Стать последней (СИ), стр. 42

Ничего не происходило просто. И со временем проще не становилось. Порядки менялись медленно и далеко не всегда мирно. Криит был жесток, когда требовалось. Криит был бесстрашен — он вообще не понимал, почему должен бояться восстания помещиков или бунта спекулянтов. И потому Большая земля вынуждена была меняться, впервые оказавшись под руководством прямолинейного и не знакомого с политикой императора. Не удивлюсь, если очень скоро его отравят… но они не знают, что Криита такой мелочью не остановишь. Криит был беспощаден — даже со мной. Однажды он спокойно сказал, что престол унаследует наш первый сын, а мы, в других телах, можем оставаться при наших потомках советниками. Но если он вырастет ленивым или глупым, то Криит займет его место. И я знала, что рука у него не дрогнет. Криит из тех, кто ради принципов способен перешагнуть через себя.

Ничего не происходило просто, одни проблемы решались и тут же возникали новые, которые снова решались, чтобы уступить место очередным. А впереди нас ждало целое тысячелетие без войн. Когда-нибудь мы устанем, когда-нибудь не сможем продолжать, но через тысячу лет обязательно придут другие — мир должен меняться, миру нужны потрясения, чтобы выйти на новый уровень. Хотя бы раз в тысячу лет.