Допустимая погрешность некромантии (СИ), стр. 51

— Сын, я прошу единственного: не трогай слуг и дом моего старого друга.

— Нет, отец. Шакка должен умереть. А ты будешь жить долго и счастливо, если передашь корону мне.

— Передам! Но прошу о милосердии!

Эльрик успел прийти в себя и уже стоял рядом:

— И что? Позволишь себя убить, раз уж такую легенду развязала? И демона твоего прибьют! Как только он приблизится к магам, они сразу поймут! Хотя сейчас, конечно, и мысли такой не допускают…

— В том и дело, что не допускают. Подобного ведь никогда не было, чтобы демон на чьей-то стороне играл. А нам надо протянуть время. Ведь ты разбил амулет призыва? Нам только до его возвращения продержаться!

— Самым первым, Ольга. По всей видимости, господин Шакка где-то очень далеко… или мертв.

— Ну, тогда нам всем крышка.

Я улыбнулась ему, а потом догнала демона. Махнула стражникам, чтобы открывали ворота.

— Уважаемый законный наследник Единого Королевства! — заметила, который из первого ряда мужчин на этих словах осклабился, и обращалась теперь к нему, добавляя в каждую фразу киношного пафоса: — Я слишком стар для всего этого дерьма. Ведь ни для кого не секрет, что меня заботят только мои исследования?

— Не секрет, господин Шакка, — ответил Дирим. Он был очень похож на короля и выглядел его ровесником. — Но сейчас вы впутались в игру, которая никому из нас нужна не была.

— Так давай я впутаюсь в другую. Второй принц, неужели тебе не нужно долголетие отца? Ради чего ты воюешь, если не просидишь на троне и двадцати лет?

За его спиной люди зашептались, а сам Дирим растерялся. Да, непростой выбор: сместить отца под предлогом, что тот пошел против законов природы, и самому принять такой же дар. Я не собиралась упускать инициативу:

— Вы это потом промеж собой обсудите, но пока окончательно не решите, лучше меня не убивать.

Оказалось, что второй принц был не так глуп, как я рассчитывала:

— Что ты задумал, некромант? И как я могу тебе доверять после тех гнусностей, что ты творил?!

— И папу лучше не убивай, — я продолжала наглеть. Эльрик разбил амулет призыва давно, надо просто выиграть время. По моим прикидкам прошло уже часов пять. Ну, пусть два или три. Но нам уже с лихвой хватило. — Видишь ли, народ очень любит своего правителя. Дело ли начинать свое долгое и мудрое правление с акций протеста по всей стране?

— С чего?

— Мало книг ты читал, сынок.

— Что-то здесь не так! — крикнул один из магов. — Возьмите короля на прицел!

— Правильно, — я задвинула демона за свою широкую спину. — Возьмите нас обоих на прицел. О чем мы там говорили? Ах да, акции протеста по всей стране…

— Пусть он отречется от трона, и я не трону отца! — Дирим и сам понимал все мои аргументы.

— Конечно, отречется! — поддакнула я. — Несите папирус и королевскую печать. Пусть он письменно отречется.

— Нет! Отец! Если ты согласен, то тебе следует явиться в столицу…

— Правильно! — перебила я этого недоделанного дипломата. — Следует явиться в столицу и обратиться к людям лично! И на коронации пошире улыбаться, чтобы акции протеста остановить! И письменный отказ тоже не помешает. Несите папирус!

— Что нести? Шакка, ты изъясняешься все менее понятно!

Примерно в этом же бредовом русле и продолжался наш разговор. Демон, к счастью, предпочитал отмалчиваться, а я несла пургу с таким отчаяньем, как если бы от этого зависела моя жизнь. Она, в общем-то, и зависела. Я все ждала, когда же Марушка, которую отправили на башенку ждать появления Шакки, восторженно закричит, но та молчала. Потому я в очередной раз требовала бумагу, чтобы срочно заставить его величество отказаться от так надоевшей ему власти.

— Шакка, признайся честно, ты пьян?! — несмотря на то, что я успела разозлить далеко не только Дирима, в меня так и не выпустили ни одной стрелы. Вероятно, обещанная сделка все-таки зацепила.

Пора было использовать последнюю задумку — это как последний амулет об стену разбить.

— Давайте, ваше величество, примиритесь уже с сыном. Простите наследника и обнимите его: тогда каждый увидит, что никакой революции не было! Пусть все увидят!

