Свадьбы не будет, или бракосочетание откладывается! (СИ), стр. 1

Галина Очеретяная

Свадьбы не будет, или бракосочетание откладывается!

Книга 1

Пролог

— Ты уверен? — флегматично поинтересовался седовласый мужчина, хмуро смотря на виртуальную проекцию своего подчиненного.

Обтекаемый образ генерала легко покачивался в воздухе, но даже сейчас видно, что мужчина не просто нервничал, он был в панике, что никогда ранее за ним не наблюдалось. Один из верных псов президента впервые чего-то по-настоящему боялся.

— Григорий Евгеньевич, — нервно сглотнул генерал. — Данные точные. Произошел взрыв Солнца в звездной системе Азимут и сейчас раскаленная плазма разлетелась в разные стороны, уничтожая все на своем пути. Одиннадцать планет уже полностью уничтожены последствиями взрыва. Никто не выжил.

— Сколько у нас осталось времени? — президента новости не обрадовали, и выхода казалось, больше не было.

— Не больше двух месяцев, — как приговор прозвучал ответ генерала, принесший плохие вести.

— Созвать Совет! — безапелляционно приказал президент, и отключил связь.

Все не просто плохо, а катастрофически плохо и президента заботила не будущая угроза гибели Земли, а потеря былой власти. Ведь он сейчас единственный правитель всего мира. К этому он шел всю свою жизнь и теперь так глупо терял свое владычество.

— Проклятая система Азимут, — презрительно выругался президент. Не могло их Солнце взорваться чуточку позже… этак лет пятьсот спустя? Может к тому времени они бы что-нибудь и придумали для своей защиты.

Человечество многого добилось за последние двадцать тысяч лет. Умудрилось покорить соседние галактики, заключить межгалактические контракты и даже открыли эликсир вечной молодости. Если средства позволяли, то любой желающий мог свободно купить этот «нектар жизни», но таких счастливчиков насчитывались единицы. Самому Григорию Евгеньевичу было полторы тысячи лет, и только седина говорила о его возрасте. Хотя седину ему сделали для имиджа. Не может же юнец править миром, вот и создали такой образ. Менять президент ничего не хотел, тем самым показывая окружающему миру, что близок к народу. Президент ненавидел жалкую кучку населения, презирал их и если бы смог, то уничтожил этот нищий сброд. Вот только чаще всего среди этого сброда и рождались гении, которые и привели человечество к такому масштабному развитию, подарив ему вечную жизнь и неограниченную власть…

Решение Совета было принято единогласно. Немедленная эвакуация правящих чинов и их семей. Именной билет в один конец — надежда на спасение…

* * *

— Мам, пап, — я неуверенно стояла на пороге собственного дома, где не появлялась последние пять лет. Не знала получиться ли воплотить в реальность задуманное, но мои друзья были в этом уверены, а в них я сомневаться не могла. Они все, что у меня осталось, но скоро и их не станет. — Смотрите, — я сделала осторожный крохотный шажок вперед, который отозвался неимоверной болью в каждой клеточке моего тела. Я чувствовала, как сквозь меня проходят нано-импульсы, заставляя двигаться. Мой позвоночник раздроблен, тело слабое и не перенесло бы операции по вживлению робо-пластин, но друзьям удалось невозможное — подарить мне несколько дней подвижности. — Я сама могу ИДТИ! Я больше не УЩЕРБНАЯ! — я радостно счастливо улыбалась родителям, делая увереннее каждый свой последующий шаг, а внутри обливалась горючими слезами. Как несправедлива жизнь.

Раньше я была редкостной гадиной. Использовала вокруг себя людей так, как мне это было нужно. Лгала, предавала, подставляла. Все это было в порядке вещей, а иначе в нашем мире не выжить. Слабому нет места среди нас. И я была…, была сильной. Передо мной пресмыкались, старались угодить, а я этим без зазрения совести пользовалась. Меня одновременно ненавидели и боготворили, но никто не рискнул перейти дорогу… до недавнего времени. Это я так думала. Я зарабатывала сама, но также легко тратила папины деньги, проводя все свое время с такими же лицемерными людьми, прожигателями жизни, как и я сама.

Мы — это общество циничных, равнодушных существ, презирающих низших, не способных самостоятельно добиться абсолютно НИЧЕГО. Вот только я тогда не понимала, что без папиных денег я сама никто — пустое место.

Нашим миром правят деньги и не просто деньги, а сумасшедшие капиталы, которые и через десять тысяч лет не потратить.

