Счастливого Рождества с Джуди (ЛП), стр. 1

К. Уэбстер

Счастливого Рождества с Джуди

Над книгой работали:

Перевод: Анастасия Михайлова

Редактура: Анастасия Михайлова

Дизайн обложки: Анастасия Михайлова

Переведено для группы: https://vk.com/hot_books

ГЛАВА 1

Джуди

22 декабря, 1967

– Младенец Иисус пропал! – вскрикнула Маргарет Тернтон, воздев руки кверху, а ее седые кудри, обрамлявшие круглое лицо, подпрыгнули.

Несколько преподавателей вашингтонской средней школы ахнули, и я остановилась, прекратив рыться в коробке из хранилища, чтобы, нахмурившись, посмотреть на миссис Тернтон. Она была в школе секретарем и моим соорганизатором школьной рождественской постановки. И пропавшего младенца Иисуса просто не могло быть. Нет, это невозможно.

– Вы уверены? – спросила я, прикусив нижнюю губу.

– Кто-то украл его, – драматически произнесла она.

Двое учителей тихо посмеивались, однако меня не забавляла вся эта ситуация. Я впервые возглавляла комитет по организации ежегодного мероприятия, которое с нетерпением ожидали все вокруг. Кроме того, впервые во главе всего были поставлены две женщины, я хотела доказать всем в школе, что мы способны сделать столь же успешную постановку, как и мужчины.

– Уверена, его просто куда-то переложили, – произнесла я, осматривая комнату, уставленную коробками. – Вы проверяли вот там? – махнула я рукой в сторону нескольких нераскрытых коробок.

– Не хочу показаться грубиянкой, мисс Холланд, но да, я везде проверила, – она уперла руки в бедра и бросила злобный взгляд на мистера Бека и мистера Ньютона. – Такое ощущение, что кто-то его спрятал.

Мистер Ньютон фыркнул от смеха, но не стал спорить, и я прищурилась, глядя на него. Тем временем Мистер Бек направился ко мне, раскинув ладони в успокаивающем жесте.

– Я уверен, что он где-то здесь, мисс Холланд, – произнес он, его голубые глаза блеснули, когда взгляд мистера Бека спустился на мое платье и там задержался. Он был хорошим человеком, но совсем не в моем вкусе. Конечно, мистер Бек был привлекательным блондином со своим безупречным стилем. Просто он не...

– Мистер Кауфман, – прошипела Маргарет.

Мои щеки вспыхнули при упоминании школьного учителя истории. Ужасный несносный человек, несколько раз заставлявший меня плакать. Почти. Я никогда бы не доставила ему удовольствия увидеть мои слезы. Я работала в этой школе уже четыре года, и все это время отравлял мистер Кауфман.

Но все же...

Я отвернулась, избегая пристального взгляда мистера Бека. А все потому, что Кент Кауфман был олицетворением мечты. Внешне, безусловно. Он всегда возвышался над невысокой мной, прикусывая конец своей трубки, хотя ему не разрешалось курить в классе. Когда все мужчины носили кардиганы и блейзеры, мистер Кауфман надевал черную кожаную куртку и всегда хмурился. Одна мысль о нем сводила меня с ума. Я терпеть не могла этого грубого человека. Жаль, что Бог сотворил его столь привлекательным.

– Мистер Кауфман, – повторил мистер Бек, заставляя меня покрыться мурашками. – Знаешь, Марджи, готов поспорить, что ты права. Очень похоже, что он пересмотрел тот фильм, как Гринч похищает Рождество, и сам решил сыграть мистера Гринча.

– Теперь, когда я поразмыслил об этом, – вмешался мистер Ньютон, – думаю, я видел, как он шел с большим пластиковым Иисусом под рукой. Он бросил его на заднее сиденье своего золотого «мустанга». Какого тот года, Пол? Шестьдесят пятого?

Мистер Бек фыркнул.

– Ты доисторический зверь, Рой. Это же «форд мустанг» тысяча девятьсот шестьдесят четвертого. Восьмицилиндровый двигатель, развивающий двести семьдесят одну лошадиную силу, – он свистнул в знак одобрения.