Ёки вышел вперед и молча распахнул объятия. Дирим от неожиданности позволил себя обнять. Кто-то даже с облегчением начал улыбаться, словно именно на такой исход и рассчитывал. Ёки не выпускал принца, шепотом приговаривая какую-то отеческую муть и похлопывая по плечу. Только мне было видно, как глаза Дирима пустеют, но уже очень скоро это поймут и остальные.

Позади раздался вскрик Марушки, но я не успела облегченно выдохнуть, так как и впереди послышались голоса. Ну явился, наконец-то! Демон отпустил Дирима, тот осел на землю, что-то бессвязно бормоча, но люди за его спиной пока это не заметили. Они расступались, заинтересованные шумом. Девушка на огромном черном скакуне господина Шакки прорезала толпу. В центре Керин остановился, спрыгнул на землю и раскинул руки, как будто тоже собирался всех обнять. Улыбнулся мне и вдруг сказал:

— Здрасьте, приехали! Стоит мне ненадолго отлучиться, как тут бардак устроили.

Он, наверное, все время ждал подходящего момента, чтобы ввернуть так понравившуюся фразу. Но солдаты непонимающе разглядывали худощавую блондинку. Первым сообразил кто-то из магов и пустил струю синего огня. Керин отклонился и полоснул рукой по воздуху, рассекая чем-то невидимым ближайших к нему солдат. Этого движения хватило, чтобы и остальные его узнали. Кто-то побежал врассыпную, но маги собрались быстро.

Керин наклонил голову набок и проговорил отчетливо — моим звонким голосом:

— Здесь древнее кладбище. Неужели кто-то не знает?

После этого еще несколько магов сорвались с места, но остальные начали наступать, замыкая некроманта в плотный круг. Они еще не поняли, что воевать больше не за что — Дирим теперь даже связную речь вряд ли освоит. Но, возможно, они давно ждали повода, чтобы убрать Шакку.

Я отступила назад. Ёки жалобно посмотрел мне в глаза, и я кивнула. Он сразу же бросился к первому солдату, чтобы перекусить его эмоциями. Надо же, не сбежал, хотя вот прямо сейчас был отличный шанс! Похоже, демону и впрямь осточертело прятаться и охотиться, и он поставил на мое слово.

Но дальнейшее уже было жутким зрелищем. Керин что-то выкрикнул, а потом только отбивался от летящих в него огней. Но прямо передо мной земля зашевелилась, а потом из нее высунулась рука. Нет, только кости… Я замерла на миг, но когда сообразила, что повсюду почва заходила, и оттуда начали выползать скелеты, закричала и бросилась во двор. Такие сцены лучше наблюдать на экране или очень издалека. Ничего приятного, а уж зловоние вообще с ума сводило.

Эльрик, правда, смеялся облегченно. Да что уж там, ржал во всю глотку! Марушка наверху визжала. Слуги стояли полукругом и равнодушно ждали, когда все закончится. Но всем был понятен перевес сил. Некромант неспроста обосновался в этом месте и не зря говорил, что тут ему ничто не угрожает. Скелеты не падали ни от магического огня, ни от удара оружием. Даже разрубленные пополам, они умудрялись хвататься за руки и ноги кричавших от ужаса солдат, а потом проваливались вместе с ними под землю. Старинное кладбище с каждой секундой пополнялось все большим количеством трупов, а значит, и давало прирост силы некроманту. Кажется, и десяти минут не прошло, как вокруг никого из врагов не осталось. Повезло лишь тем, кто сбежал в самом начале.

Одежда на Керине была изорвана и прожжена, но к нам он шел уверенно. Кажется, тело Тайишки не пострадало. Я не стала себе отказывать и бросилась к нему. Просто от счастья, что сам жив и что мы живы! Но я не успела заключить его в объятия, потому что сзади раздался сухой и встревоженный крик короля:

— Где Софим?

— Жив он, ваше величество! — звонко ответил Керин. — Я оставил третьего принца в лесу, окружив огнем от гак, чтобы добраться сюда быстрее и не рисковать его жизнью. Дорб, запрягай, я объясню, где искать.

Глава 21

Дирим был жив. Король не выдержал и при первой возможности затащил сына во двор. А теперь обнимал его, гладил по голове и бросал укоризненные взгляды на демона. Интересно, а на какое разрешение конфликта он надеялся? Зато вопрос с престолонаследием Софима теперь улаживался сам собой: никто, даже самые ярые противники третьего принца, не захочет усадить на трон сумасшедшего. На Дирима в лесу напал ёки! С каждым подобное может случиться, ведь демонам безразличен статус и блестящие пуговицы. И хоть во дворце все знают настоящее положение дел, простому люду, который вообще был не в курсе планируемого переворота, и такое объяснение подойдет.