Сёрфинг, кости динозавров и фолк (СИ), стр. 1

Серж знал правила.

Никаких отмазок, никаких собак при смерти и взорвавшихся водопроводных труб. Ты либо приходил к Але на тусню, либо позорился до конца жизни на все сообщество Алиных знакомых от Москвы до Новосиба, а Серж почему-то свято верил, что таковые найдутся везде, куда бы он ни ткнулся. На вокзале по пути к бабушке в гости, в кино на последнем ряду, на соседнем стуле у барной стойки. Может, даже в офисе при приеме на работу потом спросят: “А, это ты тот клоп, который не пришел к Але в гости?”

— Воскресение же… Восемь почти… — слабо попытался Серж, но Аля его не услышала за шумом голосов и грохотом музыки или не захотела услышать.

— Хорош тухнуть. Купи мяты для мохито, — прокричала она в трубку. — И пригоняй на такси, на метро долго! Деньги кину на карту. Даже не думай возвращать…

Аля бросила трубку.

Спустя пару секунд телефон в руке Сержа завибрировал, и пришла смска: “Александра Юрьевна О. прислал(а) вам тысячу рублей”.

Серж скорбно вздохнул.

Если вернуть деньги, забраться под одеяло с учебником и притвориться, будто его не существует, Аля оскорбится до глубины души. А домашку по общему курсу редактирования можно и списать завтра у кого-нибудь. Даже на злых предков не погрешишь — съехал в прошлом месяце в однушку перебравшейся во Францию тети, теперь хоть на улице ночуй, никто не заметит и не запретит. Да и поздно как-то запрещать, в двадцать один годок-то.

Серж думал недолго.

Скинул домашнее, влез в джинсы и родную футболку с логотипом “Марвел”, накинул сверху кожанку, юркнул в кеды и вниз по лестнице, параллельно вызывая тачку.

— Это тебе в центр? — спросил усатый таксист армянской наружности, опустив окно разукрашенного в цвета “Яндекса” авто. Серж кивнул, кисло улыбнувшись, и сел позади. Его тут же просканировали внимательным взглядом в зеркале заднего вида. — В клуб, что ли?

— Почти, — фыркнул Серж.

У Али, когда кто-то приезжал из другого города и компания стекалась обмывать событие, в квартире творились хаос и кутеж похлеще, чем в клубе. А сегодня, кажется, она как раз привечала родственника, вернувшегося из трехмесячного путешествия по Америке.

Таксист больше ничего не спрашивал, только многозначительно усмехнулся в усы и запетлял по дворам спальника, чтобы выехать на шоссе.

Наблюдая, как мимо проносятся фонари в ярких лужицах света и мелькают фары летящих по встречке машин, Серж понадеялся, что на тусовке не окажется Миши, с которым они сосались у Али на Новый год. Мишка тогда ему показался очень даже ничего, да и он Мишке — под третий-то коктейль — тоже. Только все впоследствии обернулось парой перепихонов и привычной схемой с тяжелыми вздохами в трубку, заискивающим “Мы же это так, понарошку, да?” и разбитым вдребезги сердцем.

“Понарошку, блядь!” — разозлился Серж вновь, хотя Новый год начал забываться, уже весна пробивалась в город, и обида немного подтаяла вместе с грязным снегом.

На подъезде к Алиному дому, когда тусклые невзрачные спальники давно сменились яркими огнями центра, Серж спохватился, что днем на пробежке разгонял жиры после обеда в макдаке, а помыться так и не додумался.

Он ткнулся носом себе в плечо, втянув воздух, и поморщился.

— Можно закурить? — спросил у таксиста, разволновавшись.

— Почему ж нельзя? — хмыкнул таксист, опустив окно с его стороны. — Кури.

— А у вас… — Серж смутился, — не найдется сигарет?

— Чудной какой, — улыбнулся таксист. — Я уже лет пятнадцать как бросил, — он помолчал с пару минут, пока Серж суетился и рылся по карманам. — Вон у того спроси, мы как раз подъехали.

Таксист кинул на высокого парня в толстовке с капюшоном, который дымил возле автобусной остановки, и лихо подрулил прямо к нему.

— Спасибо, — Серж выскочил из машины, распрощавшись с таксистом, и быстро, чтобы не передумать, подошел к парню и спросил: — Не найдется сигареты?