– Иисус, – пробормотала я, привлекая внимание всех троих. – Сосредоточьтесь. Мы ищем Иисуса, а не обсуждаем все машины на парковке. Постановка завтра вечером. Если мистер Кауфман похитил Иисуса, мы должны его вернуть.

Мистер Бек усмехнулся, приподняв бровь.

– И как вы планируете это сделать, мисс Холланд? Вежливо попросите?

Мистер Ньютон громко и противно рассмеялся.

– Так наивно с вашей стороны, мисс Холланд.

Я поднялась, оттолкнувшись от коробки, и отряхнула руки о свое темно-синее свободное платье с белым воротником – мое самое красивое платье и одновременно с тем худшее для распаковки пыльных древних коробок с молью.

– Прошу прощения? – я раздраженно поджала губы, посмотрев на мистера Ньютона.

– Если мистер Кауфман украл его, а полагаю, что именно так, значит, все кончено. Он сварливый человек, – объяснил мистер Ньютон так, словно я была глупым ребенком.

– Думаю, я не стану просить вежливо, – отрезала я, задрав подбородок. Часто преподаватели видели во мне необразованную глупую женщину. Может, я и была самой молодой учительницей в «Вашингтон Хай», но далеко не невежественной.

– Тогда, думаю, мне следует вас сопроводить, – произнес мистер Бек, нахмурившись. – Вероятно, мне придется сурово с ним поговорить.

– Я и сама могу говорить жестко, – возмутилась я, чувствуя себя оскорбленной. Тетя Джорджина вырастила меня серьезной женщиной, а не тряпкой, которую можно растоптать.

Прежде чем он успел ответить, в двери ворвался мистер Уайтхолл, наш директор.

– Ах, вы все здесь! – воскликнул он, его щеки были красными от волнения. – Метеорологи по радио передали, что вскоре погода ухудшится. Они прогнозируют от двенадцати до восемнадцати дюймов [1] снега. Худший снегопад за последнее десятилетие. Я буду чувствовать себя спокойнее, если вы все отправитесь домой до наступления темноты, когда дороги станут и вовсе непроходимыми.

– А как же постановка? – спросила я, в моем голосе слышалось возмущение. Я планировала это много месяцев подряд. Отменить все означало катастрофу.

Мистер Уайтхолл махнул на меня рукой.

– Уверен, к завтрашнему дню дороги расчистят, но если нет, значит, так и должно было случиться. Возвращайтесь домой, мисс Холланд. Сможете все наверстать в следующем году.

Когда мы забирали наши вещи и пальто, стало очевидно, что все, кроме меня, похоже, были рады закончить с распаковкой коробок этим вечером. Я же была расстроена на протяжении всего пути из здания, а когда я распахнула дверь, в меня ударил ледяной порыв ветра.

– Боже мой! – воскликнул мистер Ньютон. – Мистер Бек, вы должны отвезти леди домой. Ни одна женщина не должна везти машину в такую погоду, – он топнул ботинком по снегу, словно доказывая свою правоту.

– Я непременно приму ваше предложение, – откликнулась Маргарет.

– Я сама поведу машину, – покачала я головой.

Прежде чем они бы принялись спорить, я побежала по заснеженной дороге, стараясь не поскользнуться на своих туфлях Мэри Джейн [2] с белым ремешком. Несмотря на то, что они были прекрасны для работы в классе, являлись совершенно непрактичными для снега. Наконец, я добралась до своего подержанного старого автомобиля и улыбнулась, заметив, что снега на лобовом стекле совсем немного. Должно быть, кто-то был так добр, что счистил его не более часа назад. Я осмотрела округу, ища взглядом мистера Уайтхолла, чтобы поблагодарить, но он, вероятно, уже вернулся в школу.

Оказавшись в безопасности салона машины, я обдумала слова мистера Ньютона про мистера Кауфмана. Версия, что он украл младенца Иисуса, имела место быть. Он был неприятным человеком. Я даже не могла вспомнить, чтобы историк хоть раз улыбался за все то время, пока я работала в этой школе. Мистер Кауфман ни с кем не дружил. Просто приходил, делал свою работу, а потом сбегал также быстро, как и ученики. Ни для кого не было секретом, что он ненавидел Рождество. Так что почему бы ему не саботировать тех, кто его любил.

×
×