно сильна. Сам Элиус всегда был слабым магом, но Хозяин одаривал его артефактами, питал Мастера своей энергией, отравляя рассудок и вытягивая магию самого Элиуса. Так постепенно Хозяин уничтожал сущность Мастера, подменяя её своей. Вот на что способен Хозяин.

— Но чем или кем раньше был Хозяин?

— Демоном. Очень сильным демоном, обладающим, как любит говорить Вединский, супер-даром — даром смерти. Жажда власти и этот дар сделали его безжалостным озлобленным чудовищем. Его магия, отравленная темнотой его души, стала перерождаться в неуправляемую тёмную материю.

— А что за браслет времени? — переступив с ноги на ногу, уточнил дракон.

— С его помощью можно перемещаться во времени. И, как я подозреваю, Хозяину он очень нужен...

Совещались долго. Решили, что Макс, Тар и Джагл отправятся в Министерство за Холисом, оставив Леру под ответственность недовольного этим Аурелиуса. Так же обязали его открыть, наконец, послание сестры. Встретиться договорились спустя сигном.

Уже когда Джагл снял полог невидимости и неслышимости, он окликнул Макса:

— Я видел её... Она под действием заклятья.

— Кто?

— Ты меня прекрасно понял.

Джагл вышел, оставив Заклинателя наедине со своими мыслями...

Глава 14

Министерство Магии

Попав в Министерство, первое, что бросилось в глаза, это полнейшая будничность ежедневных забот. Все вокруг занимались привычными делами: Заклинатели сновали из мира в мир, ловя и возвращая домой переходцев; Слышащие праздно бродили по коридорам, обсуждая свою незаменимость и неоценимую помощь Министерству. Всё было так, будто никто не знал и даже не краем уха не слышал о разрушительных планах Хозяина.

Все трое переглянулись: дракон удивлённо приподнял бровь, у Джагла легла глубокая складка на лбу, а Макс, в сердцах махнув рукой в разочарованном жесте, незамедлительно бросился в кабинет Холиса. Его собственные чувства и мысли настолько им овладели, что, стремясь от них избавиться, он рвался в бой. Джагл утвердительно кивнул Тару и, развернувшись, неспешным шагом, прислушиваясь к разговорам и присматриваясь к неестественно спокойной обстановке, устремился в свой кабинет.

Зайдя в приёмную, нервно сглотнул при виде морока Инги: «Темнющая Мать! Далеко уже, однако, зашли Высшие в своих интригах… Настолько обнаглели, что поместили морока в моём кабинете». Джагл поправил шарф, скрывавший ошейник, стараясь не показывать истинные эмоции, поприветствовал кивком «секретаря» и поспешно вошёл в свой кабинет. Сев за рабочий стол в привычное кресло, тяжело выдохнул.

«Надо бы связаться с Высшими. Хотя они, конечно, и так уже знают, — демон барабанил пальцами по столу и собирался с мыслями. — Надо понять, как далеко уже зашёл Хозяин… и почему молчат Слышащие? Неужели все настолько плохо, что надо создавать видимость стабильности?».

Внимательно окинув взглядом свой кабинет и не найдя в нём никаких изменений, кроме отсутствия папок на столе, Джагл поднял телефон и попросил «Ингу» позвать к нему главного Слышащего — Эриусиха. Не успел он отдать распоряжение, перед ним материализовался один из Высших — Филиус.

Он молча сел в кресло напротив Джагла, скинул с лысой головы необъятный чёрный капюшон и посмотрел в глаза демона немигающим проницательным взглядом:

— Я ждал тебя. Надеялся, что выкарабкаешься!

— А-а, ну конечно! Вместо того чтобы помочь, вы тут создаёте иллюзию нормальности. Даже секретаря мне… предоставили, — шеф Заклинателей не скрывал презрения, и в его голосе слышалась неприкрытая претензия и откровенная насмешка.

— У нас нет другого выхода. Иначе начнётся хаос. Если бы ты знал, каких усилий мне стоило уговорить эльфийские королевства не биться в истерике, а помочь нам, — Филиус понимал чувства демона. Он подался немного вперёд, положив на стол Джагла руки в открытом жесте, показывая, что готов объясниться. Его бархатистый приятный голос звучал совершенно иначе, чем привыкли слышать на собраниях. Не было в его интонации той напористости и властности, но демон уловил тонкие нотки сожаления и тревоги. — Эльфы дали совсем немного времени, чтобы найти Хозяина и его приспешников. Согласно с трудом заключённому Соглашению, мы обязаны в каждом мире установить маяк на случай утечки магии, и обеспечить защиту Хранителей и источников. Пойми, брат мой, в истерии и панике это сделать было бы невозможно.

Джагл поднялся с кресла и подошёл к окну, заложив руки за спину. Он молчал, обдумывая услышанное, собираясь с мыслями и успокаивая бурю всевозможных эмоций. Филиусу хотелось верить. Но среди Высших был предатель. Нужно быть осторожным. Слишком мягко стелет Высший.

Густые облака клубились в пространстве вокруг башен Министерства. Так же клубились и сомнения в душе Джагла. Он прищурился, медленно повернулся к нежданному посетителю и, пристально глядя в глаза мага, собирался что-то ответить, но неожиданно для самого себя разразился гневной речью:

— Что за бред? Что за чушь?! Темнющая Мать! Почему надо скрывать?! Почему нельзя предупредить все миры? Сплотиться, спланировать план и бороться вместе? К чему эти шпионские игры?

— Политика… Ты — воин, тебе не понять. Мы должны удержать контроль Министерства над мирами. Если сделать, как предлагаешь ты — Министерству конец. И снова хаос. И снова разрозненные королевства начнут стяжать права лидеров. Жажда власти меняет всех. Если бы не наше кровное родство, я бы не пришёл и ничего тебе не объяснял. Я бы просто приказал. Но выполнять приказы, не понимая их цели, не то же самое, что выполнять просьбу, зная, о чём она. И я прошу… Помоги.

Джагл никогда не скрывал свои чувства, и Филиус легко считывал их, направляя в нужное ему русло и подводя к нужному ответу. Это был его единственный дар, и Высший отточил и отшлифовал его до изумительной точности воздействия. Филиус считал, что способен убедить кого угодно и в чём угодно.

— Помочь? Ломать комедию? — усмехнулся Джагл.

— Одолеть Хозяина. Удержать его в... — договорить не дал кристалл-передатчик, пронзительно зазвеневший и сменивший привычный бледно-голубой цвет на кроваво красный. — Похоже, что-то случилось. Ты не против?

— Мне даже интересно, — не сводя глаз с кристалла, вызывающе ответил Джагл.

Гость активировал артефакт и положил на стол между собой и Джаглом. Спустя сиг появилась голограмма одного из Высших:

— Филиус, у нас проблема! Пропало трое Высших. Их нигде нет! Ты не один? Впрочем, это уже не важно. Их передатчики неактивны, — истерично кричал Высший в чёрном капюшоне.