Тот взглянул на Сержа сверху вниз и усмехнулся. Сигарета дернулась в слабом захвате губ, и на секунду-другую ее тлеющий уголек отразился в глубине темных глаз, еле видных под низко надвинутым капюшоном. Ухмылка показалась знакомой, чуть ли не родной.

— Додик такой, — высказался парень без обиняков. — В обморок не хлопнешься? У меня “Мальборо”. Крепкие.

— Отлично! — обрадовался Серж, пропустив колкость мимо ушей, и почему-то разоткровенничался — все равно парня видел первый и последний раз: — Я к подруге на тусу. Понимаешь, днем бегал, от меня потом несет будь здоров… Надо перебить чем-то.

Парень хрипло рассмеялся.

— Дезики не пробовал? — поддел он, достав пачку, и пристукнул по дну, так что из-под надорванной сверху фольги резво выскочила одна сигарета. Серж мало у кого видел такие сигареты — импортные, наверное. И еще реже наблюдал, чтобы с пачками обращались так ловко. — А чо, девчонок кадрить собрался?

Серж усмехнулся, прикурив предложенную сигарету.

Поборол желание закашляться, сморгнул выступившие на глаза слезы и решил незаметно покурить не в тягу.

— Нет, — сдавленно произнес он. — Какие девчонки?

— Гей, что ли? — спросил парень.

— Типа того, — Серж обычно свою ориентацию перед незнакомыми людьми не выпячивал. Но почему-то от этого парня, хоть высокого и раз в пять крепче Сержа, если рукава толстовки действительно скрывали за собой мускулатуру рук, а не просто топорщились в нужных местах, не исходило душка угрозы.

— А если я тебе по морде съезжу? — полюбопытствовал парень.

Серж по-прежнему только его губы ясно и видел.

Парень улыбался, а гомофобы на памяти Сержа взрывались сразу же.

По крайней мере кривились.

— Я каратэ занимаюсь, — пожал плечами Серж и все-таки поморщился от крепости табака.

— Не бреши, — хмыкнул парень, покачав головой, и отнял у него сигарету. — Эй, я твоему трупу скорую вызывать на нанимался… А ну, подставь лицо.

Серж дернулся настороженно, но парень рассмеялся.

— Ты ж вроде пуганый, каратист. Да не боись, бить не буду, — он выкинул свой бычок и крепко затянулся недокуренной сигаретой Сержа. А потом наклонился, так что Серж вновь увидел его лукаво блеснувшие карие глаза, и выпустил дым прямо ему в лицо.

— Ты чего? — закашлялся Серж, по неосторожности вдохнув именно в этот момент. Глаза защипало, а в глотке будто наждаком хорошенько проехались.

— Прокуриваю тебя, — парень вновь затянулся и выдохнул, только на этот раз наклонился ниже и отправил весь дым Сержу под ворот безразмерной футболки. Стало щекотно и дико смешно от сложившейся ситуации.

Незнакомый парень его обкуривал со всех сторон, а Серж стоял навытяжку, как на военных учениях, и старался лишний раз не дышать.

— Готово, — парень выкинул бычок в урну. — Хрен знает, чем это тебе поможет.

— Все плохо? — занервничал Серж.

— Да нет, просто и так было нормально, — дернул плечом парень. — Больше загоняешься… Кстати, как тебя там?

— Серж.

— Нифига ты пафосный, Серёга, — гоготнул парень. — Ну чо, удачи тебе. Поменьше парься.

— Я не пафосный, я реально так в паспорте записан! — возмутился Серж уже парню в спину — тот развернулся и побрел, не попрощавшись, к арке, ведущей во дворы. — А тебя-то как зовут, умник?

— Серый. Тоже Серёга, — парень обернулся, продолжив идти спиной вперед, и усмехнулся. — Все, мне отлить надо. А ты мяту купить не забудь.

— Точно, — спохватился Серж. Аля бы его пристрелила, явись он без мяты. — Спасибо, что напомнил! Счастливо.

Серый, фыркнув, отвернулся и вскоре скрылся в арке.

А Серж пошел привычным путем в “Азбуку Вкуса” — попривык, что ничего дешевле поблизости Алькиного дома не находилось. Разве что, задрипанный продуктовый во дворе, но там полного набора для мохито не продавали.

Только когда Серж расплатился на кассе, неторопливо дошел до нужного подъезда, поднялся на четвертый этаж и нажал на звонок, в его голове смутной настороженностью отозвалась мысль, что Серому про мяту он не говорил.

“Да так же не может быть, — подумал Серж со смешком, — что я встретился на улице с…”