Стать последней (СИ), стр. 8

Я ничего не ответила.

Глава 6. Шаман

После завтрака Даара сразу взяла меня к себе. Обе мы весили немного, и ее конь без труда выдерживал такую ношу. Без седла ехать неудобно, а бесы только мягкую замшевую прокладку закидывали на круп. Но это дело привычки. Мы ехали рядом с Криитом, и потому я могла слышать их разговоры.

— Наат должен явиться сюда к концу лета. Он и возглавит наступление на столицу, — задумчиво сказал Криит.

— Плохо. Наат способен покорять только девичьи лона, а не города. Его третья жена очень красива, мог бы и побыть с ней подольше.

— Следи за языком, Даара. Он первый сын вождя.

— А то я не знаю! Тикийцы почти разгромили нас, благодаря этому первому сыну, который был больше занят выбором третьей жены, чем военной стратегией.

— Даара!

— Молчу, молчу, Криит. Но если бы вы с Ракиидом не успели, то сейчас бы Тикийское государство праздновало победу над Робессками.

— Ты вроде бы обещала молчать?

— Молчу! Слышишь же — молчу. Кто там?

Она указала вперед, я пригляделась. Какая-то женщина бежала от моря к линии леса. Возможно, ее спутники просто оказались быстрее — никого больше видно не было. Вряд ли она здесь одна… Из разоренных рыбацких деревень унесло ноги немало людей. Кто-то из них до сих пор остается поблизости: все же рыбный промысел им привычнее, с голоду умереть не даст.

Я же сжалась, пытаясь унять панику. На лошадях ее догонят быстро, стоит только Крииту махнуть рукой.

— Возможно, там есть поселение? — предположила Даара. — Сын вождя, может, обыскать заросли?

Вот он — тот самый момент, когда о себе начисто забываешь.

— Криит, — мой голос был сдавленным, но слова я старалась произносить отчетливо. — Отпусти ее… Добрыми духами молю, отпусти… Это ведь просто женщина! Она…

Криит посмотрел на меня удивленно. Но я радовалась и этому — несколько минут могут спасти бедняжке жизнь, поэтому нужно тянуть время.

— Торгуешься со мной, Тали?

— Не торгуюсь… Прошу…

— Как будто у тебя есть право просить, — он улыбнулся мягко, с непонятной иронией. — А торговаться может только тот, кому есть что предложить.

— Я… мне есть что предложить! — я даже подскочила, и от этого конь фыркнул. — Пусть эта женщина уйдет, а я сделаю то… чего ты от меня вчера хотел… Добровольно. И все остальное, что ты еще захочешь от меня …

Голос сбился, я покраснела и отвела взгляд. Криит и так должен понять мой намек, а говорить о настолько стыдной вещи вслух я бы не смогла. Криит посмотрел вдаль — женщина уже достигла первых деревьев, но ее до сих пор было видно. Кажется, ее бег замедлялся ношей — то ли пойманной рыбой, то ли младенцем в свертке. Снова повернулся ко мне:

— Ладно, Тали. Я согласен на эту сделку. Значит, все, что я еще захочу?.. — и рассмеялся.

— Да… и спасибо. Я не откажусь от своих слов.

Даара, будто точно понимая, о чем мы говорим, поддержала его звонким хохотом. Отряд пошел мимо. Криит оглядывался на Даару с улыбкой, и та никак не могла успокоиться.

Через некоторое время я отважилась спросить о причине ее веселья:

— Ну, что ты смеешься? Я знаю, что поступила правильно, но от твоего смеха мне становится стыдно.

— Красавица Тали! — ответила она. — Ты глупа, как морские крабы! Интересно, а на что вы торговались? Чтобы ты не пила отвар или призналась в вечной любви?

Значит, она была не в курсе подробностей. Хоть это радовало.

— Неважно. Но почему ты смеешься?

— Потому что ты до сих пор не поняла одной вещи — мы никогда не преследуем тех, кто бежит. Если человек решил бежать, то уже не воин. А мы воюем только с теми, кто берет в руки оружие и готов умереть… ради чего угодно. Ты в самом деле считаешь, что мы не догнали бы ни одной из тех повозок, что так спешили укатить?

