Свадьбе быть, или смертельный полет грифона! (СИ), стр. 1

Галина Очеретяная

Свадьбе быть, или смертельный полет грифона!

Книга 2

Пролог

— Аск я очень боюсь, — прошептала симпатичная русоволосая девушка, крепко прижимаясь к своему любимому мужчине. — Я даже подумать не могла, что такое возможно. Что же нам теперь делать? — по ее щекам катились слезы безвыходности и безнадежности.

Неизбежность.

Последние десять лет они пытаются найти выход, но все безрезультатно. Выхода не было.

— Лада, — устало вздохнул Аск, успокаивающе поглаживая свою любимую. Ему тоже нелегко. Он всем сердцем любил своих девочек, но изменить ничего не мог. — Я всегда считал, что гены грифонов самые сильные, но в нашем случае все наоборот. Они словно уснули.

— Я не переживу ее потери, — глухо, отчаянно, с надрывом в голосе прошептала Лада. — Я не смогу похоронить собственную дочь.

Дочь. Их малышка, их девочка родилась через двести пятьдесят лет после первенца Рагнара — красивого молодого сильного грифона. Это рождение было чудом, подарком свыше, ведь у грифона мог родиться только один ребенок за всю его долгую бессмертную жизнь, а тут судьба подарила им второе счастье. И это счастье взяло все самое лучшее от матери. Невероятные, проникающие глубоко в душу, зеленые глаза. Великолепная утонченная женственная фигурка, длинные темно русые волосы, невысокий рост и тот же упрямый вздорный характер. Казалось, волосы у дочери ближе к черному оттенку, но нет, они просто темнее, чем у матери. Отец семейства сейчас был совершенно седым, хотя раньше был черноволосым жгучим брюнетом, но не это было главным, а то, что их Илария полностью стопроцентный человек без капли магической силы, вернее с ее странностью. На нее невозможно было воздействовать вообще никакой магией. Она одним прикосновением блокировала все магическое. Когда выяснился этот недостаток, то девочку со всех сторон окружили такой опекой и заботой, что она часто сбегала из дома, чтобы вдохнуть полной грудью запах абсолютной свободы. Ни царапины, ни раны, ни элементарную простуду нельзя было вылечить по щелчку пальцев. Она человек. Генетика Лады в этот раз была слишком активной. Объяснение такому феномену не находилось.

Тупик.

Когда пришло время выпускать грифона в десятилетнем возрасте, все были неприятно ошеломлены. Вторая ипостась не появилась. Грифон дочери не слышал зова своей семьи: отца, брата, деда, бабушки. Император Эрланд тоже не смог помочь. Его грифон не дозвался до своего подданного.

Человек.

Стопроцентный человек. Ей не досталось ничего. Пуста. Их дочь лишена родительского бессмертия, отчего Лада в последнее время совсем поникла и ушла в себя. Конечно, при дочери она не показывала своего отчаяния, но вот за закрытыми дверями их спальни давала волю слезам. Аскольд же ничего не мог сделать. Впервые в жизни он оказался бессильным и бесполезным.

— Мы найдем выход, обещаю, — прошептал седовласый мужчина с молодыми чертами лица.

— Выхода нет, — боль сквозила в каждом слове отчаявшейся матери. — Ни я, ни Магда мы не смогли управлять ее жизненными нитевидными энергетическими потоками, так как Илария отвергает любую магию.

На это мужчине сказать было нечего.

Сто лет. Жизненная нить обычного человека не больше ста лет и им придется наблюдать, сложа руки за медленным угасанием и старением их дочери.

— Лада любимая, — мужчина поднял лицо девушки и посмотрел ей в глаза. — Каким бы ни был итог я всегда останусь с тобой до конца, до последнего вздоха.

А ведь счастье обещало быть бесконечным…

Часть первая

Глава 1

— Лари, куда ты опять пропала? — услышала вдалеке голос своего неугомонного братца. Что ему на месте не сидится? — Выходи, перестань дуться. Я же пошутил!

Пошутил он, как же?

Рагнар прекрасно знал, что мне очень нравился Дамиан и поставил меня перед ним в неловкое положение. Я чуть со стыда не сгорела. До сих пор щеки пылают.