Сейчас мне восемьдесят лет, а в двадцать я уже успела вкусить «эликсир вечной молодости» и моя внешность осталась такой же, как и шестьдесят лет назад. Моя жизнь меня вполне устраивала… до «маленькой» аварии, разделив мою жизнь на «до» и «после».

Это были очередные гонки и я звезда Владлена Борисовна Синицына последние десять лет постоянно одерживала победу. Мне не было равных. Я была лучшей!

Милана — эта подлая змея, устроила для меня незабываемое ралли на воздушных трегах. Для меня они должны были быть несовместимыми с жизнью, но я выкарабкалась, лишь только потеряв возможность ходить. С нашими технологиями и мертвого можно поставить на ноги, но не меня. Мой организм оказался слишком слабым и не перенес бы операцию. Инвалидная коляска — вот мое будущее.

Выжить не значит жить. Когда родители узнали о приговоре, просто выбросили меня на улицу, как ненужную вещь. Это был настоящий удар под дых по моему уязвленному самолюбию. Они даже не отомстили за меня Милане и ее семье, сказав лишь, что в нашем мире выживает сильнейший. А то я не знала.

Мама тогда вообще сказала, что если бы знала, чем все закончится, то не стала бы настаивать на моем спасении. Лучше бы приняла достойно смерть, а не позорила своей инвалидностью… ущербностью их семью. Тогда я впервые за всю свою жизнь разрыдалась, понимая — это конец.

Я кричала, умоляла, ползала в ногах, прося, чтобы меня не отлучали от семьи, но родители брезгливо отмалчивались и неодобрительно качали головой. Такова была цена за их фальшивую любовь.

В одно мгновение я оказалась никем. Пустышка с огромным гонором в груди, от которого толку — целый пшик. Жить не хотелось. Да и зачем мне такая жизнь? Лучше смерть.

Но мне не позволили умереть. Вытащили из воды мое практически бездыханное тело. Я в коляске решила утопиться, но у меня не получилось. Спасли…, спасли люди, которых я раньше презирала и ненавидела только за то, что они существовали и плодили себе подобных, но которые впоследствии стали для меня той семьей, которой у меня никогда не было. Мои пятеро друзей, с каждым прожитым месяцем вытягивали меня из депрессии, заставляя заново жить. Пожалели меня.

Видя искренний смех и улыбки этих людей не понимала, как такое вообще возможно в нашем мире? И возвращаясь воспоминаниями в прошлое, стыдилась саму себя. Как я могла их втаптывать словами в грязь, когда сама из себя ничего не представляла. Но спустя время я пересмотрела взгляды на жизнь. Я была приятно удивлена, что мне нравится их чистота, искренность души, которую они в этом жестоком мире смогли пронести достойно. Да их жизни коротки, но они счастливо ее проживают, не растрачивая на подлости, лживости и предательства.

В какой-то момент произошел перелом в моем сознании и я поняла, четко осознала что ребята стали для меня настоящей семьей. Я полюбила их всем сердцем. Это новое чувство, родившееся в груди, тогда меня сильно напугало, ведь раньше я не замечала за собой переживания за кого-либо, участия и просто поддержки. И мне нравилось это новое, прежде неизвестное ощущение совершенно неведомых эмоций. Впервые я тогда поняла, что вот именно сейчас у меня началась новая жизнь пусть и с физическим недостатком. Я была счастливой… калекой, а рядом со мной находились верные друзья.

Новая семья изменила меня и даже сейчас, когда миру грозит полное уничтожение, они беспокоились обо мне, снова подарив шанс на спасение.

Димка с Матвеем ученые и давно раздумывали создать для меня что-то, что позволило бы мне снова встать на ноги. И им это удалось. Нано-импульсы (чипы) поддерживают мое тело изнутри, задавая каждому нерву определенный импульс, сковывая в тиски позвоночник, собирая его в первоначальный вид. Вот только у этого чуда был побочный эффект. И именно этот нюанс требовал доработки, на которую у нас не было времени. Когда нано-импульсы в работе, я ощущаю сильную боль и двигаться хоть и можно, но сложно. Боль проходит через все тело, но имелась и другая проблема. В активном состоянии нано-импульсы могут быть не больше двух недель, но этого времени должно быть достаточно, чтобы покинуть планету вместе с остальными счастливчиками, получившими свой именной билет. Остальным же нет места на спасательных кораблях, и они останутся здесь погибать. Мои друзья останутся погибать.