Срочно нужна жена, стр. 2

Лаззеро тяжело вздохнул и сделал глоток пива. Брат говорил дело – это мероприятие было единственным в обозримом будущем, где он мог подобраться к Джанни вплотную.

– Ладно, будь по-твоему. Только я не знаю, с кем мне туда поехать.

– И это говорит мужчина, в записной книжке которого полно самых красивых женщин Нью-Йорка, – язвительно заметил Нико.

– Я слишком занят, чтобы тратить время на свидания, – пожал плечами Лаззеро.

– Ты можешь выбрать любую из этих. – Санто кивнул в сторону вышедших на охоту за миллионерами женщин. – Такой себе летний роман, как говорит Самара Джонс. Чем не идеальное решение проблемы. Может, любовная интрижка поднимет тебе настроение.

– Отличная идея, – протянул Нико. – Я в восторге. Особенно, что касается той части, где к нему вернется хорошее настроение.

Только Лаззеро было не до смеха. Ему совсем не хотелось заводить временную подружку. Но если того требует сделка с Джанни…

Правда, он не собирался выбирать кого-нибудь из этой толпы амбициозных хищниц, чтобы потом снова оказаться в колонке сплетен Самары Джонс. Нужно было подыскать осмотрительную, надежную женщину, которая не будет рассматривать их чисто деловое соглашение как приглашение для более серьезных отношений.

По утрам в пятницу в их кофейне в Верхнем Вест-Сайде начиналось настоящее столпотворение. Ее наводняли студенты близлежащего Колумбийского университета и деловые люди, забегавшие сюда, чтобы получить необходимый заряд бодрости перед назначенной на утренние часы встречей.

Но сегодня здесь творилось нечто невообразимое, и даже сдержанная бариста Кьяра Ферранте была на грани нервного срыва. Может, ее взбесил очередной посетитель в дорогом костюме, который только что присел за стойку, позвякивая ключами от своего «порше». Прижимая к уху телефон, он заказал латте на соевом молоке, температурой 49 градусов, «ни больше ни меньше». И это был не первый дурацкий заказ.

«Кьяра, тебе нужна эта работа, – успокаивала она себя. – В особенности сейчас. Так что соберись и делай свою работу».

Кьяра медленно вздохнула и в знак протеста сделала этой ходячей рекламе «Гуччи» кофе на один градус меньше.

– Ты в порядке? – спросила ее напарница Кэт, с которой они снимали одну квартиру на двоих. – Ты где-то витаешь в облаках.

Кьяра собрала пустые графинчики и поставила их в мойку.

– Банк отклонил заявку отца на кредит. Так что утречко выдалось не из приятных.

– О Боже! Как жаль, – расстроилась Кэт. – Может, стоит обратиться в другие банки?

– Это был последний, – прикусила губу Кьяра. – Может, Тодд согласится и даст мне еще несколько смен.

– Ты хочешь превратиться в ходячего мертвеца? Кьяра, ты уже несколько месяцев работаешь в две смены. Ты доведешь себя до полного изнеможения. – Кэт прислонилась бедром к барной стойке. – Тебе нужно найти какого-нибудь богатенького мужчину, который решит все твои проблемы. Они постоянно вьются вокруг тебя, а ты все время отказываешь им.

Потому что ей хватило одного раза, когда ее сердце оказалось разбито на мелкие кусочки.

– Я не интересуюсь богатыми мужчинами, – бросила Кьяра. – Они приходят сюда в своих красивых костюмах, упиваясь своей властью и думая, что с помощью денег можно получить все на свете. Для них отношения с женщинами – большая, но всего лишь игра.

– Тебе не кажется, что ты сильно преувеличиваешь? – весело блеснула глазами Кэт.

– Бонни, Сиви и Тара поехали потусить в баре Стефана Бьянко в Челси. – Сложив руки на груди, начала свой рассказ Кьяра. – С ними там познакомились какие-то банкиры. Бонни пришла в дикий восторг, когда один из них, Фил, пригласил ее на ужин в «Лидо». Она ушла домой пораньше, потому что утром заступала на смену после нас. Сиви и Тара остались. И что делает этот Фил? Он приглашает Сиви на ланч.

– Свинья, – поморщилась Кэт. – Но ты ведь не можешь стричь всех мужчин под одну гребенку.

– Не всех. Только этих, – презрительно бросила Кьяра. – Костюм можно сменить, но вот человека внутри этого костюма не изменишь.

