1000 не одна ложь, стр. 1

1000 не одна ложь (скопировано)

У. Соболева

Аннотация:

Я всегда думала, что ужасы в чужой стране остались позади, а зияющая дыра в сердце будет кровоточить вечно воспоминаниями о недолгом счастье, пока я пытаюсь жить дальше ради своего единственного, любимого ребенка…После того, как потеряла первого и плачу о нем каждую ночь.

ХЭ! Жесть! Адаптация Аша! Знакомые фрагменты!

ГЛАВА 1

Я смотрела в иллюминатор самолета и не верила, что это происходит на самом деле. Что я возвращаюсь к себе на родину. Что сейчас взревет мотор и огромная железная птица оторвется от земли и взмоет ввысь, чтобы увезти меня далеко от кошмаров и боли…Только вряд ли я смогу оставить ее здесь, она теперь живет внутри меня и обгладывает мне кости ежедневно как голодная, обезумевшая тварь у которой нет чувства жалости.

Когда-то это была самая заветная мечта для меня, самая невыносимо прекрасная – вернуться домой…но жизнь настолько меняет людей, настолько выворачивает их ценности и представления о счастье, что лишь за несколько месяцев можно стать совершенно другим человеком…И я уже больше не маленькая Настя, которую выкрали из родного дома, которая верила в справедливость, искала доброе в людях и умела прощать себя и других.

Ее не стало. Она умерла где-то в песках Долины смерти. И я точно знала в какой день и час ее сердце перестало биться. Разве она могла себе представить, что ее пытка лишь началась и не будет ей ни края, ни конца.

Дышать она перестала, когда отдала тело Аднана его родне, когда выпустила из скрюченных пальцев деревянный ящик, а ломая ногти и загоняя под них занозы. Уже тогда она умирала…держали от последней точки невозврата только слова ведьмы о ребенке. Не давали сойти с ума окончательно и потерять человеческий облик. Хотя назвать меня человеком в те дни было невозможно. Я скорее походила на какую-то тень. Она передвигалась, что-то ела потому что старуха заставляла и ходила по пятам с тарелкой и ложкой. Несколько месяцев непрекращающейся агонии и боли, несколько месяцев жажды встречи со смертью под неусыпным контролем Джабиры, которая не собиралась ей меня отдавать.

- Он бы не позволил тебе умереть. Не затем вытягивал тебя с того света, чтоб ты дитя его загубила. Скоро первые толчки почувствуешь. Душу его и сердце внутри себя. Чудо в тебе живет самое необыкновенное из происходящего на земле…Старая Джабира многое бы отдала, чтобы хоть раз узнать самой что такое быть матерью. Но Аллах наказал ее и не дал детей. Слишком много плохого сделала старая ведьма.

Только это и спасало. Мысли о малышке у меня под сердцем. Руки к животу приложу, глаза закрою и думаю о том, как он на Аднана похож будет, о том, что его отец гордился бы его рождением… А потом вспоминала, что теперь никому не нужен этот ребенок и я…Но как же все-таки я ошибалась. Наивная, совсем забыла с кем имею дело и что такое семья ибн Кадиров.

Они приехали поздно вечером. Его братья. Ворвались в лагерь, разбитый Рифатом и его людьми, как к себе домой. Как будто теперь им было позволено все. Джабира тут же затолкала меня в пещеру и спрятала за сундуком, задернув своеобразную шторку.

- Не высовывайся. Эти шакалы не просто так сюда приехали. Чую беду принесли.

Она никогда не ошибалась. Я ей верила, и сама знала, кто такие братья Аднана. С одним из них мне уже пришлось столкнуться.

- Мы приехали забрать то, что нам причитается после смерти нашего брата.

- Забирайте все, что посчитаете нужным. Только здесь ничего нет. Все было в деревне и в Каире.

Послышался голос Рифата.

- Не лги нам. Здесь его снаряжение и оружие.

- И скакун, который стоил целое состояние.

- Коня Аднана уже забрал себе господин Селим.

- Разве? Здесь есть еще один конь и он породистей и лучше того коня. Где ты его прячешь, Рифат?

- Здесь больше нет ничего, что принадлежало бы Аднану.

- А белая лошадь?

- Белую лошадь подарили.

Раздался хохот, от которого у меня по телу поползли мурашки.