Хотелось воскликнуть презрительно, но я сдержалась. В конце концов, Даара не лукавила — все женщины, которых они захватили, были как раз из тех, кто был готов умереть и не пытались бежать… Как отважная Ная. Да и уйти поселенцам удалось многим, раньше этот факт не казался странным. Все, кто бежит… Кроме одной!

— А я? Разве я не убегала?

Вопрос был странным, я понимала. Но та девушка вряд ли взяла в руки нож и смело шагнула навстречу врагам. Или я ошибаюсь? Криит тоже заинтересовался нашим разговором:

— Ты у нас об этом спрашиваешь? — я пожала плечами, поэтому он пояснил с тем же изумлением. — Убегала. Но не от нас, а к нам. И шаманка тебя сразу разглядела — берите, говорит, это лучшая жертва для огня, если хотим привлечь удачу на долгое время.

Даара продолжала посмеиваться над моей глупостью, а я задумалась. От кого могла убегать жрица храма, да в такой панике, что не разглядела еще более страшное впереди? Или она просто не знала, что бежит к врагу — это неудивительно, бесов у нас не любили раньше, но вряд ли боялись. Она могла просто не знать… Слабая запуганная девочка, которая была на самом деле глупа. Тут с Даарой не поспоришь. Но мысли о ней позволили отвлечься от обещания, которое я в пылу дала Крииту. Мне предстоит очень неприятная ночь… а он провел меня вокруг пальца.

Возле одного из поселений мы обнаружили лагерь — другой отряд бесов, но значительно меньше. Навстречу вышел мужчина в преклонном возрасте, однако годы не убавляли в нем зримой мощи. Поклонился Крииту:

— Приветствую, четвертый сын. Я искал тебя.

— Зачем?

Даара спешилась и обратилась к Крииту:

— Это капитан Моор с «Тадики».

Сын вождя кивнул.

— Приветствую, Моор. Где твой корабль?

— Оставил чуть дальше на востоке. Там и будет общий сбор. Первый сын вождя распорядился собирать все силы в одном месте. Мы подожгли в этом народе ярость, теперь можно наступать армией. А пока приказано ждать.

Криит спрыгнул с коня и ответил только:

— Хорошо. Тогда отдохнем тут, а завтра доберемся до места. Похоже, нам долго некуда будет спешить.

— Да, Криит, — мужчина снова коротко поклонился. — Прими под начало меня и шестьдесят моих людей.

— Принимаю.

А я до сих пор думала, что может возникнуть спор о власти. Не может: у бесов все строго определено. Все, кто ниже Криита, подчиняются Крииту. Сам же он передаст власть сыну, рожденному раньше. Я уже слыхала про каждого из них: Наат, Ракиид, Саан, а потом по праву рождения идет Криит. За каждым стоят свои воины, но больше всего власти у Наата — первого наследника Родобесских островов и захваченной Тикийской территории. И именно про него Даара так нелицеприятно отзывалась.

Наш отряд разбивал палатки рядом с лагерем Моора, кто-то углубился в лес для охоты, кто-то разводил костры, чтобы приготовить ужин. Криит с Моором долго разговаривали наедине. Я не думала о побеге: даже когда отходила по нужде, за мной непременно присматривала одна из женщин. В остальное время я будто была предоставлена сама себе, но если только рвану… Хотя… будь у меня прежние ноги охотницы в десятом поколении, то я могла бы попытаться. Предупредить остальных, а может, и самого императора, что тут затевается! Но придется ждать более подходящего момента.

Я сидела у костра рядом с Даарой и поглощала несоленую, но весьма сытную похлебку, когда к нам подошли Криит с Моором. А за их спинами я разглядела старика — такого древнего, что удивлял сам факт, что он самостоятельно стоит на ногах. Шкуры на бедрах, посох с младенческим черепом… Потупила взгляд, чтобы не выдать отвращения.

— Твоя женщина? Красивая, — с приятельской легкостью поинтересовался Моор.

И тут шаман вышел вперед, вылупился на меня и заскрипел:

— Жаль, что ты, Криит, ее успел взять. Такая жертва обеспечила бы нам удачу на год вперед! Хороша!

Похоже, что мне еще повезло. Я посмотрела в его белесые глазки и утонула в них, не могла оторвать взгляда. А он все причитал:

— Как жаль! Четвертый сын, разве ты не научен сдерживаться? Ведь опоздал-то я совсем ненамного. Почти еще чистая… может, все-таки попытаемся?