– Боюсь, мне придется не согласиться, – послышался звучный голос с едва заметным акцентом, от которого ее бросило в дрожь. – Обидно, что из-за какого-то Фила нас всех считают мерзавцами.

Кьяра медленно развернулась и увидела высокого, темноволосого мужчину, лениво прислонившегося к стойке рядом с кнопкой вызова официанта, которую он почему-то не нажал. Одетый в шикарный костюм от Тома Форда, который идеально оттенял его смуглую кожу, Лаззеро Ди Фи-оре источал такой животный магнетизм, что у нее голова пошла кругом.

Судя по каменному выражению его лица, он слышал каждое слово ее опрометчивого высказывания.

– Я… – Кьяра запнулась, не зная, что сказать. – Следовало нажать кнопку звонка.

– И пропустить очаровательно искреннюю оценку представителей высшего света? – Лаззеро криво усмехнулся. – Ни за что. Хотя мне действительно интересно, могу ли я получить эспрессо, чтобы подзарядить свое непомерное самолюбие? Ровно через пятьдесят минут у меня очень важная встреча.

Кэт кашлянула, а Кьяра густо покраснела.

– Конечно, – пробормотала она. – За счет заведения.

«За счет заведения». О господи! Кьяра оцепенело смотрела, как Лаззеро направился к одному из столиков у окна. Болтать с ним, когда он забегал по утрам за своей чашкой кофе, было в порядке вещей. А вот хамить постоянным клиентам и терять работу – нет.

Резкая критика обычно такой невозмутимой баристы не оскорбила, а скорее развеселила Лаз-зеро. Его радовало, что не все женщины на Манхэттене охотились за его кошельком.

Было интересно заглянуть, что творится внутри у этой сверх меры сдержанной Кьяры. За последний год, что Лаззеро приходил сюда, он видел, как огромное количество мужчин открыто проявляли к ней свой интерес, и мог бы соорудить кладбище с их жалких попыток добиться ее внимания. Но теперь он узнал причину. Она обожглась, и обожглась сильно, на богатом и влиятельном человеке и теперь обходила таких мужчин десятой стороной.

Только вряд ли эти сведения помогут ему добиться встречи с Джанни Казале. Вчера вечером Лаззеро пролистывал список контактов знакомых женщин в надежде найти подходящую для поездки в Милан. Но все его подружки неправильно истолкуют его предложение. Если приглашать кого-то незнакомого, получится то же самое. Так что ситуация пока оставалась безвыходной.

Кьяра прервала ход его мыслей, нарисовавшись рядом с его столиком с подносом в руках. Она прикусила губу и нахмурилась, словно пыталась придумать, что сказать. Но потом, видимо, передумала и потянулась за одной из чашек, стоявших у нее на подносе. Она неловко схватила ее и чуть не пролила ее содержимое на Лаззеро, но он вовремя потянулся к ней, чтобы забрать свой кофе и предотвратить катастрофу.

При этом он слегка коснулся ее пальцев, и его словно током ударило. Их взгляды встретились, и Лаззеро мог видеть, как потемнели зеленые глаза Кьяры.

В этом не было ничего нового. Их не первую неделю, и даже не первый месяц, влекло друг к другу, но они предпочитали делать вид, что ничего не происходит. Он был человеком привычки и не собирался искать по дороге на работу другую кофейню, а она, судя по всему, не видела в нем мужчину, с которым хотела бы встречаться.

Кьяра еще сильнее прикусила свою пухлую и такую соблазнительную губу и опустила глаза, чтобы он не смог прочитать их выражение.

– Надеюсь, кофе понравится, – пробормотала она и отошла к другому столику.

Лаззеро откинулся на спинку кресла, пытаясь унять ураган эмоций, охвативших его, и смотрел, как она поставила чашку с кофе на столик пожилого итальянца, Клаудио. Тот пустился отчаянно флиртовать с Кьярой, а она что-то отвечала ему с улыбкой, буквально осветившей ее лицо, с которого исчезла привычная невозмутимость и отстраненность. Она оказалась очень даже хорошенькой и принадлежала к тому типу женщин, которые не нуждались в макияже благодаря безупречной коже и восхитительным зеленым глазам. Не говоря о ее очень итальянских изгибах тела, которые сводили с ума беднягу Клаудио. Если надеть на нее подходящую одежду и сгладить острые углы, она может превратиться в сногсшибательную женщину.