- Кому подарили? Шармуте? Русской сучке, которую мой брат нагло притащил в дом отца? Кстати, где она? Ее я тоже заберу. Разве она не вещь моего брата?

- Альшита была его невестой.

- Пыф невестой. Не было даже обряда обручения, и она все еще не приняла ислам, а значит она вещь, принадлежащая ибн Кадирам. Давай, выводи к нам девку.

- Эй, Раис, а не жирно ли тебе и шлюху белобрысую, и лошадь?

- А что такое?

- Выбирай или то или другое.

От ужаса у меня все внутри похолодело, и я закрыла рот обеими руками, чтобы не застонать.

- Чего это я должен выбирать? Ты себе золото взял. Эй, Рифат, где девка? Давай, тащи ее сюда, посмотрим на игрушку нашего братца, пощупаем, понюхаем, что особенного было в этой сучке.

Сердце бешено колотилось и казалось разорвет мне горло. И бежать некуда. С пещеры только один выход. Да и если сбегу в пустыне в сезон бурь не выживу. Тяжело дыша, прижала руку к уже слегка набухшему животу, стараясь хоть немного успокоиться. Неужели Рифат отдаст? Неужели…

- Забирай коня и уезжай, Раис и ты, Селим. Мне больше нечего вам отдать!

- Девку веди! Хватит шутить, Рифат. Мы сюда не просто так ехали. Или хочешь неприятностей? Защиты у тебя больше нет, и армия твоя оскудела. Может и ты ради шлюхи русской своих людей в песок уложишь? Как наш братец?

- Нет здесь никакой русской шлюхи. Есть моя невеста, ислам она уже приняла и завтра женой мне станет. Икрам подтвердит.

- Что за…, - усмехнулся, - ты шутишь, Рифат? Или что это за бред ты несешь?

- Не шучу. Я собрался жениться на этой женщине, и свадьба состоится завтра. Вы можете на ней присутствовать. Простите пригласить не успел.

- Издеваешься над нами? Слышишь, Селим, жениться он на русской надумал. А мы, Рифат, сейчас ее с собой увезем. Ведь пока не жена она тебе так что все по-честному. А ты на другой женись или девок Аднана не осталось больше, чтоб объедки подобрать.

Я увидела, как Джабира напряглась и поняла почему – провоцируют братья Рифата, сейчас и правда может драка начаться.

- Я бы может и отдал только не могу. Ребенка моего носит под сердцем. Зачем вам брюхатая? Да и не по совести это у собрата женщину уводить своей же веры и ему принадлежащую.

- Ишь…когда только успел. Тело брата еще не остыло, а она ноги раздвинула?

- Понимаю горечь вашей утраты…но попросил бы уважения к своей женщине. Рано или поздно вам понадобятся люди, а у меня они есть в моей деревне. Зачем дружбу портить, Раис?

Воцарилась тишина на какое-то время, а я ощутила, как и на глаза навернулись слезы. То ли от страха, то ли от облегчения…Но расслабляться еще рано пока эти твари здесь.

- Коня можете взять. Моей жене не нужны подарки от других мужчин. Я сам в состоянии купить ей другого скакуна. Шамиль, выведи к ним Снега.

Я сильно зажмурилась…отдавать коня не хотелось до боли в груди. Я любила его, я привязалась к нему и это был подарок от Аднана.

- Молчи! – скомандовала Джабира, - Пусть забирают что хотят и уходят. Только бы бойню не развязали. Не выстоит Рифат. Людей мало у него.

Они ускакали через несколько часов, после того, как поужинали с Рифатом и забрали все, что принадлежало Аднану с собой. Унесли даже его перевязь и нож, лежащие в пещере. Я смотрела на Джабиру, а она на меня, а потом помогла мне подняться с пола и вывела наружу, чтобы воздуха глотнула свежего, чтобы слезы ветер высушил.

А потом Джабира нас оставила с ним наедине.

Мы редко говорили раньше. Только те пару раз, когда были вынуждены и все. И сейчас я не знала, что именно сказать…только тихо прошептала:

- Спасибо.

- Тут одним спасибо не отделаешься. Они завтра кого-то из своих сюда пришлют или сами приедут.

Повернулся ко мне, открывая лицо и сверкая черными глазами.

- И… и что делать? – я руки сильно сжала до боли в ладонях и пальцах.

×
×