Двести пятьдесят лет, а ума нет! Ему все весело и ничего предосудительного он в своем поведении не видит. А у меня, может, первая любовь приключилась, а он…

Эх… и почему он такой несерьезный? Нет, Рагнар в принципе великолепный брат, сын и достойный грифон, но иногда его действительно заносит.

Я на Дамиана наглядеться не могла, а брат это заметил, ну и выпалил, что «наша малышка наконец-то влюбилась»!

Я опешила, растерялась, виновато посмотрела на Дамиана, на что он мне подмигнул, и бросилась вон из гостиной, где все и случилось. Дамиан лучший друг моего братца и моя первая неудавшаяся любовь.

Прекрасно знаю, что он меня не рассматривает в качестве своей спутницы, но ничего не могла поделать со своим глупым сердцем.

Вот теперь я и сидела на берегу океана, на небольшом камне, скрытая от посторонних глаз высокой отвесной скалой. Это мое любимое место, где я могла побыть в одиночестве и подумать о своей жизни.

Мне двадцать и я стопроцентный человек. В принципе мне это не сильно мешает, но вот моей любви это огромная помеха. Человек грифону не пара, поэтому и приходиться тайком любоваться на своего кумира и вздыхать о неразделенной любви.

Вся моя семья в недоумении, почему именно это произошло, но ответа так и не было.

Папа сильный грифон с великолепной родословной. Мама вообще не из этого мира, но тоже бессмертна, как и все двуипостасные, а на мне природа отлично отдохнула, не одарив даже граммулечкой магии. Наверное, все досталось брату, которого я безмерно любила и обожала, несмотря на его иногда паршивое поведение. Знаю, что он не собирался меня обижать, но я все слишком близко принимаю к сердцу. Как говорит мама, то я очень чувствительная натура. И скажу честно — мне это мешает в жизни. Нет, я не реву по поводу и без него, но все переживаю очень остро.

Своего грифона я ждала с десяти лет, но он так и не появился и не откликнулся на зов семьи. Что мы только не делали. Даже Императора просили о помощи, но и у него ничего не вышло.

Вот так и живу. Магии во мне нуль целых нуль десятых и второй ипостаси нет. А я так ждала своего грифона. Мечтала, как мы с ним поднимемся высоко в небо, расправим крылья и будем парить под облаками, вдыхая запах абсолютной свободы, но это осталось на грани всего лишь неосуществимой мечты. Подняться под облака я могу на спинах только своих родных, а это не одно и то же.

А еще эта безответная любовь сжигает буквально изнутри.

Почувствовала, как на мои плечи легли широкие ладони брата. Вот ведь… нашел … по запаху, наверное.

У всех грифонов обострено обоняние и мой брат не исключение, а я же еще и антимагична. На меня невозможно воздействовать вообще никакой магией. Она рассеивается при соприкосновении со мной. В детстве это было самой настоящей проблемой. Синяки, ссадины, ушибы лечили только настойками и мазями из трав. Заживало долго, но другой альтернативы не было.

— Рагнар кто тебя тянул за язык? — буркнула обиженно я. — Что он обо мне теперь подумает?

— Глупая, — хмыкнул Рагнар, усаживаясь рядом на камень, обнимая за плечи. — Я же тоже вижу, как он на тебя смотрит.

— Как? — внутри встрепенулась надежда.

— Как кот на сметану, — улыбнулся брат.

— Это ничего не значит, — фыркнула недовольно я. — У нас все равно ничего не может быть.

— Послушай сестра, — совершенно серьезно заговорил Рагнар. — Наша жизнь длинна, но если в ней появляется суженая, то мы от нее никогда не откажемся, будь она хоть гномом, хоть простым человеком. Пусть лучше сто лет счастливой жизни в окружении детей и внуков, нежели бесконечность в одиночестве.

— Что ты такое говоришь? — возмущенно воскликнула я, вскочив с камня. — Он никогда не пойдет на такой шаг. Это полное безумие! Да я никогда не обреку его на верную смерть! Тем более, он еще сможет найти свою пару, но не меня.

— Пока связь не установлена между вами, то такая возможность есть, но вот вопрос — хочет ли он другую, или все-таки его выбор остановится на тебе? — брат мне подмигнул, чмокнул в щечку и удалился, оставив меня наедине с мыслями.